26 августа 2015 14:00
18 мне уже
18 мне уже

Блог Владислава Воронина

Теги Кубок России РФС Шахтер Пешелань

«Как, нахер, можно на этом огороде играть?» Очень маленький сельский клуб шумит в Кубке России

Владислав Воронин съездил в Пешелань, где два человека выводят любительский клуб в 1/32 Кубка России и воюют с РФС.

Любительский клуб «Шахтер» из маленького поселка Пешелань в Нижегородской области гремит в Кубке России. Команда, которая играет в чемпионате области и создана на базе гипсового завода, прорвалась в 1/32 финала и должна дома принимать ярославский «Шинник». Но из-за отсутствия нужных сертификатов РФС запрещает проводить важный матч в поселке с населением 2000 человек. Игра должна пройти завтра, но ни об отмене, ни о ее переносе пока не сообщалось – РФС до сих пор принимает решение. При этом в самом «Шахтере» работают всего два человека. Чтобы понять, как можно выживать в таких условиях, Владислав Воронин съездил в Пешелань.

***

В середине дня главный тренер и одновременно директор пешеланского «Шахтера» Андрей Плаксин отправился работать в поле. Докурил сигарету, взял лопату – и пошел выкорчевывать сорняки, которые взошли на газоне между обычными футбольными травинками. Его помощник Сергей Шкилев, он же начальник команды, к тому моменту уже пару часов стриг газон с помощью ручной косилки: медленно, метр за метром, проводил ее по полю, раз в пять минут бегал вытряхивать бак, заполнившийся землей и лишней травой, потом продвигал аппарат на несколько сантиметров в сторону и снова шел косить. Под глазами Сергея вскоре появились темно-зеленые пятна, издалека похожие на синяки: иногда над полем поднималась пыль, и в лицо летела травяная крошка.

Плаксин и Шкилев работают в «Шахтере» одни. На них в клубе держится все: от тренировок и аналитической работы до организации выездов и приема судей и других команд, от бумажной работы и финансов до обслуживания стадиона и ухода за газоном – и в этом списке наверняка что-то забыто. Денег на отдельного агронома или помощника у клуба нет.

Последние дни «Шахтер» вообще живет в каком-то бреду. В понедельник утром Плаксин получил факс из РФС, который можно пересказать так: у вас нет соответствующего стадиона, вы не нашли замену, срываете матч Кубка России, и если ничего не изменится, вас не только снимут, но и могут дисквалифицировать на следующий сезон. Через несколько часов все поменялось. Спокойствие рабочего дня разорвал звонок сверху: оказалось, что министр спорта Нижегородской области Сергей Панов (тот самый баскетболист) заглянул к Никите Симоняну, и РФС задумался о смягчении позиции. Чиновники тут же зашуршали документами, заговорили, что могут прислать в Пешелань повторную комиссию – и обоим сотрудникам «Шахтера» понадобилось в спешке приводить арену в порядок. Косить вручную, например, пришлось, потому что на специальном тракторе для покоса сломались ремни, а ремонт закончится только через сутки.

– Ну ничего, сейчас заколбасим за пять-шесть часов, – философски сказал Плаксин.

Так помощник отправился косить. Сам главный тренер одновременно с выкорчевыванием неприглядных сорняков занимался поливом: вытащил длинный-длинный пожарный шланг, на который установлены несколько распылителей воды, и периодически двигал его по полю, чтобы вода распределялась равномерно. В это же время на дальней половине газона трудились восемь сотрудниц гипсового завода, который содержит «Шахтер» – собственно, стадион находится на его территории, в паре десятков метров от главного входа. Женщины вырывали одуванчики.

– Откуда тут могли взяться одуванчики?

– У нас за воротами, за забором, разводили ослов, баранов, козлов, – рассказывает Плаксин. – Сейчас их убрали, но оттуда все с ветром приносило к нам, а здесь уже плодилось. Работников же своих нет, чтобы постоянно это убирать, я сам по пять ведер собираю.

Одуванчики на поле в итоге добили руководителя департамента профессионального футбола РФС Сергея Куликова, который проверял стадион на прошлой неделе.

– У Куликова настроение было какими-то наплывами, – рассказывает пресс-атташе «Шахтера» Алексей Лимин. – Сначала говорил: «Да, мужики, понимаю, что хочется сыграть». Потом прошелся по полю, увидел желтенький одуванчик. И такой: «Да как, нахер, можно на этом огороде играть?» Еще походил, кочки попинал, сказал, что нельзя так, вспомнил историю, как приезжал в Ростов с инспекцией. Сказал, что там не допустили, хотя и губернатор обступал ему пятки, все его просили, но он отказался. Как мог старался сдерживаться, хотя все равно срывался на мат. Никого не оскорблял, просто от эмоций.

***

Стадион в Пешелани очень скромный: на трех центральных трибунах можно разместить всего 520 человек. С одной стороны к стадиону примыкает сельскохозяйственная территория, где раньше разводили ослов, с другой – гостиница и кафе, из которого пахнет свежими пирожками, справа, за забором, стоит гипсовый завод. С четвертой стороны размещено белое одноэтажное здание – единственное помещение стадиона. Здесь все: обе раздевалки, туалет, душевые, судейская – она же кабинет директора и главного тренера «Шахтера» (когда проходят матчи, все лишнее выносят, и там сидят судьи, по окончании все возвращают – и туда снова садится Плаксин).

В хозяйской раздевалке висит плазменный телевизор, чтобы в минуты отдыха тренеры могли посмотреть чемпионат мира по легкой атлетике или хоккей. На стенах – фотографии «Шахтера» последних десяти лет: в 2005-м играли в желто-оранжевой форме «Алании», потом кучи кубков, медалей. На полу – фишки, 10 новых мячей, раскиданы бутсы. В гостевой раздевалке есть массажный стол, магнитный планшет для тактического анализа, кондиционер, 18 стульев – в целом все довольно прилично.

Чуть в стороне – три умывальника, две душевые, рассчитанные на двух человек каждая, стиральная машина и один туалет, в котором скотчем к стене прицеплена бумажка А4 с текстом «Посещая это заведение, получая облегчение, не забудь, мужчина, за собой смыть». РФС при проверке не устроило количество туалетов и душевых, но на самом деле в Пешелани просто некуда поставить дополнительные. Места нет.

– Мы были готовы поставить перегородку, чтобы все 4 душа, туалет и умывальники были на стороне «Шинника», а наши бы как-нибудь помылись в той же гостинице, например. Но РФС это не устроило, – рассказывает Плаксин.

– Куликов сказал, что это несерьезно, что надо все достраивать: тут вот нужно тренерскую, тут нужен второй этаж, душ, нормальные раздевалки, судейские, инспекторские, – отмечает пресс-атташе «Шахтера». – С его слов, если региональные власти закрыли на это глаза, то РФС уже не закроет. Он сказал, что решение, в принципе, уже было принято и что он приехал, чтобы просто убедиться, что матч тут проводить нельзя.

***

В кабинете директора «Шахтера» – 18 дипломов за различные успехи с командой, в центре – большое фото триумфального 2012 года, когда пешеланский клуб выиграл четыре турнира из пяти возможных. Под стеной почета стоит маленький бежевый диван с двумя подушками и холодильник – они остались еще с тех пор, когда Плаксин постоянно жил на стадионе.

– Я жил практически четыре года в этом кабинете по семейным обстоятельствам. Самое напряженное время – 2010 год. Тогда была страшная засуха, бушевали пожары в Нижегородской области. Мы практически спасали поле, всегда был ночной полив. Жара стояла просто необыкновенная. Заводил будильник через каждые полтора часа, выходил ночью, включал освещение, воду – и поливал газон. Ночь, темно, открытое небо, звезды, ты включаешь воду и поливаешь газон под освещением – романтика! Заливал одно место, переносил шланг в другое. Зато когда везде в округе была сухая трава – у меня здесь был оазис.

Сейчас Плаксин не живет на стадионе, но времени проводит здесь все равно очень много: приезжать старается к восьми утра, домой получается уйти только в восемь или девять вечера. Работы слишком много: например, в понедельник, перед заботами с полем, он заказывал автобус в закрытый город Саров, где занимаются ядерным оружием – даже на матч туда можно попасть только по специальным спискам. Два раза в неделю он дополнительно тренирует детей – группу мальчиков 7-9 лет, занятия идут около полутора часов.

– Мы минимизируем затраты, – объясняет Плаксин. – Если возьмем в административный штаб нового человека, то лишим себя одного футболиста, потому что дополнительных денег нет, берем двоих – остаемся с 13 футболистами. Впятером будем работать – останется у нас 12 футболистов. Поэтому приходится много функций совмещать.

***

Помощник главного тренера «Шахтера» Сергей вернулся в раздевалку после стрижки газона через пять часов. Сел на маленький стул, выдохнул.

– Стрижка так всегда и занимает пять часов, еще покраска, нанесение линий – столько же, – объясняет Шкилев. – Здесь есть заводской агроном, в принципе, на нем все озеленение, но нашим полем он не занимается. Он посмотрел как-то на него, глаза закрыл и ушел. Помощи как таковой никакой. Он сказал, что нужно поливать, и все.

Сергей работает в «Шахтере» уже семь лет. Сначала был просто игроком, потом закрепил отношения с Плаксиным и стал его помощником: делать все в одиночку было невыносимо. Сейчас Шкилев работает и тренером, и начальником команды, и футболистом: иногда может выйти на замену (ему 37 лет), раз в неделю играет за вторую команду «Шахтера».

– Просыпаюсь в пять утра, в 07:30 на работе, вернуться могу в девять, половине десятого. Я еще капитан дубля, поэтому получается без выходных: команда играет в субботу, дубль – в воскресенье. Время остается только на трехлетнего сына: поцеловать его перед сном, чуть-чуть поиграть с ним в футбол. Просыпаясь утром, говорю ему «пока». Когда я уезжаю, он еще в садик не идет, его супруга отправляет в сад. Вот все мое время.

***

Тренировки в «Шахтере» сейчас проходят без четкого графика. Вся команда собирается только накануне матчей два раза в неделю и проводит предыгровые занятия. В остальное время футболисты разъезжаются по домам и работают по индивидуальным заданиям, на стадион регулярно заглядывают только несколько человек, которые живут поблизости. Как говорят тренеры, когда к концу чемпионата игроки друг другу надоедают, команду надо немного отпускать, чтобы она взбодрилась.

– Кому-то ехать 130 километров до Пешелани, кому-то – 150, кому-то – 200. Вблизи живут 3-4 человека. Команда возрастная, ее сложно собирать с учетом переездов. Дорога – это большая нагрузка, а восстановления профессионального как такового нет, медицинского обслуживания особого – тоже, баз каких-то для реабилитации – тоже, – рассуждает Сергей Шкилев.

Из-за такого свободного графика футболисты могут искать себе вторую работу. Например, Илья Егоров работает тренером в физкультурно-оздоровительном комплексе в соседнем поселке Шатки. Он ведет три возрастные группы (1998/99, 2000/01 и 2001/02) – постоянно вывозит их на игры и соревнования, поэтому приезжает на тренировки не всегда.

Форвард Алексей Заболотный вообще с 2002 года руководит фирмой, которая занимается пассажирскими и грузовыми перевозками. В 2001 году он считался большим талантом и мог перейти в «Крылья Советов». Успешно прошел просмотр, был подготовлен контракт, но на медобследовании неожиданно выявили проблемы со здоровьем. Тогда Алексей понял, что надо заканчивать профессиональную карьеру и искать другие способы заработка. Он перешел на любительский уровень и вот уже 10 лет пылит в «Шахтере».

– Я в основном просто контролирую эту работу и подменяю водителей, когда они не могут выйти. Это моя фирма, она работает в Нижегородской области уже 13 лет, все это время совмещаю эту деятельность с футболом. Работать начинаю с шести-семи утра, потом тренируюсь, потом часов до двенадцати работаем каждый день. В провинциальных городках бизнес особо не растет с течением времени, просто главное – чтобы держалось на месте.

– А как же выездные матчи? Надо контролировать бизнес.

– У нас все уже отлажено, в выходные бизнесом занимается жена.

– Заболотного просто бог наградил талантом, – отмечает Плаксин. – Бывало, что у нас по уровню футболисты не подходили под турнирную задачу, он мог большую часть времени не тренироваться, мог недопонимать партнеров, а все равно забивал. Мне помощник как-то в перерыве сказал: «7 раз он принял мяч, 7 раз потерял при обводке соперника». Я ответил: «Ты чего мне дал статистику? Он забил два за тайм, ты мне что хочешь говори».

***

Плаксин пришел в пешеланский «Шахтер» в 2003 году. Заканчивая карьеру футболиста в Клину, он занялся бизнесом: открыл фирму по установке металлических дверей. Потом, используя связи, наработанные по ходу карьеры (играл за арзамасское «Торпедо»), открыл дело в Нижегородской области. Как-то узнал, что неподалеку возрождают команду «Шахтер» – и пришел в нее в 2003 году как играющий тренер. В 2005-м стал главным.

– Мы начинали со второй лиги областного чемпионата. У нас играли ребята с завода, состав состоял из них процентов на 50. Потом, когда поднялись в первую лигу, пошел немного другой уровень: пришли игроки из арзамасского футбола, 4-5 нижегородских футболистов.

С тех пор «Шахтер» поменялся полностью. На стадионе вместо деревянных лавочек установили нормальные пластиковые сидения в цветах российского флага. Поле раньше могло состоять из потрескавшихся глиняных участков, кое-где проглядывал бетон – Плаксин сам изучал, как смешивать семена, использовать химические добавки, и теперь тут более-менее сносный газон. В 2003-м у игроков не было никакой зарплаты – только бонусы по итогам сезона в размере 9 тысяч рублей. Сейчас средний оклад игрока – 17 тысяч рублей плюс премии за победы. Заводских футболистов в «Шахтере», правда, совсем не осталось: Плаксин отбирает состав строго, в свое время отчислил даже бывшего чемпиона Евро-2006 среди юношей Евгения Коротаева.

– Никто из наших на предприятии не работает. В начале года брали одного молодого человека – Ивана Ионова. Он реально шахтер, тренировался, пытался. И один парень 1993 года рождения, сейчас доучивается, летом работал на предприятии. С начала года они были с нами, но уровень подготовки гораздо ниже. Мы от них не отказались, кто-то из них все равно приходит, в тренировках участвует.

По сути, единственное, что осталось в «Шахтере» с 2003 года – необычные размеры поля. Оно короче и уже стандартного – 60 на 98 метров вместо положенных 64-66 х 100-105 – и по этому параметру тоже не годится для проведения статусных соревнований вроде Кубка России.

– Стадион строили своими силами, на тот момент было куплено именно столько земли. Потом выкупили дополнительное место, но надо понимать, что любое расширение тоже встанет бюджету в копеечку, – объясняет пресс-атташе Алексей Лимин.

– Ворота-то я могу еще отодвинуть, будут нужные метры в длину, но в ширину – никак, у меня просто сразу трибуны начинаются, – разводит руками Плаксин.

В последний раз поле на стадионе в Пешелани ремонтировали в 2009 году, поэтому сейчас где-то есть неровности, не везде травяной покров однородный. Но исправить это сейчас нельзя: банально не хватает денег.

***

Лучший момент в истории «Шахтера» – 2012 год. Команда выиграла чемпионат России среди любителей, третью лигу в зоне «Поволжье» и Кубок и Суперкубок Нижегородской области. По такому случаю в честь тренера Плаксина назвали стадион: когда «Шахтер» вернулся из Ижевска с последнего выездного матча в сезоне, над входом уже висела новая табличка.

После успешного 2012-го «Шахтер» мог бы заявиться во второй дивизион и начать путь в профессиональном футболе, но в Пешелани не было ни финансов, ни инфраструктуры, чтобы потянуть нормы регламента. Поэтому так и остались буксовать на любительском уровне.

– Был в РФС, познакомился с документами, которые необходимы для создания профессионального клуба. Критерии очень серьезные, и я прекрасно понимаю, что для развития бюджет, который у нас тогда был (12 миллионов рублей), надо было увеличивать примерно в три раза, – рассказывает Плаксин. – Должна быть детско-юношеская школа, необходимо лицензирование стадиона, увеличение количества посадочных мест, небольшое изменение конструкции самого стадиона. Не раз были попытки добиться, чтобы помощь исходила не только от нашего предприятия, а еще и от руководителей города и района, которые должны были все-таки помочь в создании клуба. Но район не так богат, не так много предприятий, которые зарабатывают достаточно денег.

Разочарованный отсутствием помощи от чиновников, Плаксин после успешного сезона написал крайне эмоциональный текст в нижегородское издание «Футбол-Хоккей». Тренер настаивал на том, что чиновники просто не заботятся о развитии спорта.

– Никакой реакции не последовало, мне никто не звонил, – вспоминает Плаксин. – Но как город относится к спорту – можете посмотреть на примере стадионов в Арзамасе. 25 лет прошло с моего первого приезда в город, а практически ничего не изменилось: те же самые деревянные лавочки, то же самое поле, которое с натяжкой на тройку пойдет. В результате такого отношения стадион «Торпедо», думаю, совсем рухнуть может скоро. Сколько попыток привлечь внимание ни делалось – мы никогда не находили ответной реакции. Нас даже с успехами 2012 года не поздравили. Начиная с 2010 года как будто не существует команды «Шахтер», со спорткомитетом связаться порой бывает сложно, нет доверительных отношений.

Я приехал на стадион «Торпедо» в Арзамасе в семь утра. На въездных воротах висели пожелтевшие афиши прошлых лет, развалившиеся трибуны встречали ржавчиной и проросшей посреди асфальта травой. По газону уже бодро вышагивал дед Валентин – сотрудник стадиона с двадцатилетним стажем. Он наносил разметку машинкой, сохранившейся со времен подъема местного «Торпедо» в девяностых годах.

– Ну а кому футбол тут нужен? – усмехнулся он, когда я спросил, почему вокруг так печально. – Ты посмотри на хоккейную коробку рядом. Одна груда железа, скоро упадет. А стадион, возможно, тоже хотят, чтобы упал, тогда смогут построить торговый центр. Тут сейчас только юноши играют.

Играть в Арзамасе пешеланский «Шахтер» не может: во-первых, стадионы тоже не сертифицированы, во-вторых, они ничем не лучше родного. Ехать куда-то дальше 11 километров клуб не может из-за недостатка денег: на текущем счету в Сбербанке осталось всего 15 тысяч рублей.

– Я узнавал по Нижнему Новгороду. Со всеми арендами выйдет порядка 200-250 тысяч рублей, – говорит Плаксин. – Сюда входят: оплата расходов на судейство, проезд, проживание, питание, аренда стадиона. Плюс необходимо согласование с полицией, пожарными, медицинскими службами. Сейчас у нас этих денег нет, это непозволительная роскошь. Мы сейчас обычный любительский футбольный клуб, для которого эти деньги реально очень большие.

– «Шинник» говорит, что они звали вас в Ярославль.

– Да, они готовы были взять на себя расходы только по стадиону. Дорога, питание, проживание – все наше, все равно что проводить матч в другом городе области. А денег нет.

– Вы вообще понимаете главную претензию РФС?

– Главная – уровень ФНЛ требует стадион не ниже второй категории, а у нас – пятая. Понимаю, что бюджеты клубов в ФНЛ гораздо выше, чем во второй лиге. Предъявляются совершенно другие требования. В РФС хотят более комфортных условий для команд. Если к нам приезжают команды областные и где-то в какой-то степени нам завидуют, потому что у нас естественное поле, нормальные раздевалки, нормальные душевые, чистенько, не сказать, что все обшарпанное, то для ФНЛ требуются более серьезные условия. Другое дело, что нас уже допустили до Кубка России в этом сезоне, мы проводили матч 1/128 финала на этом стадионе. Если уже разрешили, то зачем отходить от этого?

Билеты на матчи «Шахтера» завод выдает бесплатно – как часть социальной программы. Автобусы для 30-40 болельщиков на выездные игры тоже выделяют без всякой доплаты.

– На матч 1/128 финала Кубка России к нам приезжали болельщики из соседних районов. Попали все желающие: кто успел – сел, кто не успел – стоял за воротами. Было точно больше 500 человек. Мы недавно поменяли логотип, потому что уж очень сильно старый был похож на эмблему донецкого «Шахтера». С новым логотипом появилась атрибутика: сделали флаги, хотим сделать фанатский барабан. Завод покупал флаги на свои деньги, просто свободно выдавали их болельщикам.


На фото: стадион Торпедо в Арзамасе

***

Сейчас «Шахтер» снова играет только в чемпионате Нижегородской области, на участие в третьем дивизионе просто не хватает денег. Бюджет снизили из-за кризиса: финансы выделяет только завод, а у него стали закупать меньше строительной продукции.

– Сельская жизнь другая, – отмечает Плаксин. – Люди работают на заводе, а потом посвящают время своему огороду. У многих есть те же куры. Времени на матчи иногда просто не остается. Мой хороший друг водит сына в детскую футбольную группу. Он работает в шахте крепильщиком, после основной работы весной сажает, летом – обрабатывает, осенью – собирает урожай, ему просто некогда сходить на футбол. Идет борьба за урожай, который поможет прокормить семью.

И вряд ли это когда-то изменится.

Фото: vk.com/shahtar_peshelan

РЕЙТИНГ +1605

    Свежие записи в блоге

    28 сентября 18:04
    Тренер сборной Англии уволен из-за журналистов. Что творится?

    19 сентября 08:55
    «Пытался учиться у Роналду». Кто вырастил новую звезду серии А

    30 августа 17:17
    Кто ночевал на вокзале ради «Атлетико», а в субботу помешал ему победить

    25 августа 11:34
    10 причин обалдеть от выхода «Ростова» в ЛЧ

    25 августа 11:30
    Юлия Ефимова: «В Рио была холодная война, это не похоже на Олимпиаду»

    22 августа 10:18
    Каррера сделал «Спартак» лидером

    14 августа 13:00
    «Утром понял, что даже не смог убить себя». Золото после наркотиков, алкоголя и проблем с психикой

    12 августа 18:22
    «Советские танкисты не хотели меня слушать». Как политики загнобили великого бегуна

    8 августа 11:08
    Как на Олимпиаду едва не попал брат террориста, взорвавшего аэропорт

    27 июля 13:11
    Стадион в Питере перестают строить. Что за ад?

    Сегодня родились

    ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ

    Бокс/MMA
    Бокс/MMA
    Вместо PornHub. Почему женские бои – это новое порно

    Раздел «татуированные» – Настя Янькова. «Пышки» – Ронда Раузи. По азиаткам есть предложения? | 105

    Бокс/MMA
    Бокс/MMA
    Лебедев – Усик. Бой, который хотят увидеть все

    В боксе намечается новое российско-украинское противостояние. | 97

    Бокс/MMA
    Бокс/MMA
    Как выглядят девушки после боев в ММА

    Дамы, которым шрамы не мешают. | 225

    Хоккей
    Хоккей
    Главные команды нашего детства. «Колорадо»-1996

    Руа, Сакик, Форсберг, Каменский – ну, вы поняли. | 135

    Хоккей
    Хоккей
    Главные команды нашего детства. «Ванкувер»-1994

    Парни, которым не хватило совсем чуть-чуть. | 161

    Яндекс.Метрика