Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Паскаль Менди: «В белорусском ночном клубе дрался один на один. Потом этот парень побежал за друзьями»

Кирилл Благов поговорил с бывшим защитником «Динамо» о премиальных в Москве, агрессии в Петербурге, бананах, драках и Владимире Бесчастных.

В середине нулевых Паскаль Менди отыграл полсотни матчей за московское «Динамо». Дебютный сезон сенегальца начался с того, что неподалеку от Петровского парка трое неизвестных избили его и отняли сумку с формой. На следующий день Менди просил руководство купить ему билет на родину, но в ответ получил машину с телохранителем, успокоился и остался в России.

Последние три года Менди живет, играет в футбол и становится героем не менее резонансных историй в Беларуси.

– Больше всего меня шокировала ситуация в матче с «Шахтером», – вспоминает Менди. – Понимаешь, это случилось прямо на футбольном поле. Мы боролись за мяч, и тут их игрок отталкивает меня и говорит: «Не трогай меня, черная обезьяна». Что это такое? Но это еще не все. Матч закончился, и тут этот же игрок вместе с одним из своих партнеров догоняет меня и продолжает травить: «Что, черный, проиграли?» Я отмахнулся и получил за это красную карточку, а этих двоих судья не наказал.

Ребята из команды меня поддержали, они тоже были шокированы и понимали, что мне неприятна эта ситуация. Они говорили: «Не обращай внимания, ты нам нравишься, мы любим тебя, для нас все люди равны, цвет кожи не имеет значения». Когда в этом году мы снова играли с «Шахтером», я отказался пожать руку тому парню. Я разочарован, и до сих пор не могу понять, зачем он так поступил.

У нас в Африке уважают всех людей, цвет кожи не может влиять на отношение к человеку. Мне бы даже в голову не пришло оскорблять человека просто из-за того, что у него другой цвет кожи. Поверь, в моей жизни есть вещи, которые гораздо интереснее всего этого. Расизм – для глупых людей.

- Помните, как оказались в «Динамо»?

– Я был дома в Сенегале, когда мне позвонил знакомый агент и сказал: «Будь готов, есть возможность попробовать себя в России». Сначала мы поехали в Турцию – там «Динамо» готовилось к сезону – я понравился тренеру, и меня взяли в команду.

- Самый удивительный человек, которого вы встречали в «Динамо»?

– Для меня это первый тренер, Прокопенко. Очень хороший человек, здорово помог мне, когда я только привыкал ко всему в России. Когда ты только приходишь в новую команду, тебе нужна поддержка и доверие, Прокопенко это понимал – благодаря ему, я смог быстро адаптироваться.

«Когда я произнес слова, которые слышал от Бесчастных, мой друг сказал: «Никогда больше это не повторяй»

- При вас в «Динамо» сменилось восемь тренеров – кто, кроме Прокопенко, запомнился больше всего?

– С Гржебиком все было как-то странно, мы практически не общались. Потом пришел Бондаренко – хороший тренер, он долго работал в Африке, и это о многом говорит. Бондаренко умел хорошо мотивировать, всегда находил нужные слова – в них не было ничего особенного, но все равно приятно, когда тренер говорит, что ты лучший, и всерьез рассчитывает на тебя. После него пришел Романцев. Я знаю, что он многого добился в России, но вряд ли удивлю каким-то необычным рассказом о нем. Наверное, если бы я тогда хоть немного знал русский, со мной было бы интереснее говорить об этом.

- Когда вы начали понимать первые слова на русском?

– Когда в команду пришел Бесчастных. Он был одним из самых веселых ребят, которых я видел в «Динамо» – шутил на тренировках и постоянно что-то говорил. Какие-то слова он повторял очень часто, и я стал их запоминать. Как-то раз я решил удивить своего приятеля из Сенегала, который давно жил в России, и при встрече произнес слова, которые слышал от Бесчастных. Думал, он будет впечатлен тем, что я начал говорить на русском, но первое, что он сказал: «О, мой бог, никогда больше это не повторяй».

- Против какого нападающего в России играть было сложнее всего?

– Пожалуй, я назову человека, с которым играл в одной команде – Огнен Короман. Просто против него мне приходилось играть гораздо чаще, чем против нападающих из других команд – на тренировках чувствовалось, что он очень хороший нападающий.

- Чем вас больше всего удивила Россия?

– Мы собирались ехать играть с «Зенитом» в Санкт-Петербург, и незадолго до этого я узнал, что там был убит студент из Сенегала. Я был потрясен. До этого мне рассказывали, что Петербург агрессивный город, и я старался не высовываться из отеля, когда мы приезжали туда играть, но кто же мог подумать, что все окажется настолько серьезно.

- Если бы «Зенит» предложил вам контракт, согласились бы переехать в Петербург?

– А почему нет? В конце концов, на тренировках и во время матчей футболисты в безопасности, а после просто сразу шел бы домой. На самом деле я довольно быстро убедился в том, что Россия – не самая дружелюбная страна для ребят вроде меня. Поэтому и в Москве практически все свободное время я проводил дома, после тренировки – сразу домой, после игры – точно так же.

«Я довольно быстро убедился в том, что Россия – не самая дружелюбная страна для ребят вроде меня»

- Гарри О’Коннор рассказывал, что его постоянно хотели обмануть – то таксисты, то полицейские. Сталкивались ли вы с подобными проблемами?

– Иногда меня останавливали полицейские, чтобы проверить документы. Ничего особенного – некоторые даже узнавали меня, когда видели имя: «О, Паскаль, нет вопросов, можешь идти». А машину в Москве я никогда не водил, так что на дорогах проблем тоже не было.

- Еще О’Коннора удивил размером премиальных, которые платили в России. Самая большая сумма, которую получали вы?

– Странно, что он был удивлен, обычно же все понимают, что футболисты в России хорошо зарабатывают. Помню, нам как-то заплатили по 10 тысяч долларов за победу над «Сатурном».

- Почему после «Динамо» вы решили поехать в Литву? Были еще какие-нибудь варианты?

– Еще был вариант с «Хартс», но агент, с которым я тогда работал, сказал, что для меня будет лучше перейти в «Каунас». Так и вышло – это были хорошие времена для меня.

- Чем именно запомнился «Каунас»?

– У нас в составе было много ребят-легионеров, и вместе мы были большой дружной компанией. Боулинг, рестораны, мы практически все свободное время проводили вместе, и это было очень весело. Возможно, это было как раз то, чего мне все время не хватало в России. Но, где бы ты ни оказался, всегда остаются и не самые лучшие воспоминания. Однажды во время матча в Литве я тоже столкнулся с расизмом – болельщики показывали мне банан и постоянно издавали одни и те же звуки: у-у-у. Но тогда я не стал на это реагировать, просто продолжал играть в футбол, а потом сразу пошел в раздевалку, чтобы остыть и успокоиться в душе. Мне было обидно, но я понимал, что все равно ничего не смогу сделать.

- Почему Жозе Коусейру проработал в «Каунасе» всего несколько месяцев?

– Жозе – хороший тренер. Он много общается с футболистами, постоянно шутит, на его лице всегда улыбка – очень позитивный человек. Почему его уволили так быстро, я не понял. Уверен, всем нравилось с ним работать.

- Матч в составе «Каунаса», который вы вспоминаете до сих пор?

– Это была квалификация Лиги чемпионов, и мы попали на «Рейнджерс». Я был потрясен, когда оказался на стадионе в Глазго. Это непередаваемые ощущения, когда ты выходишь из раздевалки и видишь переполненный стадион, болельщики там не умолкают все девяносто минут, бешеная энергетика. Прежде я никогда такого не видел. Да, в России стадион может заполниться на матчах ЦСКА – «Спартак» или «Спартак» – «Зенит», но по атмосфере это не сравнится с Шотландией.

«Болельщики в Литве показывали мне банан и постоянно издавали одни и те же звуки: у-у-у»

- Вы уже третий год живете в Беларуси, какое впечатление на вас производит эта страна?

– Мне нравится, Минск и Брест – отличные города. «Торпедо» уже третья моя команда, но я не могу сказать, что в двух предыдущих меня что-то не устраивало. Даже в «Партизане» мне нравилось, хоть команда в тот год и вылетела в первую лигу. А в Жодино, например, я пересекся с Сергеем Гуренко, против которого играл еще в России – уверен, из него получится хороший тренер.

- Проблем с тем, чем занять свободное время, не возникает?

– Нет, время от времени я встречаюсь с другими ребятами из Африки, которые играют здесь. Можем пойти в ресторан или приготовить что-нибудь национальное прямо дома. Иногда могу выбраться в клуб потанцевать, иногда меня зовут куда-нибудь партнеры по команде. Никаких проблем, мне не нужно сидеть дома, опасаясь за свое здоровье, хотя неприятности здесь тоже случались.

- Например?

– Когда я играл в Бресте, одноклубник пригласил команду на банкет. Дело было в одном из клубов, и ко мне привязался какой-то парень, я дал понять, что мне это неприятно, он предложил выйти и решить проблему один на один. Окей, никаких проблем – мы вышли и начали драться.

- Чем все закончилось?

– Ему досталось – я же в хорошей форме. Потом он побежал за своими друзьями и предлагал продолжить драку, уже против меня и моих друзей. Я сказал, что так не пойдет, мы же изначально договаривались решить все один на один. Надеюсь, эта история его чему-нибудь научит.

Андрей Пятов: «В нас кидали камни, а рядом стояли милиционеры и плевали под ноги»

Иван Старков: «Филатов говорил, кого ставить в состав? Да, так и было»

Фото: torpedo-belaz.by, saturn-fc.ru, REUTERS/David Moir

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы