Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать

Есть ли жизнь после чемпионата мира

Ничто на земле не проходит бесследно – особенно чемпионат мира по футболу. Пока сторонники и противники проведения ЧМ-2018 в России спорят, благо это или тяжелая ноша, Sports.ru присмотрелся повнимательнее, чем обернулся мировой форум для других стран-организаторов.

Есть ли жизнь после чемпионата мира
Есть ли жизнь после чемпионата мира

Имидж – наше все

Футбольный чемпионат мира – одно из самых популярных мероприятий на планете, а значит – лучшую трибуну для страны-хозяйки сложно себе представить. Каждая из них стремится получить чемпионат, чтобы сказать на свой лад: «Я успешна – и, между прочим, не только в футболе».

Имиджевые результаты – самые важные для развивающихся стран. Сколько бы ни велось разговоров об инфраструктуре и непосредственном экономическом эффекте, элементарный вопрос «А почему вы раньше не чинили дороги и не строили аэропорты?» ставит все на свои места. Потому что тогда бы никто не узнал, что мы успешны. Впрочем, успешность каждый понимает по-своему: Италия с помощью чемпионата мира-1934 демонстрировала, как хорошо живется при Муссолини, а Испания в 1982 году свидетельствовала свое освобождение от режима Франко. В 2002 году Южная Корея и Япония давали понять, что теперь они и в этом наравне с планетой всей, а ЮАР-2010 – что жизнь в африканской стране можно наладить и без апартеида.

Италия с помощью чемпионата мира-1934 демонстрировала, как хорошо живется при Муссолини

Правда, не всем публичность идет на пользу. Пропагандистский трюк итальянских фашистов сорок лет спустя едва не провалился в Аргентине. Тамошняя военная хунта рассчитывала, что чемпионат мира-1978 позволит ей показать страну в лучшем свете. На деле оказалось, что с пронырливыми зарубежными журналистами работать гораздо сложнее, чем с запуганными местными. Выяснилось, что они пишут не про «национальное возрождение», а про политические репрессии, исчезновения и убийства оппозиционеров, провал экономических реформ. Аргентина, которую большинство людей мира до сих пор спокойно игнорировало, вдруг стала объектом пристального внимания. К радости – и, возможно, не без помощи – аргентинского руководства, в родных стенах «альбиселестес» стали чемпионами, подтвердив успешность и легитимность хунты если не для мирового сообщества, то хотя бы для собственных граждан.

Последнее прибежище патриотизма

Но чем больше и развитее экономика страны, тем менее ощутим эффект от проведения чемпионата мира. Да, приехали туристы и много потратили – но через месяц от них и их денег след простыл. Да, на строительстве инфраструктуры нашли работу сотни тысяч человек – но после этого им пришлось искать себе нового работодателя. А в развитых странах и строить-то особенно нечего, только обновить местами. Для Франции чемпионат мира 1998 года стал лишь большим народным праздником, после которого жизнь опять пошла тем же чередом, что и раньше. Почти тем же был ЧМ-2006 для Германии – за исключением двух существенных отличий.

Домашний чемпионат позволил немцам снять давний психологический комплекс

Во-первых, проведение чемпионата в родных стенах подстегнуло начатую годом ранее реформу футбольного образования. За неудачным ЧМ-1998 последовал провальный Евро-2000. Было очевидно, что бундестим нужна смена поколений, но заменить ветеранов было просто некем. Тем же летом Германия узнала, что станет хозяйкой ЧМ-2006. Времени оставалось немного, но для решительных и продуманных действий вполне достаточно. Каждый клуб первой и второй бундеслиги был обязан завести юношескую академию, а по всей стране открылись еще 120 центров подготовки молодых игроков. Кое-какие плоды этих решений были видны уже в 2006 году, а в полную силу они сыграли уже в 2010-м.

Во-вторых, домашний чемпионат позволил немцам снять давний психологический комплекс. Со времен окончания Второй мировой выражение симпатии к государственной символике – в первую очередь черно-красно-золотому флагу – воспринималось как нечто странное и постыдное. Но за несколько летних недель национальный флаг вдруг перестал быть табу для значительного числа жителей страны, а фраза «Я горжусь тем, что я немец» перестала вызвать подозрения в ультраправой ориентации. Чем закончится этот подъем духа, никто пока не знает, но одно бесспорно: «Вельтмайстершафт-2006» позволил немцам по-новому взглянуть на самих себя.

Турнир на вырост

Поднятие местного футбола всегда числится среди основных целей чемпионата мира. Но в некоторых случаях поднимать его приходится с совсем низкого уровня. Самым ярким примером того, как с его помощью можно возродить в стране уже было умерший футбол, стали США.

В начале 1980-х в стране профессиональный соккер в Штатах приказал долго жить. Переполненная невнятными легионерами и командами-однодневками Североамериканская футбольная лига (NASL) разонравилась местным зрителям и закрылась. Богатейшая страна мира с отличной инфраструктурой осталась неохваченной футболом. Чтобы вернуть стратегически важный рынок, ФИФА нужен был турнир, способный заново разжечь в американцах интерес к соккеру.

Теперь «неправильный» футбол в США чувствует себя гораздо увереннее

На следующих же выборах страны-хозяйки США получили право проведения ЧМ-1994. Главное условие – в стране должна опять появиться профессиональная лига. Созданная таким образом MLS смогла неплохо прокатиться на волне мундиаля. Правда, играть чемпионат мира было решено на уже существующих аренах, предназначенных для американского футбола. Бесспорная экономия средств вышла MLS боком уже через несколько лет: ажиотажный интерес иссяк, и зрители стали все хуже заполнять огромные стадионы, не рассчитанные на «европейский» футбол. Соккер опять становился спортом для небогатых латиносов и мог в очередной раз уйти со сцены, но вовремя подоспели реформы. Места футбольных пенсионеров первой волны MLS заняли местные воспитанники, заработали футбольные школы, а клубы стали потихоньку обзаводиться собственными soccer-specific stadiums вместимостью по 20-25 тысяч человек. Теперь «неправильный» футбол чувствует себя гораздо увереннее: рынок телетрансляций растет, за сборную перестало быть стыдно, а за доморощенными игроками все чаще охотятся европейские гранды.

Праздник, который всегда с тобой

Планировать, как пройдет чемпионат, – крайне сложное дело. Планировать его последствия – еще сложнее. Огромное количество неизвестных факторов нередко приводит к неприятным сюрпризам уже после того, как турнир заканчивается и радостные гости разъезжаются по домам. Такие неожиданности тем вероятнее, чем меньше у страны-хозяйки готово к чемпионату на момент подачи заявки.

Чемпионат мира в Японии и Южной Корее 2002 года оставил в наследство обеим странам легкое потепление в отношениях и по десятку новых и реконструированных стадионов. Некоторые из них строились для уже существующих клубов, другие должны были быть заняты заново созданными командами или командами из других городов. Денег не жалели, строили на совесть – в одной только Стране восходящего солнца потратили около 4,5 миллиардов долларов. Сегодня восемь из десяти японских арен приносят убытки от 2 до 6 миллионов долларов в год. Стадион – это почти всегда муниципальная собственность, поэтому убытки покрываются из кармана местной общины. Месяц радости обернулся для налогоплательщиков ежегодными тратами вне зависимости от того, любят ли они футбол вообще.

Спустя всего восемь лет Япония и Южная Корея снова стоят в очереди на чемпионат мира

И все это при том, что руководство стадионов всячески пытается заработать на них хоть что-нибудь: продает права на названия, проводит легкоатлетические, бейсбольные и лыжные соревнования, автогонки и концерты. Красавец-стадион «Мияги» стоимостью 565 миллионов долларов так и остался ничейным и вынужден предлагать в качестве услуги даже проведение свадеб. Хуже всего тем, кто по новейшей моде построил стадион без беговых дорожек, – возможности подзаработать у них существенно меньше.

Кстати, та же история, скорее всего, повторится в ЮАР. В Нелспрейте и Полокване, где были построены арены для ЧМ-2010, нет соответствующих им клубов. А в Кейптауне решили не реконструировать культовый для местной публики «Атлон» – уж больно неприглядные трущобы его окружают. Вместо этого был с нуля построен стадион «Грин Пойнт» – большой, эффектный, в хорошем белом районе. Теперь в городе есть два стадиона, на 30 и на 55 тысяч человек, но кто будет наполнять их оба, если средняя посещаемость матчей местного первенства – 8 тысяч?

Неудивительно, что спустя всего восемь лет Япония и Южная Корея снова стоят в очереди на чемпионат мира – теперь уже 2022 года. Ни тем, ни другим его практически гарантировано не дадут, но другого выхода у них попросту нет. А вдруг выгорит? Ну а если не выгорит, есть еще Азиады, Универсиады, чемпионаты мира по регби и легкой атлетике... В общем, построив красивые современные стадионы, не спешите расслабляться – теперь вам предстоит постоянный поиск мероприятий, которыми эти стадионы можно занять.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы