Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Отдыхай, Москва

    Казанский «Ак Барс» по ходу шестого матча уступал московскому «Динамо» в счете, но вышел в финал, выиграв 3:1. Синяк Сергея Зиновьева, полчаса айстайма для Ильи Никулина и Андрея Первышина, а также Владимир Вуйтек, которого манит пенсия в Чехии, – последний матч полуфинала Кубка Гагарина в заметках корреспондентов Sports.ru.

    Отдыхай, Москва
    Отдыхай, Москва

    ***

    Было два часа до матча. Динамовцы хмуро тащили свои баулы в раздевалку. Защитник Игорь Головков зачем-то нес две клюшки, хотя сам прекрасно понимал, что играть он не то что в этом матче – а в этом сезоне не будет. Сергей Зиновьев сиял огромным синяком, из которого колюче выглядывал левый глаз.

    – Это его свои или чужие? – спросили Владимира Вуйтека.

    – Чужие. Жестковато против него играют, – ответил тренер.

    Вуйтек приехал минут за двадцать до команды, пил чай и, чтобы не выказывать волнения, много шутил.

    – Мне 62 года, у меня в Чехии уже пенсия. Я не нервничаю, – сказал Вуйтек и нервно засмеялся.

    ***

    Казанские хоккеисты в разминочный футбол играли весело, без напряжения на лице. Пробили даже подвесной потолок.

    Массажист «Ак Барса» перед разминкой подошел к охраннику:

    – Вы во время разминки последите за нашими шайбами на скамейке. А то в прошлый раз десяти штук как не бывало.

    Это еще повезло. У Ягра в 2005-м воровали клюшки.

    ***

    Тренер «Ак Барса» Валерий Белов разговаривал с журналистами до игры минут пятнадцать. А до этого беспокойно обсуждал какой-то технический пункт регламента со своим коллегой из «Динамо» Равилем Якубовым.

    Белов был довольно откровенен, однако в одном случае напустил туману:

    – Мы уже, – сказал, – придумали, кто сыграет у нас в защите, но это секрет.

    – Да ладно вам, – говорили ему, – до матча – час с небольшим. Мы это дадим в новости за 15 минут до начала. Никто не успеет подготовиться.

    Белов раскрыл секрет (нападающий Михаил Жуков в обороне), а затем рассказал о настоящем диагнозе Алексея Емелина.

    – Я только Игоря Волкова не понимаю, – сказал Белов. – Как можно своему коллеге желать худшего. Помните, он сказал, что Емелину еще и зубы неплохо бы выбить. Не понимаю.

    В хоккейном мире такое действительно не приветствуется.

    ***

    Без травмированных Емелина и Мухачева, а также дисквалифицированного Панина у «Ак Барса» осталось четыре основных защитника. Три с половиной, если знать о травме Ильи Никулина.

    Бреши в защите Зинэтула Билялетдинов залатал наскоро: взял из фарм-клуба 19-летнего Токранова, который в КХЛ до этого не выходил вовсе, да отрядил в оборону нападающего Жукова. Оба сыграли по восемь минут – и проявили себя молодцами, что в их случае означает – не напортачили.

    Илья Никулин провел на льду 29 минут. Андрей Первышин – 31.

    ***

    У представителей команд наконец-то исчезла тяга все сваливать на работу арбитров. Это был самый спокойный матч серии.

    На этот раз дошло до того, что Вячеслав Буланов и Сергей Кулаков (он, в конце концов, остался в резерве) разгуливали по подтрибунному помещению в абсолютной тишине. Только Владимир Вуйтек спросил: «Почему вы раньше не судили?»

    Не было и продолжения конфликта Якубова с Поляковым. Что мешало и прежде так работать?

    ***

    Как-то так вышло, что после матча было две церемонии рукопожатия: одна – с Зиновьевым, другая – без него. Сергей прожужжал в раздевалку, пожав руки только Алексею Морозову и Илье Никулину. Алексей Бадюков, у которого с Зиновьевым дружба уровня «Матерацци-Зидан», этого рукопожатия, должно быть, и не хотел вовсе.

    – Чего хочет Зиновьев – не знаю, – говорил он, слегка раздраженный вопросом. – Почитаем, как он в прессе это объяснит.

    Зиновьев объяснился довольно скоро. Но оставил ощущение, что для него война не закончена.

    ***

    Из ложи прессы матч смотрел Алексей Терещенко, поигравший в свое время и за «Динамо», и за «Ак Барс». И в каждой команде он становился чемпионом. После матча Терещенко пошел к раздевалке казанского клуба, хотя родное для.него все же «Динамо». Очень как-то это грустно.

    ***

    Когда все закончилось, Владимир Вуйтек вспоминал Андрея Коваленко, с которым выигрывал два золота в Ярославле. Говорил, что таких игроков уже не делают. Расчувствовавшись, Владимир произнес:

    – О новом контракте с «Динамо» я пока не говорю. Мне 62 года. И я думаю о завершении карьеры.

    Он второй раз за день вспомнил про свой возраст.

    ***

    В фойе Малой спортивной арены болельщиков «Динамо» и команду разделял заборчик. Хоккеисты могли спокойно идти себе на улицу – и никто бы их не достал. Это ведь очень просто: взять в руку телефон, для вида говорить что-то в трубку и быстро-быстро шагать к двери. Но они переходили через этот забор.

    С десяток человек сфотографировались с Даниилом Марковым. Контраст на снимках будет сильный. Дело в том, что болельщики все как один улыбались. А глаза Маркова не выражали ничего.

    У Эрика Ландри настроение было гораздо лучше (он хотя бы не играл).

    – Эрик, ты молодец, – кричали ему. – Оставайся с нами. Ты за «Динамо».

    – Спасибо, – говорил он.

    – Как тебе Россия!?

    – Спасибо.

    – Очень холодно?

    – Спасибо.

    – Тебе нравится Москва?

    – Спасибо.

    Автографы давали все. Даже мимо проходивший спартаковский тренер Милош Ржига, который болел за своего товарища Владимира Вуйтека. Вы представляете хоть одного футболиста, который после такого поражения сможет поговорить с людьми? А потом ответить на вопросы журналистов? А потом без охраны побрести к своей машине? А потом по пути снова раздавать автографы и фотографироваться?

    А мы видели пятнадцать таких хоккеистов.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы