• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      Ольга Смородская: «Юбилей чемпионства? 10 лет лузерства не празднуют»

      Президент «Локомотива» провела встречу с ведущими российскими медиа. Главный редактор Sports.ru Юрий Дудь был среди тех, кто задавал Смородской вопросы о самом главном.

      Ольга Смородская: «Юбилей чемпионства? 10 лет лузерства не празднуют»
      Ольга Смородская: «Юбилей чемпионства? 10 лет лузерства не празднуют»

      Список 118

      – Начать мы хотим с актуального. Со 118 болельщиков, которых теперь не пускают на трибуны «Локомотива».

      – Все знают, насколько ухудшилась ситуация на трибунах в последние недели. «Зенит» без зрителей, «Динамо» без зрителей, техническое поражение. Это волнует абсолютно все клубы премьер-лиги. Решение по техническому поражению далось непросто. Получается, что клуб результат добывает не на поле, а может делать это за счет действий третьих лиц. Поэтому инициатива всех клубов состояла в том, чтобы изменить регламент. Чтобы в таких случаях матчи останавливались, но переигрывались – уже без зрителей.

      Мы к этому шли. Скажем, у «Локомотива» объем штрафов резко возрос. Поэтому все клубы РФПЛ проголосовали за продажу разовых билетов по удостоверению личности. Первыми это стали делать в «Анжи». Следующим – «Спартак», на матч против «Зенита». Никто не хочет отвечать за действия чужих болельщиков. В течение всего сезона, всех 18 туров, мы вели работу с болельщиками.

      Мы их задерживали и вели воспитательную беседу. За поджог трибун, за бросание пиротехники. На короткое время им блокировались абонементы. Все, кто покупает у нас абонементы, подписывают документ «Правила поведения на трибунах». Там написано: не ругаться матом, не кидаться файерами, не жечь кресла и не вывешивать несанкционированные вещи.

      После бесед болельщикам все возвращалось.

      Что такое список 118? Они хотят представить, что это за те самые баннеры, которые они вывесили против меня. Всего тогда было задержано 12 человек.

      – Против вас были баннеры?

      – Да, на матче с «Краснодаром».

      Что такое баннеры на трибунах? Все баннеры должны быть согласованы с клубом, а клуб их согласует с ГУВД. Если ты несешь баннер несогласованный, ты точно знаешь, что его отберут.

      За 18 туров у нас было свыше 200 задержанных. 118 – это задержанные полицией. 60 из них было задержано полицией на матче «Спартак» – «Барселона». За попытку устроить драку.

      – Как полиция поняла, что это болельщики «Локомотива»?

      – Полиция задержала боевую группу, никакой атрибутики у них не было. С ними разбирались, долго беседовали, кто-то проговорился, установили личности. Прислали в клуб фамилии – они оказались обладателями абонементов.

      «У меня 21 пункт того, как мы работаем с болельщиками. Могу зачитать вам 10 – вам мало не покажется»

      – Допустим, кто-то принесет баннер, на котором напишет «Смородская» и нарисует сердечко...

      – Такой баннер будет тоже изъят.

      – Но простите вы его автора раньше тех, кто писал про газон и родственников на матче с «Краснодаром»?

      – Почему же? Это такой же процесс: вас вызовут в клуб и поговорят. Нам надо понять, первое нарушение это или нет. У тех, кого задержали в Лужниках, абонементы приостановлены. Лишение абонемента – серьезное решение, перед этим нам надо разобраться, как часто эти люди хулиганят. Ну а тем, кто нарушал впервые, конечно, вернут право посещать матчи по их абонементам.

      – Как быть с согласованными баннерами? Есть люди, которых полиция задерживала, хотя они держали разрешенные баннеры – про Лоськова, например.

      – Это перегиб. За согласованный баннер никого не имеют права задерживать. Ну и повторюсь: те, у кого было разовое нарушение, смогут попасть уже на ближайший матч с «Волгой». Им позвонят по телефону и все скажут. Хотя я не уверена, что все будет так шоколадно, как я говорю – там сто человек. Кто-то не придет в клуб на разговор, кто-то сознательно не придет, чтобы сказать: «Меня не вызывали».

      Но бороться с этим надо. Не только потому что клуб платит штрафы. А потому что мы хотим безопасного боления для всех.

      Как один из упреков, который я часто слышу: клуб не общается с болельщиками. У меня 21 пункт того, как мы работаем с болельщиками. Могу зачитать вам 10 – вам мало не покажется. Мы каждую неделю проводим встречи болельщиков с нашими футболистами – в музее, в клубном баре «Вагон». Туда приходит от 100 до 150 человек.

      – Возможно, они хотят пообщаться именно с вами, руководителем.

      – Секундочку. Мы устраиваем им встречу со всеми, кого они хотят. Но ровно та группа болельщиков, которые ходят на телевидение и радио, ни разу не была на таких встречах. Почему? Если им нужна конкретно я – welcome. Я считаю, что я наименее интересная персона для болельщиков. Игроки и тренеры, на мой вкус, гораздо интереснее. Или футбол у нас никого не интересует?

      – Футболисты могут ответить не на все вопросы. Руководство – на все.

      – Возможно. Никаких встреч с болельщиками я не отменяла. Мы играли в три круга. Встречаться до третьего круга? После третьего? Я предложила встречу перед новым сезоном – когда Славен приехал с Евро. Они отказались.

      – С какой формулировкой?

      – Ни с какой. Сначала восприняли воодушевленно: 50-60 человек планировали прийти на базу, устроить красочный перфоманс. А потом отказались вообще.

      Гражданское общество

      – Какова вероятность, что эти баннеры «Ярдошвили», «Газон», «Родственники» и прочие могут быть с клубом согласованы? Какова вероятность, что вы можете дать на них добро?

      – Никакой. Мы такое согласовывать не будем! Футбольная арена для футбола. И вообще нормальные болельщики пишут: хотелось бы просто прийти посмотреть футбол. Почему болельщики «Селтика» сидят без баннеров и поют гимн клуба?

      – Зато болельщики «Челси» после отставки Ди Маттео пришли с плакатами, где протестовали против его увольнения. Причем у них, в отличие от болельщиков «Локомотива», на этих плакатах были и матюки.

      «Я считаю, что я наименее интересная персона для болельщиков»

      – Мы заплатили столько штрафов за мат, что мне стыдно за наш семейный сектор... В Западной Европе давным-давно нет баннеров. Мне бы очень хотелось, чтобы политика ушла с наших стадионов, чтобы остался только один футбол. Но это не в моих силах. Поэтому, естественно, баннеры будут вывешиваться до тех пор, пока мы постепенно не придем к другим формам боления.

      – Мы встречались с вами прошлой зимой, и вы довольно лестно отзывались о людях, которые выходили на Болотную площадь, протестуя против нечестных выборов в Думу. Те люди проявляли гражданскую позицию. Вам не кажется, что, запрещая баннеры, где есть претензии, но нет ругательных слов, вы сами наносите удар по гражданскому обществу?

      – Не кажется. Оппозиция, которая выходит на Болотную и борется за демократию, за права всех граждан, включая вас и меня, получает согласование места проведения с мэрией. В любом деле есть правила. А у нас – спорт. И если они хотят прийти и задать вопросы мне – welcome. Но заработать себе политическую славу – я считаю, это неправильный путь. Эти люди ни разу не были ни на одном клубном мероприятии. Ни разу не посетили музей. Вот вы были в нашем музее?

      – Ни разу.

      – Зря. Вы не представляете, какой он красивый.

      – Я вернусь к митингам. Так же, как вы, может рассуждать и мэрия Москвы: когда к ним обратятся с разрешением на митинг – откажут. Но они не отказывают.

      – Мэрия Москвы – государственная структура. А мы футбольный клуб, как вы не понимаете? У нас нет политической деятельности. Мы играем в футбол. Вы очень хотите поддержать людей, которые тем и прославились, что в любой момент мы встанем и создадим протест. И этот протест будет даже тогда, когда команда выигрывает. И мы будем очень громко радоваться на южной трибуне, когда в ворота Гильерме забивает гол «Краснодар». Я была в шоке, когда это увидела! Чего они хотели от матча? Чтобы мы его проиграли.

      «Анжи»

      – Это ваше решение пустить на свой стадион «Анжи»? Или вам сказали сверху?

      – Я не отвечу прямо на этот вопрос. Я отвечу так: у нас в Москве нет инфраструктуры. «Лужники» закроют в мае, еще до окончания чемпионата, и будет создана колоссальная проблема. Я не представляю, кто и где будет играть.

      – То есть вы не хотели пускать «Анжи»? С приходом еще одного клуба на «Локомотив» газон стал еще хуже.

      – С одной стороны, я представила себя президентом клуба, у которого нет инфраструктуры в Москве. Что делать в такой ситуации?

      «У нас в футболе в целом очень много политики. И это не устраивает в широком смысле население страны»

      – То есть вы не хотите сказать, что это был политический заказ?

      – Я бы не стала говорить про политический заказ... Но у нас в футболе в целом очень много политики. И это не устраивает в широком смысле население страны. А что с этим делать? Что? Можно, конечно, бороться с ветряными мельницами...

      – Мы рассчитывали услышать, что вы хотя бы посопротивлялись этому решению.

      – Посопротивлялась.

      Бюджет

      – Вы готовы назвать цифры бюджета «Локомотива»?

      – У меня все цифры бюджета опубликованы. Весь бюджет «Локомотива» – абсолютно белый.

      – Где он опубликован?

      – На официальном сайте РФС. Там опубликован бюджет и наш, и ЦСКА, и «Спартака». Могу вам ссылочку прислать.

      – Будьте добры, а то я не понимаю, о чем речь.

      – Кстати, и у вас на сайте, и у ваших конкурентов была новость, что прибыль «Локомотива» составила 228 миллионов рублей. Это как раз из бюджета, официально опубликованного.

      (Вечером пресс-служба «Локомотива» прислали ссылку не на сайт РФС, но на коллег из Чемпионат.ком – Ю.Д.)

      Спонсоры

      – В нашем футболе ни у одного клуба нет спонсора. Есть только меценаты. Люди, которые не получают возврат от вложенных средств. Если мы будем говорить на тему бюджетности РЖД, то я бы хотела спросить, на какие деньги содержатся клубы «Амкар», «Мордовия», «Рубин»? А чьи это деньги частные на нефти в «Лукойле»? Я бы тоже хотела себе кусочек нефти получить.

      – «Лукойл» – это частный капитал. А РЖД – нет.

      – РЖД продали 80 процентов своих активов, они реприватизацию своих активов сделали, там пришел частный капитал.

      – И у кого контрольный пакет?

      – У них. Не у государства. И они продолжают быть спонсорами нашего клуба. За что им большое спасибо.

      – Вы сказали – меценатами.

      – Меценатами, да.

      «В нашем футболе ни у одного клуба нет спонсора. Есть только меценаты»

      – То есть РЖД – негосударственная компания?

      – Головная компания – государственная. Просто у нее есть куча дочек, которые стали частными. А мы получаем меценатские деньги не только от головной компании, но и от частных дочек.

      Каков ваш кредит доверия среди акционеров? Чего от вас ждут акционеры?

      – Места в турнирной таблице. Я сама больше всего на свете хочу места в турнирной таблице. Но, как и все сидящие здесь, понимаю: к сожалению, оно определяется не только спортивными достижениями. Когда у нас в футболе все будет выстроено и налажено, тогда место в турнирной таблице будет реально отражать достижения команды. Пока это не так. Но и мы, и акционеры хотим место в таблице.

      – Какое?

      – Когда-то с 28 очками можно было быть на четвертом месте. И это было не так давно. Смотрите. 2006-й год, количество очков после 18 туров – 33, место после 18 туров – третье. 2007-й – 23 очка, место – шестое. 2008-й – 25 очков, девятое место. 2009-й – 28 очков, шестое место. И сейчас у нас 31 очко, но место седьмое. Представляете, какая сейчас плотность? 31 очко не позволяет тебе приблизиться туда.

      Я посчитала несколько оплошностей, которые мы совершили. Например, с «Амкаром». Даже если была бы ничья – мы были бы выше.

      – Так каждая команда может рассуждать.

      – Не каждая... Одна малейшая оплошность отбрасывает тебя далеко. Потому что очень большая конкуренция и большая плотность. Зато из плюсов я могу сказать, что с лидерами мы выглядим очень хорошо.

      Про кредит доверия… С одной стороны, важно место. С другой – все, что происходит в клубе. В клубе у нас отличная обстановка. Не было ничего, даже отдаленно напоминающего конфликт.

      У любого наемника – а я наемный работник – ситуация такая: ты должен делать что-то очень хорошее, чтобы тебя дальше нанимали. Мне кажется, мы по разным и многим направлениям изменили ситуацию к лучшему. Возьмем молодежку – стала чемпионом России, впервые в истории молодежной команды «Локомотива». Школы: наш 95-й год – трижды подряд чемпион России. Мы взяли хороших тренеров, вырастили хороших игроков. Имея несопоставимо низкий бюджет на трансферы, мы купили хороших игроков. Я же не могу конкурировать с «Зенитом». У меня нет 100 миллионов на трансферы и никогда не будет.

      – Но «Спартаку» Павлюченко не по карману, а вам – да.

      – Но Билялетдинова же они покупали.

      – Так он сильно дешевле.

      – И на сколько?

      – Процентов на 30.

      – Это неправда.

      (Действительно, 30 процентов – неправда, я ошибся. По данным transfermarkt, Павлюченко был куплен «Локомотивом» за 9 миллионов евро, Билялетдинов «Спартаком» – за 6,7 млн – Ю.Д.)

      Исследование Sports.ru

      – В рейтинге бюджетов российских клубов, который составляет Sports.ru, «Локомотив» стоит на 5-м месте. По нашим сведениям, на 2012 год у вас предусмотрены траты на 115 миллионов долларов. Это так?

      – Да, это так. Но только в нашем бюджете – содержание всей инфраструктуры. У других – этого нет.

      Исследование Sports.ru. Бюджеты российских футбольных клубов в 2012 году: 1377 миллионов на всех

      Крешич

      – Объясните, зачем в августе вы подписали хорватского вратаря Крешича? Который ничего особенного из себя не представляет, но, пока лечился Гильерме, вытеснил из состава молодых русских вратарей Лобанцева и Фильцова.

      – Ситуация следующая. У нас в конце прошлого сезона был травмирован Гильерме. Вылечили, он приехал на сборы – здоровенький-хорошенький. Второй вратарь – Фильцов, который в конце сезона прекрасно выглядел. Третий – Мирослав Лобанцев, которому 17 лет. Перед началом сезона мы были прекрасно упакованы.

      Но приезжаю я летом на первый сбор в Словению и вижу: Гильерме не то что не тренируется – он в очень плохом состоянии. Все болит. Через несколько медобследований нашли спортивную грыжу – ее очень тяжело диагностировать, а лечить надо три-четыре месяца.

      Остается один день трансферного окна. Я остаюсь с Фильцовым, который резко вышел из формы. Никто не мог понять этого феномена. Сидела в Словении и видела другого Фильцова. Говорила с ним, пыталась понять, что происходит.

      «Я же не могу конкурировать с «Зенитом». У меня нет 100 миллионов на трансферы и никогда не будет»

      – Что он отвечает?

      – Что появился какой-то страх мяча, какие-то рамки. Говорит: «Сам не пойму. Сейчас налажу…» Чем больше он нервничал, тем хуже все становилось.

      – Психолога в «Локомотиве» нет?

      – Ой, слушайте, мы всех позвали. Ничего не помогает…

      В итоге в спешном порядке ищем вратаря, который не будет первым номером, но который подстрахует нас, если Гильерме не будет 3-4 месяца. Ну а по Лобанцеву – не все знают, что он сломал пальчик и последние полтора месяца не тренировался. Ловить он ничего не мог. Это называется «не везет и как с этим бороться?» Ставить его на дерби не хотел тренерский штаб. Ровно из-за того, что они видят в нем перспективу вырастить очень хорошего вратаря. Пропускаешь пять штук и можно навсегда закончить с вратарской профессией. Тренеры говорят, что он бы точно стоял в воротах, если бы не сломал палец.

      – Из основы в молодежную команду переведен Магомед Оздоев. За что? Как он нахулиганил?

      – Чем бы он ни провинился, как бы ни хулиганил, это внутреннее дело нашей команды. Выносить его на широкую публику я не буду. Скажу так: было решение тренера, с которым я согласилась.

      Родственники

      – Вы считаете трансфер Романа Павлюченко ошибкой?

      – Нет. Я убеждена, что Роман Павлюченко – звезда, очень хороший футболист, он очень много сделал даже для «Локомотива». К сожалению, один пальчик сломал, другой – спину повредил. Травмы мучают не только нас. Тяжело всем командам.

      – Мы хотим вас спросить еще про родственников. Про начальника селекционной службы «Локомотива», вашего зята Кирилла Котова, карьера которого пошла резко в гору.

      – У нас в «Локомотиве» сложилось уже шесть пар. У одной пары уже родился ребенок. Один из моих родственников – дочь, все это знают. Дочь, которая получает очень маленькую зарплату. Никаких 20 тысяч евро, о которых писали, она никогда не получала. Ее зарплата такая же, как и у других менеджеров ее звена.

      Как и у всех молодых, у нас в клубе случаются служебные романы. Служебный роман с моей дочерью к карьерному росту Кирилла Котова никакого отношения не имел. Никаких больше родственников в «Локомотиве» у меня нет.

      – Но все равно для многих это повод говорить о клановости.

      – Не повод. Был бы повод, если бы на этом поприще у нас было бы что-то невнятное. У нас тут все хорошо. Давайте посмотрим.

      Первое – клубов, у которых стопроцентный успех в трансферной кампании, не бывает.

      Второе – у меня минимальный процент брака в трансферах за последний год. Зимнее окно-2012. Пришли Ещенко, Григорьев, Павлюченко, Тигорев, Беляев. По кому вопросы? Лето-2012. Пришли Циглер, Крешич, Чорлука, Самедов и Ндойе. Ваши вопросы? Про Крешича я объяснила. А вот ушли летом 14 человек. Покупая пять, 14 мы пристроили. Это говорит о том, что мы работаем над тем, чтобы не перегружать нашу зарплатную ведомость.

      Третье – большинство сидящих здесь участвовали в кампании 2010 года под названием «Купите Милевского». Помните? Болельщики с плакатами, статьи, это август-2010. Какая у Милевского статистика, где он сейчас?

      «Служебный роман с моей дочерью к карьерному росту Кирилла Котова никакого отношения не имел»

      – Переходит то ли в «Бешикташ», то ли в «Фиорентину».

      – А какая статистика? Ни у одного игрока, которого я покупала, нет такой статистики – одна передача, ноль голов. Ни-у-од-но-го. То, что я устояла, говорит о том, что хоть чего-то я понимаю. Давление было страшенное. Со всех сторон.

      – Баннеры «Купите Милевского», по-вашему, тоже были инспирированы?

      – Конечно. Тем, кто хотел больше всего Милевского. Он с ним потом и работал в Киеве.

      – Вы имеете в виду Юрия Семина?

      – Я сказала то, что я сказала.

      – После матча «Локомотив» – ЦСКА от судей поступила жалоба на поведение Кирилла Котова. Якобы он этим судьям угрожал.

      – Давайте сплетнями мы здесь заниматься не будем. Мы подали документы в органы, где этим вопросом должны заниматься. Представили видео из подтрибунного помещения, где видно, что Кирилл молча проходил мимо судей, с закрытым ртом. Судьи от своих претензий отказались.

      Судьи

      – Как вам судейство Безбородова в матче «Локомотив» – «Краснодар»?

      – Я вообще ничего не вижу в судействе Безбородова. Я вижу только, что – удивительное дело – мы не в меньшинстве. Мы больше всех играем в меньшинстве и не бьем никаких пенальти. У нас нет никаких инструментов.

      – Как вы относитесь к словам владельца «Краснодара» Сергея Галицкого о том, что, по его мнению, судейство было предвзятым?

      – С улыбкой. Я подумала, что их, наверное, судят гораздо лучше, чем нас. Я-то радуюсь уже тому, когда мы играем в равных составах. На такие мелочи, на которые он обращает внимание, я уже не обращаю.

      – Но Ян Тигорев прыгал прямыми ногами несколько раз.

      – Давайте я вам 20 случаев покажу, как сыграли против него и на каждое слово Галицкого дам вам видео. Но главное у нас было, когда выдающаяся звезда Арсланбеков судил нас с ЦСКА. Вышедший Дзагоев конкретно прямой ногой рубит игрока и не получает красную. А Тарасов незадолго до этого получает непонятную желтую, когда можно было устно предупредить. И тут же – вторую желтую и уходит. А у нас говорят, что ко всем одинаковый подход. Покажи с такой же принципиальностью карточку Дзагоеву. Нет. Я не говорю, что он такой-сякой. Просто, наверное, подумал: Дзагоев, игрок сборной, только-только закончилась дисквалификация..

      – Как вы отнеслись к амнистии Дзагоева?

      – Плохо. Но я знала, что она будет.

      – Откуда?

      – Потому что об этом говорили все наши игроки, которые ездят в сборную. Там он был уверен, что ему сократят дисквалификацию и он выйдет играть против нас.

      – Это магия сборной или Евгения Гинера?

      – Мне сложно сказать.

      – Правильно ли понимать, что, по-вашему, существует судейский заговор против «Локомотива»?

      – Нет, я так не говорю… Судейский штаб открылся, Роберто Розетти уже два раза приходил к нам в премьер-лигу, все генеральные директора могли задать интересующие их вопросы. Это большой прогресс.

      СНГ

      – Как вы относитесь к идее чемпионата СНГ?

      – Отрицательно... Мне было бы страшно, если бы в том матче «Зенит» – «Динамо» играл «Локомотив». Я думаю, мне бы техническое присудили.

      – Почему вы так думаете?

      – Потому что очень много вопросов было к «Динамо» по стадиону в Химках.

      – Но поражения им не дали. Почему дали бы «Локомотиву»? К «Динамо» и «Локомотиву» относятся по-разному?

      – Нет, у нас ко всем относятся одинаково – и к «Анжи», и к «Локомотиву», и к «Динамо».

      – Я понял ваш сарказм.

      – Так вот это жутко – когда тебе присуждают техническое поражение, когда ты этого не заслужил. На поле хорошо выяснять отношения. Я понимаю досаду «Зенита», который хочет уйти и создать новый чемпионат – чистый, хороший, пушистый, прозрачный, справедливый. Чтобы все болезни нашего чемпионата оставить здесь, а в новом все будет здорово и классно.

      Первое – так не бывает.

      Второе – если есть пример хоккея и баскетбола, то это совершенно невозможно в рамках регламента ФИФА и УЕФА. То ли в 2005, то ли в 2006 был скандинавский турнир. Он был над чемпионатами и носил чисто дружеский характер. К нему быстро потеряли интерес и быстро свернули. УЕФА не позволяет футболистам играть за национальные сборные, если они не играют в национальных чемпионатах.

      А что делать с первой лигой? А со второй? С молодежкой? В футболе все очень жестко регламентировано. Почему? Потому что миллиардную аудиторию собирает только футбол. Чемпионат мира и Европы, а также Лига чемпионов – это то ноу-хау, которое ФИФА и УЕФА никогда не позволят от себя отобрать. Они скажут: хотите первенство бани – флаг в руки, но Лига чемпионов – наша. К тому же если играть над чемпионатами, то когда? Я совершенно не поддерживаю. Это идея не может быть реализована не то что в 2013-м, а даже в 2015 году.

      10 лет лузерства

      – Почему вы запретили болельщикам вручать приз «Стальной рельс» Дмитрию Лоськову?

      – Вы знаете, что накануне матча умер наш ветеран Виктор Соколов. Минута молчания была на матче? У нас праздник или похороны? Мы встали и почтили память, а потом встали и сплясали канкан?

      «Мне было бы страшно, если бы в том матче «Зенит» – «Динамо» играл «Локомотив». Я думаю, мне бы техническое присудили»

      – Виктор Соколов умер в пятницу. А отказ болельщики получили в четверг.

      – В четверг был отказ был на тему, что в перерыве нервного дерби лучше ничего не делать.

      – Какого дерби? С «Краснодаром»?

      – Да. «Краснодар» до этого убрал «Терек» 3:0, а до этого 3:1 – нас.

      – Лоськова, кажется, не было в заявке.

      – А какая разница? Вы знаете, какой счет будет в перерыве? А если они ведут, а мы проигрываем – давайте все равно попрыгаем?

      – Это не помешало высокопоставленному чиновнику из РЖД выступать перед зрителями в перерыве матча с «Амкаром». А «Спартак» в прошлом сезоне не только чествовал Тихонова в перерыве, но и БМВ ему выкатывал прямо по беговой дорожке «Лужников».

      – В свое время нас долго просили поздравить в перерыве пляжный «Локомотив». Я очень уважаю их титулы, но внутренне была против. Во-первых, это другой вид спорта. Во-вторых, во время перерыва команда слушает тренера, меняет что-то в тактике. Но поскольку это проект РЖД, все очень хотели поздравить. После этого я получила очень много негатива по этому поводу от болельщиков. И спрашивается: когда кого слушать?

      Следующее – рельса. У нас есть своя инфраструктура – музей, бар. Я болельщикам еще в четверг сказала: поздравьте там. Они отказались: «Если так – сделаем в другом месте».

      – То есть ревности к прошлому у вас нет?

      – Абсолютно никакой. Хотя это и не моя позиция – праздновать десять лет лузерства. На мой взгляд, такое не празднуют. Хотя если хотят, пусть празднуют, я не против. Почему только ЦСКА не празднует те четыре года, что они не выигрывали чемпионство?

      – Отмечание первого чемпионства вы считаете отмечанием лузерства? Так можно подойти к отмечанию годовщины свадьбы. Уже десять лет, как у меня не было новой девушки.

      – У всех по-разному. Десять лет необщения с вашей первой любовью для вас может быть поводом пойти и попраздновать. А у клуба другой подход. Надо завоевывать, а не жить прошлым. А если вы хотите ткнуть меня прошлым, то я все знаю про то чемпионство.

      – Чемпионство 2002-го или 2004-го?

      – И то, и другое.

      – То есть там не все было чисто?

      – Я не буду отвечать на этот вопрос.

      «А если вы хотите ткнуть меня прошлым, то я все знаю про чемпионство-2002 и 2004»

      – Последнее по теме: на встречи выпускников вы тоже не ходите?

      – Хожу. Я горжусь своим образованием. И новое мне не надо завоевывать. Титулы надо завоевывать as soon as possible. А образование – получают, как правило, один раз и с ним живут.

      Результат

      – Со многим из того, что вы сказали, тяжело спорить. Вопрос остается один: почему же у «Локомотива» по-прежнему нет результата?

      – Футбол – это игра. А в игре – чистой, честной – случаются совершенно непонятные вещи, когда вдруг не попадают в ворота, когда вратарь вытаскивает мяч из девятки. Полностью просчитать свое право занимать какое-то место, даже несмотря на то, что игроки, тренеры и руководство сделали для этого все возможное. Ровно поэтому футбол привлекает столько зрителей. Потому что это игра. Да, место в таблице – это критерий. Но это не говорит о том, что те, кто не попал в тройку, ничего в этой жизни не достойны. Мы находимся на неприятном месте. Но мы еще поборемся.

      Ошибки

      – В четверг в эфире программы «Удар Головой» вашему советнику Денису Новоселову был задан вопрос, ошибается ли когда-нибудь его босс. Он ответил: «Нет». Повторю вопрос и вам: ошибается ли когда-нибудь Ольга Смородская?

      – У меня встречный вопрос: а Дудь когда-нибудь ошибается?

      – Безусловно, да.

      – Нет ни одного человека, который никогда не ошибается. Я – в том числе.

      Ольга Смородская: «Я готовлю лучшие в мире блины»

      Лучшее на сайте


      КОММЕНТАРИИ

      Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

      Лучшие материалы