• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      Максим Беляев: «В школе писал рассказы – весь класс требовал продолжения»

      20-летний Максим Беляев стремительно ворвался в основной состав «Локомотива», готовится стать одним из открытий сезона и уже удивляет Sports.ru. В пятничном интервью Кириллу Благову он рассказал, как делал хет-трик в день рождения отца, как писал рассказы в школе и как читает Алексея Навального в молодости. В день матча «Анжи» – «Локомотив» мы приподнимаем это интервью в ленте. Есть подозрения, что прочитав его, многие захотят сегодня съездить в Черкизово, чтобы просто посмотреть на Максима. Беляева.

      Максим Беляев: «В школе писал рассказы – весь класс требовал продолжения»
      Максим Беляев: «В школе писал рассказы – весь класс требовал продолжения»

      «Локомотив» вторую весну подряд начинает с призыва в основной состав защитника из молодежной команды. Вместе с Тарасом Бурлаком в центре обороны теперь заправляет 20-летний Максим Беляев. Впрочем, этого вполне могло и не случиться, окажись тренеры московского «Спартака» несколько дальновиднее.

      – Мне было пять лет, когда папа начал меня тренировать, – рассказывает Максим. – Через год он решил проверить мои силы на серьезном уровне и отвез в «Спартак». После первой же тренировки Кечинов, который тогда работал с моим возрастом, выдал мне бутсы – так приняли в команду. Семь лет я занимался в «Спартаке», а потом перешел в «Локо».

      - Почему?

      – На мое место начали ставить парня не по спортивному принципу. Пришлось уйти.

      - Что за парень?

      – Не буду говорить. Я и не слежу за ним.

      Детство Максима прошло в дорогах. Семья снимала квартиру в Мытищах – просыпаясь в половине шестого, он спешил в школу, откуда несся на тренировку, а затем волок ноги домой. На следующее утро нехитрый алгоритм повторялся.

      – Родители сейчас не работают, вся семья на мне. У меня еще сестра и брат есть. Сестра волейболом занимается, а брат – футбольный судья. Меня он еще не судил, но с этого сезона уже может быть помощником главного арбитра в молодежном первенстве.

      Все тренеры, с которыми так или иначе работал Беляев, отмечают его поразительную выдержку и психологическую устойчивость. Максим в свою очередь объясняет, что это совсем не то, что сразу было заложено природой.

      – Я с детства люблю читать. На сборы брал книги по психологии, чтобы что-то новое для себя почерпнуть, эта наука ведь очень важна и в обществе, и в личностном развитии. Лет в 13-14 я очень волновался, выходя на поле, а когда начал изучать психологию и работать над собой, уверенности сразу прибавилось.

      - Какие еще книги попадают в сумку, когда уезжаете на сборы?

      – Обычно беру что-то, что помогало бы отвлечься. Например, прочитал книгу про метро, написанную от лица машиниста. Теперь уже совсем по-другому смотрю на подземку.

      Сидя за школьной партой, Максим не всегда следил за тем, какие формулы выводил на доске учитель. При таком раскладе одноклассники вряд ли могли рассчитывать на Макса во время контрольной, но об этом вряд ли кто-то жалел.

      – Когда мне было лет 10-11, на уроках писал какие-то рассказы – потом весь класс брал почитать. Проглатывали моментально – настолько интересно было. Как же назывался рассказ-то? Не помню, приключения какие-то. Все требовали продолжения. Писал с ошибками, конечно, но главное-то – чтобы читалось легко и смысл был.

      - Евгений Башкиров из «Зенита» пишет стихи. Вы с ним знакомы?

      – Да, пересекались в юношеской сборной. Мне кажется, он гораздо умнее меня – по крайней мере, во время общения это ощущение не покидает. Он и читает гораздо больше.

      - Чтение прям настолько важно для футболиста?

      – Я слышал такую поговорку: дурак в школе – дурак на поле. На самом деле мне просто нравится.

      Гоняя за молодежный состав «Локомотива», Беляев привлек внимание Сергея Овчинникова, который тогда трудился в брянском «Динамо».

      – Летом 2010-го он хотел взять меня к себе, говорил: «Давай, Макс, мы надеемся на тебя». Но почему-то в итоге все сорвалось, и вместо меня поехал Сережа Ефимов. Не знаю, почему – может, тренеры посчитали, что я еще молод и лучше повариться в дубле.

      - Когда через полгода все же оказались в первом дивизионе, не было ощущения, что уже не выберетесь из этого болота?

      – Нет, я верил в себя и осознанно делал шаг назад, чтобы потом сделать два вперед. Собственно, так и получилось. Мне подходил только вариант с первым дивизионом, где я мог бы играть, потому что в клубе премьер-лиги меня запросто могли бы перевести в молодежный состав, и толку никакого от этого не было бы. Вообще, чтобы заиграть в премьер-лиге, обязательно нужно пройти школу первого дивизиона. Это правда очень сильно закаляет. Я пришел туда юнцом, а вернулся в «Локомотив» уже мужиком.

      - Чем конкретно помог первый дивизион?

      – Прежде всего, это жизненный опыт. Я ведь жил один, сам себе еду готовил – варил там супы, макароны. Бытовуха, в общем. А также – умение влиться в новый коллектив, правильно поставить себя, чтобы ветеранчики, старички приняли, и ты не сломался.

      - Ветеранчики не зажимали?

      – Да нет. Я к критике спокойно отношусь – выслушаю, спорить не буду. Поэтому со мной и конфликтов-то ни у кого особо не возникало, я никогда ни на кого не задирался. Ну, скажет человек что-нибудь грубое – лучше пропустить мимо ушей и продолжать работать, чем в ответ грубить.

      - Почему посреди сезона перебрались из Брянска во Владимир?

      – Я приезжал к одному тренеру – Смирнову, а потом пришел Петраков и начал перетряхивать состав, набирать своих людей, я ему оказался не нужен. Ну, и он по-тихонечку отправил меня во второй состав – мол, подыскивай себе клуб. Мне, конечно, хотелось поближе к Москве, чтобы на выходных иногда можно было домой приезжать – Владимир в этом плане был подходящим вариантом. Плюс там очень хороший, толковый молодой специалист работал – Евгений Дурнев.

      Первое, что всплывает в памяти при упоминании уже бывшего тренера «Торпедо» – его прекрасная пресс-конференция после матча с питерским «Динамо» летом 2009-го. Рассуждая о поражении своей команды, тренер Дурнев констатирует: «Вы своего дурака забили. У нас такого не нашлось».

      – Он и в общении с командой такой на самом деле. Чудаком его точно никто не считает. Наоборот, уважают – крутой тренер. Думаю, у него большое будущее.

      - Чего он в отставку-то ушел?

      – Да там финансовая ситуация не очень благоприятная была. Он добивался, боролся за то, чтобы о футболистах не забывали, но все без толку – наверное, устал. Нам же премиальные вообще не платили, а некоторые ребята до сих пор их так и не получили.

      - Хет-трик в матче с «Камазом». Как это было?

      Забил первый – они отыгрались, забил второй – снова отыгрались. Нужно было что-то делать – совсем не хотелось, чтобы два этих мяча были впустую – пришлось забить третий. Что-то фантастическое, конечно. Это же еще было 22 августа, в день рождения папы. Меня после этого матча всего изнутри разрывало, я тогда даже не смог сдержать слез, когда уже после игры гулял по вечернему Владимиру. Потом – бессонная ночь, не хотелось, чтобы этот день заканчивался.

      - Как вам вообще жизнь во Владимире?

      – Да спокойненько все. Сначала жил на базе, на территории стадиона «Торпедо», потом снял квартирку. Вообще Владимир показался мне очень приятным городком, много церквей, ощущение складывается, как будто ты находишься внутри храма.

      - Дурнев рассказывал, что быт в городе на уровне 19 века.

      – Это, конечно, не Москва, но вроде все не настолько критично. Там даже театр есть драматический, в который я ходил, – он прям рядом со стадионом.

      - С тех пор давно в театре были? И с чего вообще все началось?

      – Первый раз пошел в «Современник» на «Мурлин Мурло», мне очень понравилось. В отличие от кино, в театре видны все эмоции, видно, что актеры полностью отдаются – там не слукавишь, не сделаешь дубль. Это и зацепило. А последний раз в декабре ходил в МХАТ имени Горького, на спектакль «Ромео и Джульетта». В «Большом» вот еще не был.

      - Никогда не хотелось себя в этом попробовать?

      – Нет, таких мыслей не было. Правда, помню, в школе у нас был день самоуправления, и я был в роли директора. Звонил в какие-то департаменты, еще что-то такое делал – говорят, очень неплохо получилось.

      - Почему вас директором выбрали?

      – Видимо, нужен был ответственный человек, представительный.

      В декабре из молодежного состава «Локомотива» ушли четыре игрока, которые находились в состоянии более-менее близком к основному составу. Позже Ольга Смородская объяснит, что парни вели себя очень сложно, обсуждая новые контракты с клубом. Максим себя в такой ситуации не представляет.

      – Нет-нет, я так не поступлю. Для меня сейчас важно сделать себе имя, а потом уже оно будет работать на меня. Поэтому я не допущу тех ошибок, которые допускают многие молодые ребята, когда чуть только голову подняли, сразу требуют переписать контракт. Меня и так все устраивает.

      - Вашими делами занимается отец?

      – Нет, у меня есть агент, Глеб Панферов. Пересеклись совершенно случайно. Его сын 94-го года рождения играл в «Буревестнике», как и мой брат до того, как перешел в судейство. Они познакомились с папой, ну и начали вместе работать. Меня тогда еще даже по молодежи никто не знал.

      - У вас же в конце прошлого года был вариант с «Амкаром»?

      – Да, мы отыграли заключительный матч, против московского «Торпедо», и ко мне подошел представитель «Амкара». Говорит: «Макс, мы за тобой уже полгода наблюдаем. Миодраг хочет видеть тебя в своих рядах. Ты не против?» Разумеется, поиграть в премьер-лиге уже хотелось – сказал, чтобы они обсуждали это с агентом. Ну, и мне кажется, что эта заинтересованность поспособствовала тому, что меня взяли на сбор с основным составом «Локомотива».

      - Эти зимние сборы заметно отличались от всех, что были раньше?

      – Два года назад меня тоже брали на сбор с основным составом, но тогда скорее для галочки, и весь следующий год я провел в молодежке. А в этот раз я уже понимал, что меня берут как игрока, способного побороться за место в стартовом составе. Настрой был соответствующий – биться, доказывать. Чувствовал, что Коусейру рассчитывает на меня. Отношение со стороны других игроков изменилось, стал своим.

      - Последняя шутка, которую над вами шутили в команде?

      – В ответном матче с «Атлетиком» я подкатился под Токеро, а потом встал в боксерскую стойку – так, чтобы разрядить обстановку на поле. У меня это видео еще Вконтакте есть. Ребят это очень развеселило, до сих пор все по этому поводу подкалывают.

      Вконтакте Максим состоит в нескольких рэперских группах, лайкает треки Domino, а также подписан на Алексея Навального.

      – Политикой я стал интересоваться месяца три-четыре назад, когда все готовились к выборам в думу. Читал много статей в интернете, смотрел дебаты – так это и увлекло. Сейчас тоже слежу за тем, что происходит.

      - Вы были на митингах?

      – Пару раз был очевидцем.

      - Сахарова или Поклонная?

      – Думаю, если я подписан на Навального, это о чем-то говорит.

      Материалы по теме


      Лучшее на сайте


      КОММЕНТАРИИ

      Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

      Лучшие материалы