Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Екатерина Илюхина: «Иногда на бедрах бывают большие синяки»

    Алексей Шевченко встретился с самой обаятельной сноубордисткой, серебряным призером Олимпиады-2010 Екатериной Илюхиной и проговорил с ней почти час – о фотографиях в популярных газетах, 300 сообщениях на «Одноклассниках», прозвище Чика Йо-Йо, пицце, пасте, борще и жареной картошке, любимой хоккейной команде, футбольных тренировках и зарплате в 900 рублей, которую платил Новосибирск.

    Екатерина Илюхина: «Иногда на бедрах бывают большие синяки»
    Екатерина Илюхина: «Иногда на бедрах бывают большие синяки»

    «А почему раньше интереса не было?»

    - И как вам новая жизнь? Сильно ли все поменялось за последний месяц? Вряд ли кто-то мог назвать состав сборной России по сноуборду до начала соревнований. А теперь журналисты задают по триста вопросов в день, пусть и одинаковых.

    – Ничего особенно не изменилось. Да, везде дергают: телекомпании, газеты. Но жизнь осталась прежней. Старты идут. Сразу после Игр у меня был Кубок мира в Москве, скоро отправляюсь на другие соревнования. В этом смысле все по-прежнему.

    «Старалась поменьше говорить. Кто-то задает вопрос, а я всем отвечаю. Иначе невозможно»

    - Четыре года о сноубордистах никто не помнит. И только во время и чуть-чуть после Олимпиады о вас говорят. Да и этого бы не было, не получи вы медаль. Не обидно?

    – Как сказать… О сноуборде всегда говорили. Два года назад я победила на Кубке Европы, а потом перешла на Кубок мира. Впрочем, тогда тоже про меня мало писали. В сборной были более известные девушки. Но это и хорошо. Смотрите, теперь у меня медаль.

    - Встреч много было?

    – В первые дни после возвращения. Я тогда была на автомате, очень мало спала. Меня куда-то водили, но я мало что понимала. Теперь все успокоилось.

    - На встречу к президенту пойдете?

    – Да. Вырвусь со стартов на пару дней.

    - А с кем уже были торжественные встречи?

    – С нашим руководством федерации. На телевидении много выступала.

    - Много интервью раздали?

    – Старалась поменьше говорить. И для всех сразу. Кто-то задает вопрос, а я всем отвечаю. Иначе невозможно.

    - Не любите вы говорить, да?

    – Да и вопросы одни и те же. Но вообще… Вот сейчас всем хочется со мной поговорить. А почему раньше-то интереса не было? Не спрашивали, как у нас, что… Только после медали все началось.

    - Все-таки есть недовольство тем, что четыре года молчат.

    – Может быть, нас не хотели пиарить. Не так нас раскручивали, как, например, биатлон. А, может быть, нам просто это не надо? Вот молчали, работали, получили медаль.

    - Катя, вы вообще-то как раз для зрителей и выступаете. Нет?

    – Да я просто не люблю это – пиариться. Зачем? Начинаешь говорить что-то людям, а они ждут от тебя победы. Все-таки в спорте тяжело предсказать. Вот говорила бы я всем до Ванкувера, что еду выигрывать. А сама бы провалилась.

    - А вы вообще с журналистами говорили до этого времени?

    – Только с пресс-службой нашей федерации. На сайте публиковали мои интервью. Мы занимаемся своим делом. Выиграем – дарим радость людям. Нет – работаем дальше. Постоянная шумиха мешает спорту.

    «Мы занимаемся своим делом. Выиграем – дарим радость людям. Нет – работаем дальше»

    - Да ладно вам.

    – Но, конечно, мне еще непонятно, что будет потом. Я же первый раз в такой ситуации.

    Новокузнецкий «Металлург»

    - Читаете, что про вас пишут?

    – Только в последнее время смотрю. Да что там нового? Одно и тоже. Фотографии просматриваю. Очень приятно. Ничего плохого в прессе я еще не нашла.

    - Никто ничего не нарыл?

    – Так и нарывать-то нечего. А вообще интересно читать, что люди думают, пишут. Чаще всего благодарят за медаль. Приятно.

    - На «Одноклассниках» много поздравлений получили?

    – Очень! Триста сообщений в первый день, потом еще и еще. Хотят добавиться в друзья, поздравляют с медалью, подарки делают.

    - Отвечали?

    – Нет, конечно. Как можно отвечать, когда столько сообщений? Интересно, что многие смотрели соревнования, болели за меня. Не думала, что сноуборд так популярен в России. Не ожидала.

    - Вот они 15 минут славы.

    – Но опять же, есть и обратная сторона. Вот сейчас в Москве был Кубок мира. Я там стала пятой. Для меня-то это нормальный результат, но люди ждут, ждут. Хотят побед. Так что даже хорошо, что сейчас идет сезон. Буду думать о своей славе летом, когда сезон закончится.

    - До Олимпиады о вас было мало что известно. Вы правда за новокузнецкий «Металлург» болеете?

    – Ха-ха. Мне позвонили после того, как я выиграла два этапа Кубка Европы, а там участвовали сильные райдеры. Даже не мне звонили, а моему тренеру. Кто такая? Расскажите о ней? В общем, пытались что-то выяснить. А вопросы такие глупые были. Типа, какие виды спорта вам нравятся? Ну я и вспомнила, что ходила на хоккей, причем в Новокузнецке. Ага, говорят, вы болели за «Металлург»!

    «Вот сейчас в Москве был Кубок мира. Я там стала пятой. Для меня-то это нормальный результат, но люди ждут, ждут»

    - Так болели?

    – Да там «Металлург» играл и еще какая-то команда. За кого мне болеть в Новокузнецке? Я выбрала «Металлург». Мне потом еще в вину поставили, мол, живет в Новосибирске, а болеет за Новокузнецк. Эх, желтая пресса.

    - Значит разобрались: за «Металлург» вы не болеете?

    – Понимаете, я хожу на хоккей иногда. И там играет две команды. Я не могу сразу за обе болеть.

    - «Металлург» не очень высокое место в чемпионате занял.

    – Сейчас – да. Но раньше она была на высоте. Наверное.

    - А вот еще любопытная история. Пишут, что у вас прозвище Чика Йо-Йо. Что это?

    – Да меня все спрашивают об этом, но я не понимаю о чем речь, честно. Кажется, это где-то на сайте международной федерации появилось. Как эта информация туда попала сейчас и не разобраться. Никто никогда ранее меня так не называл. И сейчас, к счастью, никто так не называет. Но вообще интересно, что же это было.

    «Хайф-пайп мне не нравится»

    - К сноуборду вообще относятся не как к виду спорту, а как к хорошему досугу. Даже на соревнованиях видно, что представители вашего вида спорта какие-то отвязные. Не зря же единственный допинговый скандал был связан с тем, что человек покурил траву.

    – Вы знаете, а параллельный слалом все-таки ближе к горным лыжам, чем к хаф-пайпу, например. У нас все другое: крепление, жесткость досок, ботинки.

    - Вы бы смогли выступить в хаф-пайпе?

    – Да вы что! Там люди столько времени тратят на то, чтобы у них прыжок получился, а тут я такая пришла и прыгнула! Конечно, не смогу. Да мне это особенно и не нравится.

    - А в борд-кроссе?

    – А вот это уже ближе. Сейчас-то мало спортсменов-универсалов, считанные единицы. Но раньше люди выступали и в параллельном слаломе, и в кроссе. Но это не для меня. Там, конечно, интересно. Скорость, например.

    - Толкаться можно?

    – Да что вы! Нельзя. Вообще-то интересно в борд-кроссе участвовать. Но травмоопасно. И надо много тренироваться. А так нас запускали иногда в борд-кросс, но потом все-таки отказались.

    «Нас запускали иногда в борд-кросс, но потом все-таки отказались»

    - Расскажите, о ваших взаимоотношениях с иностранными спортсменами. Вы там все друзья? Враги? Или к российской команде, например, отношение настороженное? Сами знаете: водка, медведи, балалайка.

    – Знаете у нас как: вот есть сборная. И там мы все друг друга знаем, это наша компания. Вряд ли мы или кто-то другой пустили бы туда постороннего человека. Так же и у остальных. С европейскими сборными у нас отношения ровные. Мы здороваемся, но не более. С украинцами, конечно, более тесные связи. Швейцарцы вообще особняком держатся. Всегда.

    - Не нравится?

    – Я просто не могу до конца объяснить, как там все. Но швейцарцы всегда чуть в стороне.

    - Борды не крадут?

    – В Европе – нет.

    - А в России?

    – Просто на наших курортах очень опасно оставлять доску. Были случаи, когда и крали.

    - А вам вообще, где удобнее тренироваться? В России или в Европе?

    – Летом или зимой?

    - Зимой, наверное.

    – В России нет условий для нормальной подготовки. Только ОФП. У нас есть, конечно, склоны, но все-таки их не сравнить с зарубежными. Нам нужны ледники, а откуда они в России? Но и трасс, конечно, нет. Нам нужны нормальные трассы, нормальные условия. Да и потом в Европе проводится большинство соревнований. Нам там легче. Одно дело мы будем на турниры ездить из Австрии в Швейцарию или из Новосибирска в Швейцарию. Вон, канадцы, когда в Европу прилетают, тоже первое время привыкнуть не могут.

    - Хочется понять: в России нет климатических условий или нет технических условий для подготовки.

    – Скажу, что в России провести любой сбор гораздо сложнее. Тут слишком много бумажной работы. И условия точно хуже. У нас просто нет трасс нужного уровня.

    «В России провести любой сбор гораздо сложнее. Тут слишком много бумажной работы»

    - К Сочи построят.

    – Я там была несколько лет назад. И вот до сих пор думаю, а где они там собираются построить трассу для нашей дисциплины. Не могу вспомнить подходящих мест.

    - Если уж на Воробьевых горах построили…

    – Да, искусственную. Да дело даже не в этом. Сколько мы едем с горки на Воробьевых горах? 18 секунд. А на нормальных трассах больше минуты. И вы знаете, у нас два заезда, можно какое-то время отыграть за эту минуту. Но не за 18 секунд.

    Готовим сами

    - Вам где больше всего в Европе нравится?

    – В Австрии. Просто мой первый выезд был именно туда. И сейчас я все время приезжаю в страну с особым чувством. Красиво и в Швейцарии. Но все равно домой тянет. Ох, как тянет. Особенно, если месяца два сборы идут.

    - Что ж вас тянет-то? Там улыбаются.

    – Улыбаются – да. Но у нас люди намного добрее, чем в Европе. Те улыбаются, но на душе у них совсем по-другому. Да и потом очень скучаю по российской кухне. Там же все время полуфабрикатами кормят. Впрочем, мы сейчас с девочками сами готовим.

    - Готовите?

    – Конечно. Нас это больше устраивает, чем еда в гостинице. Там подают эту пасту или лазанью. Надоедает.

    «У нас люди намного добрее, чем в Европе. Те улыбаются, но на душе у них совсем по-другому»

    - А вы по очереди готовите?

    – Да все вместе. У нас апартаменты на четыре человека. Вот вечером и готовим.

    - Это нормально?

    – Гораздо лучше, чем питаться в отеле. Да, иногда вся готовка длится слишком долго, но все лучше, чем кормежка в отеле. Иногда хочется борща, картошки жареной.

    - Какие-то странные отели.

    – Вы и наш график поймите. Первая тренировка в 6 утра. Ледник в это время открывается. Обеда у них там как такового нет. Ставят нам на стол свою пасту, лазанью или пиццу. Разве это еда? Вот мы и готовим.

    - Тренировка в 6 утра!

    – Тут еще вот в чем дело. Мы же не можем точно знать свой график на ближайший день. От погоды многое зависит, а она в горах непостоянная. Вроде бы только солнце светило, раз и дождь со снегом начался. Ледник закрыт. Мы тогда общефизической подготовкой занимаемся. В футбол играем.

    - Вы на какой позиции?

    – Ой, я на той, где быстрее бы мне дали мяч, а я бы быстрее пнула.

    - Что вам не нравится в вашем виде спорта?

    – Да все нравится. Я же удовольствие получаю от всего. От тренировок, от стартов. Это так хорошо.

    - Хоккеисты тоже получают удовольствие. Но не любят, когда им бьют по голове.

    – Мне не очень нравится, когда холодно на улице. Костюм-то у нас тонкий, все сразу же дубеет. Очень неуютно. Осадки? Вот видите, судя по Ванкуверу, ненастье я люблю. А если о травмах говорить. Знаете, иногда на бедрах большие синяки. У нас есть щитки, но они защищают колени и голень. И вот, когда холодно, древки бьют просто ужасно. К счастью, в Европе не так холодно, как у нас.

    - А падения?

    – А я не падаю. Тут многое от человека зависит. Хочешь – будешь летать. Но можешь спокойно и без этого обойтись.

    Зарплата в 900 рублей

    - Губернатор Новосибирской области уже с вами встретился?

    – С какой это стати?

    - Вы же там живете.

    – Я живу в Новосибирске, но выступаю за Ханты-Мансийск.

    «Я много лет выступала за Новосибирск. Но однажды мне сказали, что прекращают финансировать мою подготовку»

    - Почему?

    – Я много лет выступала за Новосибирск. Но однажды мне сказали, что прекращают финансировать мою подготовку. Только через полгода появился Ханты-Мансийск. Но я сразу поставила условие, что буду жить в Новосибирске. Я очень благодарна руководителям Ханты-Мансийского округа. Они сделали многое для этой медали.

    - Есть обида на Новосибирск?

    – Как я могу обижаться на свой родной город? Нет, что вы. Ну не захотели меня финансировать. Теперь, наверное, локти кусают. У нас все деньги на футбол и хоккей уходят. Хотя можно было, наверное, и на сноуборд средства найти.

    - Вы дорогая спортсменка?

    – Давайте подсчитаем. Запросы у меня были небольшие. Я просила, чтобы мне оплачивали билеты из Новосибирска в Москву и гостиницу в столице на два дня. Остальное уже идет за счет федерации. При этом я ездила раз в полтора месяца.

    - Это же примерно 25 тысяч рублей в месяц. Или в два месяца.

    – Видимо, не понимали, для чего это.

    - А зарплата?

    – Я вам скажу, какая у меня зарплата была в Новосибирске. 900 рублей. Потом, правда, увеличили до 2 тысяч рублей. Но это был максимум. И вот я не понимаю, почему мне отказали. Я же еще в то время выполнила все нормативы, стала ездить на международные соревнования. И если бы не мой друг… У родителей-то не было денег на мои поездки.

    - Зато сейчас вы очень богатая.

    – Не знаю. Да и не думаю об этом, если честно. Мне уже объявили премию от федерации. Что-то должно от государства прийти. Вы, кстати, не знаете, сколько?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы