Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Петер Бондра: «Сейчас мы даем возможность выиграть старшему поколению»

    Генеральный менеджер сборной Словакии Петер Бондра в интервью Sports.ru рассказал, как распределяются обязанности между ним и тренерским штабом, прячут ли команду от болельщиков, и объяснил, чем отличаются мечты от целей сборной Словакии на домашнем чемпионате мира.

    Петер Бондра: «Сейчас мы даем возможность выиграть старшему поколению»
    Петер Бондра: «Сейчас мы даем возможность выиграть старшему поколению»

    – Вам, наверно, тут прохода не дают. Вы по городу-то пройтись можете?

    – Да, на улице узнают, просят автографы. Но я подпишу. Это для меня не проблема.

    – И часто вас можно встретить на улицах Братиславы?

    – Сейчас я практически не хожу, некогда. Мне надо делать все, что бы наша команда на этом турнире хорошо играла. У меня просто нет свободной минутки, времени поспать даже не очень много. Я хочу, чтобы игроки чувствовали, что мы стараемся сделать для них все, что только возможно. Это моя работа, чтобы игроки были единым целым, чтобы мы работали как команда, которая хочет добиться только одного – большого успеха. Хотя отдыхать надо. Мы здесь всего несколько дней, а турнир долгий. Я хочу вывести команду куда-нибудь. Может быть, прокатиться на катере по Дунаю. Мы же все время на льду, в четырех стенах. Нам надо выходить на солнце, гулять всем вместе, командой.

    – Вся Словакия сейчас сходит с ума по хоккею. Вам в рекламе перед чемпионатом не предлагали поучаствовать?

    – Я и шесть наших игроков приняли участие в рекламе для Coca-Cola и Orange. Но совсем немного.

    «У нас всего 35-50 кандидатов в сборную, которые могут играть на высоком уровне»

    – На чемпионате мира в Москве сборная России жила за городом в закрытом доме отдыха. Вы тоже спрятали свою команду?

    – Мы думали об этом, обсуждали такую возможность с тренерами. Но решили, что первое время поживем в городе, посмотрим по обстановке, насколько сильный ажиотаж будет вокруг нас. Если вдруг что, найдем гостиницу за городом. Но все хорошо. Ребята всем довольны. Как я уже говорил, будем выезжать командой куда-нибудь после обеда, чтобы ребята могли отдохнуть и думали не только о хоккее. Это моя работа, найти любые возможности, чтобы ребята выходили на лед свежими и были готовы играть.

    – В сборной России состав формирует тренерский штаб, в Канаде этим занимается генеральный менеджер. А как распределены обязанности в сборной Словакии?

    – Мы вместе с тренерами подбираем игроков. Обсуждаем игроков на каждую позицию, решаем, сможет ли этот хоккеист помочь команде, и сообща принимаем решение. С другой стороны, у нас всего 35-50 кандидатов в сборную, которые могут играть на высоком уровне. Да, у нас болела голова, кого оставлять в команде, но не так, как у вас.

    – Бережете для кого-то еще место в заявке?

    – Да, у нас есть еще три места. Одно в групповом раунде и два в квалификационном.

    – Чего бы вам больше хотелось: чтобы Здено Хара приехал в сборную или выиграл Кубок Стэнли?

    – От всей души желаю Харе выиграть Кубок Стэнли. Я был игроком, и знаю, как это тяжело. Я его друг, его поклонник и, надеюсь, он пройдет в розыгрыше Кубка Стэнли максимально далеко. Но, если вдруг у его команды в НХЛ не сложится, я со своей стороны сделаю все возможное, чтобы Здено приехал к нам в сборную.

    – Ярослав Обшут провел очень хороший сезон в России. Но, похоже, не подошел вашей команде.

    – Мы говорили с тренерами насчет Обшута. У нас в сборной почти все игроки прошли тренировочный лагерь. Ярослав очень хорошо играл, но долго. А мы работали с уже освободившимися игроками, и было тяжело включить еще кого-то в команду.

    «Этот турнир – для того поколения наших игроков, которое скоро уйдет из хоккея»

    – Когда мы в прошлом году разговаривали с вами в Минске, вы сказали, что хотели бы ввести молодых игроков в состав национальной команды. Где же они?

    – Да, и я не отказываюсь от этой идеи. Я хочу дать дорогу молодым и стараюсь сделать это с тех пор, как пришел в команду. На последнем турнире перед чемпионатом мира у нас в команде был 19-летний Рихард Паник, почти юниор. Он и перед чемпионатом мира тренировался с командой. До этого мы привлекали к сборной Томаша Татара. Мы попробовали почти всех 22-24-летних игроков, которые играют в словацкой лиге.

    Так получилось, что на этом турнире нет молодых. Этот турнир –  для того поколения наших игроков, которое скоро уйдет из хоккея. Мы с тренерами думаем, что они могут что-то выиграть. Да, я хотел бы видеть в команде и Паника, и Татара. Но Лашак и Бартечко принесли нам золото в 2002 году. У Татара, Паника, Микуша все еще впереди, они обязательно будут играть в сборной еще десять-пятнадцать лет. Сейчас мы даем возможность старшему поколению игроков выиграть.

    – А что за история с приглашением Томаша Татара? В газетах писали, что вы звали его в команду, но не договорились с «Детройтом».

    – У меня не было никаких переговоров с «Детройтом». Я не мог приглашать Томаша, потому что знал, что его подняли из АХЛ в первую команду. Но его агент начал раздавать газетам какие-то интервью, делать себе рекламу. Со мной он ни о чем не говорил. Татар молодой игрок, он будет хорошим хоккеистом. Но у нас сейчас возрастная команда. Возможно, он попал бы в состав, а возможно, и нет. А я не могу позвонить в «Детройт» и сказать: «Отдайте нам его, мы хотим его посмотреть. Если не подойдет – вернем обратно». Ситуацию вокруг Татара просто никто нормально не объяснил. Я потом специально разговаривал с нашими журналистами и объяснял им, что на самом деле произошло. У меня как у менеджера есть определенный порядок действий по приглашению игроков в сборную. Общение с менеджерами клубов – это целый процесс, определенный протокол. Я должен действовать постепенно, шаг за шагом. Я не могу сразу звонить игроку и говорить «Приезжай!». Так поступать нельзя. Свою работу я всегда хочу делать профессионально на сто процентов. Если я сделаю ошибку, это будет минус для моей репутации. Я с большим уважением отношусь к командам НХЛ и хочу получать от них такое же отношение. Как я буду к ним относиться, так и они ко мне. С клубами надо выстраивать отношения, тогда будет проще достичь понимания.

    – Еще до начала чемпионата видела, как вы буквально обследовали каждый миллиметр этого дворца. Как он вам?

    – Новый, чистый. Места для зрителей очень близко ко льду – это хорошо. Болельщики должны чувствовать себя частью игры на арене. Мне нравится. А вам как?

    – Организаторы забыли про места для фотографов и видеооператоров.

    – А, видите. Значит, не все хорошо. Но у нас нет никаких проблем. С нашей раздевалкой все в порядке, мы довольны.

    – Радивоевич сказал, что он таких раздевалок даже в Америке не видел.

    – Они очень просторные, все сделано для команды. Бассейн, сауна – все есть. Там очень много места, не тесно.

    «Я с большим уважением отношусь к командам НХЛ и хочу получать от них такое же отношение»

    – Команды жалуются на лед – говорят, он очень мягкий.

    – Да, это все из-за того, что дворец только-только построили. Думаю, если бы эту арену закончили реконструировать за три-четыре месяца до старта чемпионата, таких проблем бы не было. Но я ничего не могу сделать с этим. Наша команда испытывает точно такие же проблемы со льдом. Мы все в одинаковых условиях.

    – Потом дворец перейдет к местному «Словану». Как думаете, он будет собирать полные трибуны?

    – Я надеюсь. Но не могу дать никаких гарантий.

    – У вас в сборной нет ни одного игрока из национального чемпионата.

    – Согласен. Я надеюсь, что наш внутренний чемпионат будет улучшаться. У нас есть хорошие игроки в чемпионате Словакии, но сейчас, на чемпионате мира, мы постарались собрать всех сильнейших.

    – «Лев» будет играть в следующем году в КХЛ. Как вы к этому относитесь?

    – Я совсем не против.

    – А вот финны и шведы не хотят, чтобы их клубы играли в КХЛ.

    – Это бизнес, я понимаю. Я смотрю на это, как хоккейный болельщик, поэтому думаю «Почему бы и нет?» А если смотреть на эту тему со стороны бизнеса и маркетинга – это совсем другая проблема. Не знаю, будут ли из-за этого проблемы в нашем хоккее. Но пока я особых отрицательных моментов не вижу.

    – Цель сборной Словакии здесь – только победа?

    – Наша цель – играть с сердцем. Чтобы наши болельщики видели, что мы хотим и стараемся сделать все для успеха. А как в итоге получится – не буду загадывать. Будет золотая медаль – хорошо! Это наша мечта.

    – Чувства, которые испытали в 2002 году, еще не забылись?

    – Я прошел через это как игрок, а теперь совсем не прочь испытать эти чувства как менеджер.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы