Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Якуб Петружалек: «Только тупой бы не понял схемы Йортикки»

    Один из лучших снайперов КХЛ Якуб Петружалек, проведя год в «Амуре», продлил контракт еще на два. Чешского нападающего не смутили ни длинные расстояния и долгие перелеты из Хабаровска и обратно, ни «злой», по словам Косоурова, финский тренер Ханну Йортикка. О приказах, которых ждут русские, идее диджеинга, шутках над Мяенпя и общении с болельщиками Якуб Петружалек рассказал Марье Михаленко в эксклюзивном интервью Sports.ru.

    Якуб Петружалек: «Только тупой бы не понял схемы Йортикки»
    Якуб Петружалек: «Только тупой бы не понял схемы Йортикки»

    Йортикка и юмор

    - Все удивлены отставкой Йортикки.

    – Я тоже в шоке. Одна из причин, почему я подписал контракт с «Амуром» – это Ханну. Но теперь уже ничего не сделаешь. Это бизнес. Нам нужно продолжать играть и фокусироваться на сезоне.

    - Косоуров недавно говорил, что у «Амура» нет коллектива, сплоченной команды. Причина – Йортикка…

    – Это вопрос не о тренере, а о внутренней обстановке. И ответ там же. Косоуров же просто сказал вещи против себя. Он был частью команды и одним из самых возрастных игроков. Почему он не сделал что-то, чтобы был сплоченный коллектив?

    Он должен был быть лидером в «Амуре». Два года был капитаном в Новокузнецке. Можно было использовать свой авторитет в команде, чтобы создать коллектив, вместо того, чтобы давать такие интервью. Я понимаю, что играть с иностранным тренером не так легко. Но всегда можно попытаться.

    - Значит, интервью вы читали.

    – Очевидно, что он обиделся на тренера. Но я не сказал бы, что Йортикка был против именно русских ребят. Те плохие слова, которые мы слышали каждое утро – Ханну говорил и в адрес Чехии, Словакии. В точности такие же. Но если вы знаете его длительное время, тогда понимаете, что он говорил не всерьез. Но некоторые игроки могли воспринять это на свой счет, как Косоуров.

    - Йортикка сам рассказывал, как в аэропорту он говорил, что «аэропорт не похож на аэропорт».

    – О, у него всегда были комментарии. Я смеялся над этим. Он действительно много ругался, но я понимал, что он так шутит. Даже если знал, что это звучит очень зло, грубо. Это просто потому, что не все работало так, как Ханну хотел.

    Например, я тоже этого не понимаю – мы приезжаем в аэропорт и должны ждать там 45 минут или даже час вместо того, чтобы пойти, положить сумки на ленту и получить посадочные талоны. Так – каждый раз, когда мы улетаем из Хабаровска. И каждый раз мы слышали Йортикку.

    - Еще знаю: «Горячей воды нет».

    – Может быть, и так. Когда мы были в Москве, в «Сокольниках», там не было горячей воды. Только холодная. Я не знаю реакцию Йортикки, но уверен, что если бы Ханну пошел в душ, и горячей воды не было, то он бы очень разозлился. Потому что в Финляндии этого не может произойти.

    - А в Чехии?

    – Да. Это нормально. Через какие-то промежутки времени бывает. Не думаю, что кто-то из чешских тренеров станет устраивать из-за этого много шума. Наверное, самая большая проблема для русских игроков была в том, что они не знали, когда Ханну шутит, а когда – нет. Они боялись каждый день: «Йортикка начнет кричать, злиться…». Но если ты профессионал, показываешь лучшее, на что способен, то ты не должен бояться. Просто нужно научиться понимать Йортикку.

    Йортикка и приказы

    - По словам Косоурова, трудно было понимать не только Ханну, но и его хоккей: «Йортикка просто повесил схемы – и разбирайся в них сам…».

    – Йортикка не такой как все русские тренеры, у которых по три-четыре схемы игры. Стиль его хоккея очень-очень простой. И Ханну говорил много раз: «Если кто-то не понимает, просто подойдите ко мне или к моему ассистенту и спросите, они все объяснят».

    Не думаю, что здесь была проблема. Даже для русских ребят. Если они не понимали, Йортикка всегда был открыт. Это правда, что он повесил листы со схемами, но я и не смотрел на них. Потому что система, по которой мы играли, настолько легкая, что только тупой бы ее не понял.

    - Так вам же все было позволено, вы – легионер.

    – Ты можешь веселиться на тренировках, если серьезно работаешь и выкладываешься на 110% в игре. Йортикка ожидал этого от всех игроков. Но для российских ребят, я думаю, это было что-то новое. С русскими тренерами, с которыми они работали до этого, они, возможно, не могли повеселиться на тренировке или после нее, или даже не могли получать наслаждение от свободного времени – от чашки кофе, от общения...

    С моей стороны это видится так, будто они ждут приказов. Тренер должен сказать им: «Окей, сейчас мы делаем это, теперь – вот это». Они не совсем понимали, какой Йортикка тренер. И большую часть времени просто боялись, ждали приказов. Вместо того чтобы делать все автоматически.

    - Мяенпя сказал, что Йортикка – типичный финский тренер.

    – Да, и Ханну это только доказывал. Для меня в хоккее – вызов каждый день. Не имеет значения, тренировка это или игра. Ты должен показывать все возможное. Это то, что Йортикка ждал от игроков. Быть профессионалами, знаете. Не есть тяжелую еду, не пить алкоголь, не пить кока-колу...

    Не так много людей получают шанс играть в хоккей за хорошие деньги, очень хорошие. А хоккеисты в России зарабатывают много. Все это знают. И нужно платить чем-то взамен. Это значит – жить жизнью спортсмена. В Хабаровске на каждую игру приходят 7 тысяч 100 человек, и они вообще-то платят деньги, чтобы увидеть тебя, увидеть хороший результат. По крайней мере, что хоккеисты пытаются сделать все как можно лучше.

    Быть профессионалом – это твой собственный выбор. Ты можешь пойти работать на фабрику. Я выбрал – быть хоккеистом. И если это требует того, чтобы работать немного серьезнее, чем обычные люди, я буду делать это.

    - Но Йортикка очень эмоциональный.

    – Да, иногда слишком, и как я сказал, русские ребята могли этого не понимать. Но он просто хотел выиграть каждый матч.

    - «Когда мы побеждаем, все говорят: «Молодец!». А когда проигрываем, никого нет рядом, все куда-то исчезают…» – это Ханну отмечал.

    – Может быть, это потому что он проявлял много эмоций, ребята боялись. Если ты сильный человек, ты должен сталкиваться лицом к лицу с этим. Йортикка понимал, что ошибки неизбежны. Но, по крайней мере, ты пытаешься показывать свою лучшую игру. А если нет, и ты демонстрируешь, что тебе все равно, это, наверное, было худшее из возможного. Тогда Ханну очень злился.

    Да, он один из тех тренеров, которых ты очень хорошо слышишь на скамейке во время игры. Он не собирался меняться. И нужно было уже идти к нему с мыслью, что он будет кричать. Если ты проиграешь, и даже если ты выиграешь. Просто приспособиться к этому.

    Богатые и бедные

    - У вас у самого были поводы сказать «F*cking Russia»?

    – Скажем прямо, мне не нравится одна вещь – большой разрыв между богатыми и бедными людьми. В России нет середины. И что я ненавижу – люди, у которых здесь есть деньги, очень хотят это показать – свое богатство и власть.

    Но мне очень нравится Хабаровск. Здесь люди по-прежнему знают, как получать удовольствие от жизни, даже после работы. Когда я гулял осенью или весной по Хабаровску, видел: многие идут в парки, пьют там спиртное или просто воду, сидят на улице, играют с детьми. Это то, что мне очень нравится. Потому что сейчас XXI век, много компьютеров, фэйсбуков. И в Европе люди сидят дома, проводя время в социальных сетях.

    - Некоторые иностранцы говорят: «В России люди в автобусах выглядят так, как будто их везут на электрический стул».

    – Я почти уверен, что так говорят канадцы или американцы. Я же пытаюсь максимально адаптироваться в стране. Стараюсь понять русских, выучить язык. Это поможет расположить к себе людей, увидеть их улыбающимися.

    Я вижу здесь людей, которые по-прежнему могут веселиться. Но в то же время было бы лучше, если бы они могли радоваться маленьким вещам. Русские же большую часть времени серьезны. Я по-прежнему думаю, что это следствие системы – того, как Россия контролируется «большими ребятами».

    У меня создается ощущение, будто людям говорят: «Ок, ребята, вы должны жить так. Вы не можете радоваться и веселиться столько, сколько хотите». Мне немного жаль. Русские должны чувствовать больше свободы.

    - А как быть с тем, что «если русским все разрешить, то они вообще ничего делать не будут»?

    – Да, возможно, вы правы. Когда мы в Хабаровске, и у нас есть свободное время, это не значит, что я собираюсь идти пить или делать какие-то глупости. Если хочу расслабиться, то пойду в зал, немного поработаю, а затем просто повеселюсь. Здесь, в России, чтобы пришло понимание: «Хорошо, ты можешь весело проводить время, но у тебя по-прежнему есть ответственность», наверное, потребуется несколько лет или целое поколение.

    Самолет и автобус

    - Максим Гончаров написал в твиттере, что после сезона в АХЛ он купит себе автобус, потому что привык к ним. Вы купите себе самолет?

    – Я бы рассмотрел такой вариант, если бы был русским. Как я говорил, тут люди любят показать, что у них есть деньги. Но я не собираюсь покупать самолет. Немного завидую командам, которые пользуются чартерами. У Хабаровска нет столько денег, поэтому мы летаем обычными рейсами. Иногда не очень приятно. Но нужно считать это собственным выбором. И я не нахожу в этом большую-большую проблему.

    - Самый тяжелый перелет?

    – В прошлом году. Мы летели из Омска. Нужно было остановиться в Красноярске. Весь перелет занял 16 часов, 10 из них мы сидели в самолете. Подобного никто не ожидал. Очень устали. Но теперь мы смеемся: у нас был такой опыт, а у других – нет. Ни одна команда так не летала. Правда, когда я рассказываю, например, Кашпару о перелетах, он отвечает мне, что я идиот. Ну, не знаю, что еще будет в этом году. Может быть, мне удастся просидеть в самолете 20 часов…

    - Что вы делали все то время в самолете?

    – Разговаривал по телефону с друзьями. Смотрел фильмы. Работал над музыкой.

    - Вы больше не DJ Calimero, теперь – DJ Jakko?

    – Да. Я поменял никнейм. Калимеро – словно детское прозвище. Якко звучит лучше. И есть связи. Это мое имя на финском языке.

    Музыкант и повар

    - Как вы вообще решили стать диджеем?

    – Три года назад, когда играл в Финляндии, пошел в зал, обычно я бываю там час или чуть больше. Если иду крутить велосипед, то хочу, чтобы музыка продолжала играть, чтобы мне не нужно было менять песню. Ведь она длится 3-4-5 минут, и потом надо переключать на новую. Тогда я подумал: «Что, если я соберу десять песен вместе, чтобы они играли, и не нужно было нажимать кнопки на айподе? Сделать часовой музыкальный сет...». Так пришла идея о диджеинге, но я не предполагал, что буду играть в клубах.

    - Когда выйдет ваш альбом?

    – Сейчас я не продюсер – не создаю свои собственные песни, поэтому пока я не собираюсь записывать альбом. Но я сделал много дисков с моими миксами: для тренеров, докторов, друзей. Яну Лашаку, например, нравится транс. Но не просто, а с вокалом. Я сделал ему несколько миксов, где поет девушка и еще звучит пианино. Получилось очень мелодично. Я ценю то, что люди спрашивают. Многие интересуются: «Когда выйдет новый сет, когда?» Это значит, что ты делаешь что-то хорошее.

    - Где можно послушать ваши миксы?

    – У меня есть два аккаунта на Фэйсбуке – мой личный и страница диджея Якко. Люди могут присоединиться к ней. Или написать мне, чтобы я отправил им ссылки.

    - Вы хоккеист, диджей. Крестиком не вышиваете?

    – О, нет. Но я готовлю. Не как шеф-повар, но уверен, что не умру с голоду, если буду где-то один. Я научился готовить, когда был в Америке. Потом, когда купил в Чехии большую квартиру, сделал кухню по собственному дизайну. Всегда расслабляюсь, когда готовлю.

    Америка и ведра

    - По поводу времени, проведенного в Америке, сожаления есть?

    – Нет. Оно меня многому научило. Знаете, в этом сезоне один чешский парень уехал за океан, в Калифорнию. И его убрали из команды. Он не понимал, что делать. Ему 19 лет. Он не говорит по-английски. У него нет денег. Я узнал все от его девушки. Сразу постарался помочь.

    - Что с этим парнем сейчас?

    – Уже все хорошо. Он вернулся домой в Чехию, играет. Я помню то время, когда сам был за океаном. Америка реально учит тебя жизни. Большинству людей абсолютно все равно, как ты позаботишься о себе. Там я понял, что могу положиться только на себя.

    - Но вы же там были вместе с Кашпаром.

    – Первый год. Я немного говорил по-английски, Лукаш совсем не говорил. Но все равно было полегче. Ведь если у тебя там нет очень-очень хорошего друга, то ты не можешь больше никому доверять, потому что все борются за место в составе. И никто тебе не поможет.

    - Что за американская шутка – поставить ведро с водой под дверь?

    – Когда человек открывает дверь, ведро падает и вода льется ему в комнату. Но, здесь, в России это сложно сделать. Потому что ведра с круглым обрамлением, а нужно квадратное.

    - Можно придумать что-то другое.

    – Да. Сейчас подумал, например, позвонить кому-нибудь в гостиничный номер с ресепшена и сказать, что внизу его ждут журналисты. Игрок спустится, будет смотреть, где же они, кто ждет интервью? А там – никого.

    Помню, я и Ян Лашак шутили над Мяенпя, когда он только приехал в «Амур». Недалеко от нас стоял один из тренеров. Мы сказали Микко, что это генеральный менеджер. Он пошел к нему с каким-то вопросом. «Генеральный менеджер» не знал, что ответить. А мы смотрели и смеялись.

    Вина и честь

    - В том году Мяенпя говорил, что для «Амура» было важно почувствовать, что вы можете обыграть любую команду. В этом вы ставили цель попасть в плей-офф…

    – Да, и люди в Хабаровске ждали от нас, по крайней мере, повторения прошлогоднего результата. Но все видят ситуацию. Я не уверен, что у нас получится это сделать, потому что мы начали сезон неудачно. Не хочу жаловаться или искать оправдания. Мы просто играли недостаточно хорошо даже последние несколько матчей, потеряли очень много очков. И должны взять вину на себя.

    - Что теперь?

    – По-прежнему есть ради чего играть. За город, за организацию, за людей, которые там работают, за тех, кто смотрит хоккей, за свою честь. Половине команды нужно играть за контракт на следующий сезон.

    - Но как вы без Йортикки?

    – Мы обязаны продолжать идти дальше, концентрироваться на хоккее, вне зависимости от того, кто будет тренером. Я собираюсь играть так же, как и раньше…

    Фото: Елена Руско, facebook.com/jakub.petruzalek, facebook.com/jakko1985 и Fotobank/NHLI via Getty Images/Norm Hall

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы