Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    В последнюю осень

    Ожидаемого не произошло. Юрий Павлович (немного странно писать это отчество полностью) Семин пока что остается тренером «Локомотива». Неизвестно, на какой срок, неизвестно, на каких условиях. Видимо, до конца чемпионата России, а дальше уже как получится.

    В последнюю осень
    В последнюю осень

    Семину, если кто-то вдруг забыл, уже 63 года. Он заметно старше, например, Олега Романцева. Луис Арагонес усмехнется и заметит, что настоящий тренер может добиться самого значительного успеха в карьере и в семьдесят, но много ли таких примеров в истории футбола последних лет? Безусловно, Семин с легкостью, если у него будет на то желание, найдет работу за пределами «Локомотива», но весь вопрос в том, возникнет ли у него снова это самое желание работать вне команды, постепенно сроднившейся с ним до крайности — если не на деле, то в общественном сознании точно. На тихий отдых в приятных условиях, в конце концов, он заработал уже давным-давно.

    Семину, если кто вдруг забыл, уже 63 года. Он заметно старше, например, Олега Романцева

    Семин, хотелось ему этого или нет, заслужил в начале 2000-х определенный романтический ореол. Я сам тогда, было дело, тратил в буквальном смысле последние деньги, только чтобы увидеть, как на блистательном, таком европейском и новом стадионе в Черкизово «Локомотив» принимал «Милан» с тем, еще настоящим Ривалдо, «Галатасарай» с бесподобным Хасаном Шашем и «Реал» с Зиданом и Роналдо. Даже не нужно было болеть за «Локомотив», чтобы восхищаться той атмосферой, которая создалась на востоке Москвы — и не случайно, наверное, перед матчами болельщики каждый раз с нетерпением ждали, когда на предматчевой разминке появится Семин, чтобы скандировать «Юрий Палыч!» Не Лоськов привлекал внимание, не Измайлов, не Евсеев и не Овчинников — им тоже были рады, но совсем не так (больше радовались тогда, помнится, комментатору Василию Уткину, как-то пробежавшему по своим делам вдоль всего поля). Все понимали: эти чудеса «Локомотива» сотворены именно Семиным, при всем уважении к людям, которых он собрал вместе в своем клубе. Черевченко, забивший «Реалу» в 2001-м, или Ашветия, забивший «Интеру» в 2003-м, — где бы они были без Юрия Павловича, много ли они показали без него?

    Наверное, именно тот европейский сезон-2002/03 подарил российскому футболу удивительное ощущение собственных возможностей, превосходящих возможности одного «Спартака», и апофеозом его стал выездной матч с «Реалом». 2:2 благодаря Мнгуни (о, где же ты сейчас, неужели действительно в Мьянме?) и Джеймсу Обиоре. Нигериец, выходящий один на один во время финального свистка и сам, похоже, не понимающий, как это вообще возможно на «Сантьяго Бернабеу», — потрясающий символ, который, наверное, мог бы быть вкладом российского чемпионата в мировую футбольную культуру. Та атака, скорее всего, не закончилась бы голом. Но мы никогда этого не узнаем, и очарование этой секунды, отделяющей возможное (да нет, невозможное) от настоящего так и останется романтическим моментом.

    Он при этом даже не выглядит как романтик. Если, конечно, не искать романтику в петушке, надетом поверх капюшона

    Семин при этом даже не выглядит как романтик, если, конечно, не искать романтику в шапке-петушке, надетой поверх капюшона. Он плоть от плоти футбола девяностых, когда было мало денег и много проблем, решавшихся зачастую не самыми приглядными способами. Он кричит на судей, орет на футболистов — в этом мало прекрасного. Но то ли потому, что он действительно любил футбол чуть больше, чем его коллеги, то ли из-за того, что у него все-таки было больше таланта, Семин стал отдельной фигурой, даже не столько уважаемой, сколько именно любимой. Не так много в России было тренеров, проработавших настолько долго на высшем уровне и сохранивших к себе доброжелательное отношение общественности.

    Есть ли что терять Палычу? Пожалуй, что нет. Те, кто тепло относятся к нему благодаря своим воспоминаниям, не перестанут его любить. Те, кто готовы были его списать, уже получили столько поводов это сделать, что про них можно на какое-то время забыть. Точка зрения этих людей ясна.

    Поэтому этой осенью Семин совершенно свободен. Неважно, насколько необычный и сложный в общении президент ему достался — все равно новых трансферов не будет до зимы, играть нужно с теми, кто есть. Уже нет еврокубковых игр, нет ничего лишнего — только одиннадцать матчей чемпионата, которые можно сыграть так по-разному. Осень патриарха может оказаться все же последней в «Локомотиве», но при этом веселой и бодрой — помните, как весело заиграл ЦСКА Газзаева, когда тот окончательно решил уйти из клуба?

    «Локомотиву» уже нечего бояться, совершенно незачем скандалить

    Сейчас Семин собрал рядом с собой чуть ли не всех своих верных помощников. Маминов, Пашинин, Лоськов, Сенников, Асатиани, Дроздов — они тут, под рукой, если нужно. Где-то поблизости, в структуре «Локомотива» — те самые парни (а теперь уже солидные мужчины) из 90-х: Джанашия, Харлачев, Саркисян. Заза Зурабович любит вспоминать о том, какой удивительной семьей был «Локомотив» — и сейчас почти все эти в той или иной степени близкие люди вновь где-то рядом. Могут ли они чем-то помочь своему тренеру, примет ли он их помощь, понимая, что настало время собирать все силы?

    Нечего бояться, совершенно незачем скандалить. Можно попытаться воплотить наконец в реальность тот футбол, который «Локомотив» безуспешно пытался изобразить весь сезон. Можно играть с Бурлаками в обороне, можно исследовать, кто там еще обитает в дубле, можно еще раз перетряхнуть весь состав и схему игры в поисках утраченного.

    Впрочем, подсказывать как-то даже не очень ловко. Пусть Семин доработает так, как хочет, может и умеет, он заслужил на это право. И пусть он уйдет с высоко поднятой головой, даже если эта работа все же не соответствует новому, такому изменчивому миру. И пусть лишь тот, кто сам всегда был на высоте и кто смог своей работой влюбить в себя стольких людей, первым бросит камень ему вслед.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы