Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Роман Червенка: «Лет пять назад меня считали бесперспективным»

    Чешский легионер «Авангарда» Роман Червенка практически не говорит ни по-русски, ни по-английски. А Марья Михаленко язык чехов еще не освоила. И ладно. Специально для Sports.ru интервью лучшего снайпера КХЛ – в русском переводе и с комментариями Яромира Ягра.

    Правило команды: переводить должен Ягр

    – Вы понимаете, что Червенка говорит? – обратился ко мне Яромир Ягр. – Давайте, я буду переводить. Роман без меня вообще не может ничего делать, даже разговаривать. Он сообщил? Это такие правила в нашей команде.

    – Нет, об этом Роман не успел меня предупредить.

    Ягр: Я забрал его в Омск и сказал родителям, что отвечаю за него. Они меня попросили, чтобы я присмотрел за ним, проследил, с какими девушками он говорит.

    Червенка: Я ничего не скажу, если Ярдо здесь будет.

    Ягр: Задавайте вопрос.

    – Роман, вы универсальный форвард?

    – Знаете, раньше я всегда выступал в центре, – Червенка все-таки согласился на перевод Ярдо.

    Я: Но ему «не повезло» там.

    Ч: Здесь центральный нападающий вместе с защитниками играет «назад», а в Чехии – нет. Там я не отрабатывал в оборону. Поэтому сейчас лучше для меня. И, играя на левом фланге, я не испытываю проблем.

    «Да тупой тренер там, в Чехии, был! В молодого Червенку не верили»

    – Вам, как и большинству центральных и не только, импонирует игра Павла Дацюка?

    Ч: Да. У этого форварда все хорошо: он обладает отличным катанием и прекрасными руками. Дацюк очень умный игрок. Он, наверное, самый лучший хоккеист для меня.

    – Но молодого Дацюка считали бесперспективным. С вами было такое когда-нибудь?

    Ч: Да. Думаю, лет пять назад…

    Я: Он – не как Дацюк. Роман всегда был хорошим. Он так считал. Но просто тренеры думали по-другому.

    – Кто именно?

    Я: Если Роман назовет вам имя, вам оно все равно ничего не скажет. Да тупой тренер там, в Чехии, был! В молодого Червенку не верили.

    Ч: До того момента я не так много тренировался, а потом сам решил, что нужно работать больше. И стал играть лучше.

    – А почему вы начали заниматься хоккеем?

    Ч: Родители привели. Папа и дядя играли в хоккей. Мама – моя большая фанатка. Самое запоминающееся из детства: я как-то забросил десять шайб за одну игру.

    Я: Ничего, я – двенадцать.

    – Сколько лет Роману было тогда?

    Я: Три. Ну, нет, вообще ему – семь, а остальным – четыре. Это шутка, конечно. Он молодой был, но сказал, что забил столько. Я ему не верю, не думаю, что он смог.

    – Роман, а на молодежном чемпионате мира-2005 вам уже доверяли?

    Ч: Да, я много времени проводил на льду. Я тогда играл во второй лиге в Чехии, а нашей молодежкой руководил Гадамчик, который сейчас тренирует сборную. На МЧМ у нас был тяжелый матч за «бронзу», мы в овертайме обыграли США.

    Я: Кому это интересно, что он на третьем месте закончил МЧМ пять лет назад? У Романа нет болельщиков. Его никто не любит. Он же плохой человек. Таким родился.

    – Роман, вы слышите?

    Я: Он это знает.

    «У Романа нет болельщиков. Его никто не любит. Он же плохой человек»

    – Кого из русских ребят по МЧМ помните?

    Ч: Только Малкина и Овечкина. Эти двое были лучшими.

    Я: Ты же специально не наблюдаешь за хоккеистом, но просто чувствуешь, как он играет. Не хочешь смотреть, но ты видишь, кто хорош, а кто – нет. Но Роман мало играл, он очень плохой хоккеист, и у него было время следить за другими.

    Я вообще не знаю, против кого я когда выходил на лед. Просто хоккеисты, если сравнивать, у них же не так, как у девушек. Одна очень красивая – и все остальные девочки смотрят на нее. Хорошие игроки – нет, друг на друга внимания не обращают, только на себя.

    – На том МЧМ Антон Белов тоже играл. А недавно он и еще всего три защитника у «Авангарда» оборонялись, по полматча на льду проводили.

    Я: Скажу за Романа. Знаете, я видел, они очень хорошо играли это время, лучше, чем когда их шесть или восемь. Да-да. Мне очень понравилось. У них было больше времени на льду, и они оборонялись уверенно.

    Я не знаю, почему. Возможно, у них не было опасений, что, если сделают ошибку, то тренеры «обидятся» на них и не выпустят играть, понимаете? В такой ситуации нельзя посадить игрока обороны, потому что у нас тогда бы их вообще трое осталось. Если бы я был тренером, я бы всегда в четыре защитника играл.

    – Можно предложить Сумманену.

    Я: Да он знает, тоже все видел. Он очень умный тренер.

    Ч: Согласен. У Сумманена проработана хорошая система игры и интересные тренировки.

    Что говорят девочки, что говорят мальчики

    – Роман, вы входите в топ-30 штрафников КХЛ. В Чехии судьи больше прощали?

    Я: Думаю, нет, хотя – возможно. Это тоже надо.

    Ч: Разницы между чешским и российским судейством нет. Я не чувствую, что удаляюсь много, просто один раз мне дали большой штраф.

    – Здорово сомневались, ехать ли в Россию?

    Я: Червенка только девушек боялся. Слышал просто, что они здесь хотят выйти замуж быстрее. Да?

    – Не знаю. Я пока не хочу.

    Ч: Я не боялся ехать в Россию, у меня было много информации о стране. Якуб Клепиш, мой хороший друг, здесь играет уже не первый сезон. Я знал, куда еду.

    «Якуб Клепиш, мой хороший друг, здесь играет уже не первый сезон. Я знал, куда еду»

    – Лехтеря отметил, что в России красивых девушек больше, чем в Финляндии.

    Ч: Да, это же славянки, что русские, что чешки. Они все и славятся красотой.

    Я: Ему нравятся девушки, красивые внутри. Роману без разницы какое у его возлюбленной лицо, важен ее характер. Она может быть страшная, но если душа у нее хорошая, то Червенка просто тает. Это для него самое главное. Для меня – нет.

    – Роман, Ярдо первый раз что-то отдаленно положительное говорит о вас.

    Ч: Так он первый раз правду сказал.

    – Как и девушки, русский и чешский языки немного похожи.

    Ч: Да, вы уже узнали, как я говорю по-русски. Но у меня есть стремление выучить язык. Я работаю над этим, слушаю ребят в раздевалке. Яромир пока помогает мне как переводчик.

    – О чем вам до приезда Ягр говорил?

    Я: О вас. Но ничего хорошего. Однако мы можем поменять свое мнение.

    – ?! Ярдо, ни Роман вам не нравится, ни я. Кошмар...

    Я: О! Червенке очень нравится это слово. Одна его знакомая постоянно так говорила. Ну, это девочки восклицают: «Кошмар!» Мальчики так не говорят, да?

    – А как они говорят?

    Я: П...ц!

    Ч: Еще слово «Блин» у вас многие употребляют. Это же и часть амуниции вратаря, и еда, и жалость, то есть когда расстраиваешься, говоришь: «Блин».

    – Да. Некоторым легионерам в первые дни непросто – русские начинают с ними общаться не сразу.

    Ч: Может быть, иногда это тоже хорошо. Зачем сразу открываться перед людьми, которых ты не знаешь. Наверное, правильно. Мне трудно что-то сказать о русских, потому что я знаком с ними очень мало. Но те, с кем общаюсь, хорошие люди.

    Я не ожидал, что в Омске столько фанатов. Для меня это очень приятный сюрприз. Я рад, стараюсь, чтобы болельщики были довольны моей игрой. Но они пока не знают почти ничего обо мне даже как о хоккеисте.

    – А какие места вы знаете в Омске?

    Ч: Я хожу, в основном, в ресторан «У Швейка», где когда-то чех работал шеф-поваром. И еще в суши-бар. Это два любимых места.

    «Это же и часть амуниции вратаря, и еда, и жалость – то есть когда расстраиваешься, говоришь: «Блин»

    – Самостоятельно еду можете приготовить?

    Я: Чай.

    Ч: Да. Завтрак, допустим, я не люблю сам себе делать. Но, в принципе, могу.

    Я: Девочка, если чешский мальчик скажет, что готовит дома еду, то он потеряет весь «респект» у других мальчиков. Понятно, да? Хорошо.

    – Где живете в Омске?

    Ч: Практически вместе, недалеко от арены. В высотном здании, там команда снимает квартиры.

    – Я с Червенкой только на льду общаюсь, – разъяснил Ягр и ушел играть на рояле, точнее воспроизводить что-то похожее на мелодию.

    – Роман, вы тоже умеете играть?

    Ч: Да. Лучше, чем Ярдо.

    Я: Вам не понравилось?

    Получив от корреспондента Sports.ru положительный ответ, Яромир попрощался, а вместо себя оставил переводчиком своего агента.

    Ружичка – самый лучший тренер

    – «Авангард» в сезоне-2002/03 тренировал Глинка, царство ему небесное. Были знакомы?

    – Лично – нет. Это, конечно, был выдающийся хоккеист и известный тренер, но я никогда не выступал под его руководством. Глинка выиграл Олимпийские игры, которые никто не забудет. Когда Иван разбился, было большое горе. Смерть Глинки для всех чехов стала трагедией.

    – Говоря о тренере Ружичке, Граняк отметил, что тот иногда становится сумасшедшим.

    – Бывает такое, когда он уже злой. Но для меня Ружичка – самый лучший тренер. У него огромный опыт, Владимир играл в экстралиге, в НХЛ. Хоккеисты очень уважают его.

    – Ружичка понимал, что на ЧМ-2010 будет очень тяжело добиться хорошего результата.

    – Я думаю, что не только он, все боялись. Вы же знаете, как эта команда складывалась. Было много ребят, которые по всяческим причинам сказали: «Нет». Но коллектив все-таки сплотился.

    «Этот год я не потеряю, а наоборот, приобрету необходимый опыт. Но потом все равно буду играть в НХЛ»

    – Часлава считает, что вы победили, потому что от вас никто ничего не ожидал.

    – Да. У нас стояла задача выиграть все матчи группового этапа. А это на каждого оказывало огромное давление. Но после поражения от Норвегии в нас уже практически никто не верил. Еще один раз проиграем – и домой. Но мы хотели доказать своим болельщикам, что умеем играть в хоккей.

    – И доказали.

    – Повезло, в конце концов, да? У шведов отыгрались за 6 секунд до финальной сирены... Когда мы вели в матче против сборной России – 2:0, я уже понимал, что победим, даже несмотря на то, что россияне потом играли шесть на три. Мы были как-то довольны результатом и знали, что выиграем этот тяжелый матч. Нам терять было нечего. Сейчас в Европе четыре-шесть команд приблизительно одного уровня. Между ними возможен любой исход. Но мы заслуженно переиграли Россию.

    – Вас вели Ягр и Вокоун.

    – Вы правы, конечно. Когда мы уступали, они успокаивали команду. Это два лидера. Достаточно только их появления, чтобы была совсем другая атмосфера в команде.

    – Почему у вас не получалось так успешно взаимодействовать с Яромиром, как сейчас?

    – Чемпионат мира и Олимпийские игры – это краткосрочные турниры. Поэтому у нас практически не было возможности наигрывать комбинации, чтобы наладить взаимопонимание. Здесь мы прошли предсезонку вместе, тренировались, это и дает сейчас результат.

    – Существовало мнение, что раньше вы, случалось, отдавали лишний пас Ягру, все время искали его на площадке.

    – Я не думаю, что так было. Мне просто нужно было привыкнуть к манере игры Яромира.

    – Если бы не Ягр, мы бы вас в Омске не увидели?

    – Да, скорее всего. У меня была и есть мечта – выступать в НХЛ. Когда появилась возможность выходить на лед с таким хоккеистом, как Яромир, я решил использовать ее. Этот год я не потеряю, а наоборот, приобрету необходимый опыт. И все равно, думаю, что еще буду играть в НХЛ.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы