Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Защита Лужина

    Половинчатая недосказанность Гран-при Малайзии никоим образом не отразилась на традиционном «разборе полетов» Sports.ru. В очередной серии анализа самых любопытных событий этапа читателям предлагается взглянуть на, казалось бы, обыкновенные вещи с совсем не банальных позиций.

    Защита Лужина
    Защита Лужина

     Сегодня за точку отсчета предлагаем избрать оборонительное мастерство гонщиков, ведь сохранение позиций в гонке с изменением погоды по умолчанию требует от них повышенной концентрации и демонстрации всего технического арсенала. К удивлению многих, высшего балла за уик-энд при таком подходе заслуживают не негласные «люди дождя» (как, к примеру, Себастьян Феттель), а Фернандо Алонсо и Марк Уэббер.

    Столь агрессивно обороняющимся Алонсо не доводилось видеть даже за рулем чемпионского «Рено»

    Признаться откровенно, испанец вовсе шокировал – столь агрессивно обороняющимся его не доводилось видеть даже за рулем чемпионского болида «Рено». В воскресенье на «бензовозе» (в буквальном смысле слова, поскольку хромавший на баланс R29 был безбожно заправлен по самое горло) он сражался за каждую секунду пребывания на третьей позиции, словно советский солдат в руинах Сталинграда. Нандо рискованно лупил по тормозам вместо привычного двойного «поглаживания» (маневр, при перебарщивании в котором улетаешь за пределы трассы, как в концовке продемонстрировал уже упоминавшийся Феттель), корректируя снос болида попросту филигранной работой рулем. Крестил траектории при выходе из медленных поворотов, не страшась контратак по внутреннему радиусу, хотя его болид заметно уступал в скорости. Наконец, на прямых старался выгадать тактическое преимущество при последующем входе в медленную связку «правый – левый», дозируя энергию KERS с точностью швейцарского аптекаря.

    Право слово, если бы парни из Энстоуна выжали из аэродинамического пакета еще немного прижимной силы да умудрились найти противоядие от сумасшествия задней оси, совершенно не находившей сцепления с трассой, Алонсо мог бы произвести фурор похлеще хайдфельдовского серебра. Но и за «паровозик» Нандо стоит сказать спасибо: давненько не доводилось видеть, чтобы медленная машина сдерживала маститых преследователей не в силу профиля трассы или дефицита мастерства атакующих, а благодаря тонкой игре пилота.

    Относительно Уэббера разговор особый. Перестрелка, которую австралиец устроил совместно с чемпионом мира, достойна многократного пересмотра. Во-первых, для того, чтобы «заценить» новую тактику Марка. Он не пытался угадать маневр соперника, шарахаясь по ширине трека (в Сепанге полотно столь раздольное, что оставляет несколько траекторий для прохождения виража) или пресечь попытку атаки путем жестких «хлопаний калиткой» и устрашающих намеков на подобный трюк имени его бывшего напарника Дэвида Култхарда. Уэббо попросту думал на поворот вперед, то бишь жертвовал позицией «здесь и сейчас», чтобы через вираж восстановить статус-кво. Не верите? Последите за прохождением связки 10 и 11 поворотов. Последний является самым сложным на торможении едва ли не во всем чемпионате. Именно в нем Марк, заранее пропуская рисковавшего на позднем брэйкинге Хэмилтона, возвращал утраченное, поскольку британцу не хватало времени вернуть болид на оптимальную траекторию.

    Уэббер думал на поворот вперед, жертвовал позицией «здесь и сейчас», чтобы через вираж восстановить статус-кво

    То же самое наблюдаем в медленных виражах: Льюис атакует и, кажется, без проблем проходит оппонента по незаблокированному внешнему радиусу. Однако уже в следующей связке, пока пилот «Макларена» усмиряет страдавший от небольшой избыточной поворачиваемости болид, австралиец ныряет на радиус внутренний и сразу выставляет машину на путь идеального разгона. МР4-24 ничего не остается, как пристраиваться вслед и ждать прямой либо совершать экскурсию по траве. Отдадим должное чемпиону – чего он только не придумывал, чтобы оттереть «Ред Булл» от преследования! Здесь вам и фирменные поздние торможения, и алаверды-провокации с оставлением зазора в конце прямых (Уэббо ни разу не поддался!), и попытки выжать RB5 к краю полотна… В общем, попроси Хэмилтона в обычной обстановке повторить эти трюки, в восьми случаях из десяти вряд ли бы получилось столь безошибочно и хитроумно.

    Кто откровенно разочаровал в плане ведения обороны, так это Нико Росберг. И говорить о том, что немца подвела исключительно техника, будет несправедливо. «Когда начался дождь, даже на скорости 30 км/ч не мог держать машину под контролем», – утверждал после финиша пилот «Уильямса», и на это еще можно закрыть глаза. Но как быть с довольно уверенным контролем машины посуху, когда находился в лидирующей группе? Парадокс, но припадки беспомощности на Нико нападали аккурат в момент атаки соперников. То юноша откровенно «махал» мимо точки торможения, позволяя сопернику с запасом обходить себя в вираже, то зевал момент смещения конкурента внутрь на прямой, из-за чего попросту не успевал выкрутить руль. Откровенно же «спалился» Росберг на одном из крупных планов, когда принялся вертеть головой, пытаясь в зеркалах заднего вида разгадать маневр преследователя. По закону Мерфи Нико выбрал не ту траекторию...

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы