• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      Дмитрий Булыкин: «В российских командах многие со всем смирились и не понимают, зачем им рвать жопу»

      Нападающий «Твенте» объяснил Александру Муйжнеку, чем же так хорош голландский футбол, и рассказал о том, как обустроить Россию.

      Дмитрий Булыкин: «В российских командах многие со всем смирились и не понимают, зачем им рвать жопу»
      Дмитрий Булыкин: «В российских командах многие со всем смирились и не понимают, зачем им рвать жопу»

      К площади у вокзала Энсхеде подруливает черный GL. Булыкину нужно ненадолго отлучиться за город, а пока он предлагает подбросить до «нормального центра» и потом посидеть в итальянском ресторане. Через час перед Дмитрием возникает салат с тунцом и кола-лайт.

      – Съездил нормально, с доктором пообщался. Надо решать мои проблемы.

      – Серьезная травма?

      – Ну такая. У меня мениск в начале сезона был, сейчас что-то колено опухает, они вот разбираются почему. Могу в плей-офф выскочить только ненадолго. Сейчас поговорим с тренером, решим, что делать.

      – В декабре вы отказывались оценивать сезон. Сейчас самое время.

      – Заняли шестое место, то есть не заняли, а пока идем на шестом месте (в итоге «Твенте» остался шестым, но в стыковых матчах за участие в Лиге Европы уступил «Утрехту» – Sports.ru), я забил всего пять голов. Сезон у меня не получился, оцениваю как неудачный.

      – Вы не знаете, где будете играть в следующем сезоне?

      – Пока нет. По продлению контракта будем разговаривать, но пока никакой конкретики нет.

      – Вы много рассказывали о крутых фанатах всех клубов, где вы играли. Какие у вас отношения с фанатами «Твенте»?

      – Здесь на улице все узнают, все-таки городок маленький, а болельщиков много. Поэтому хочешь-не хочешь – приходится общаться. Конечно, многие болельщики складывают мнение о тебе по предыдущим заслугам, и там было за что меня хвалить: чемпион Голландии в «Аяксе», самый эффективный нападающий, и до того был чуть ли ни лучшим бомбардиром Эредивизи. Поэтому здесь у меня имя очень хорошее, и болельщики понимают, что я футболист высокого класса.

      – Ваш фанатский сектор вывешивал баннеры не только с кокаиновой дорожкой, но и с требованием к «Твенте» показывать уже наконец футбол. Вряд ли кто-то еще в Голландии играл в этом году нулевые ничьи или матчи с одним голом чаще, чем вы.

      – Я это связываю с тем, что нам не хватает логического, качественного и быстрого завершения атак. Нападающий Люк Кастайнос стоил немало, но все от него ждут результата, его ставят в состав. У него получается забивать, но не так, как хотят все. Отсюда столько недовольных нашей игрой.

      – Что за тренер и человек Стив Макларен?

      – Человек с отменным чувством юмора, всегда веселый, любит пошутить. У него найдется, что рассказать. Опоздал или плохо сыграл – сразу начнет травить шутки в тему. Он же сам был футболистом, причем хорошим, и тренировал на высшем уровне, и с Алексом Фергюсоном поработал, и в сборной. Как тренер он был не псих и не деспот, а уважаемый специалист, который общался с футболистами и давал им понять, чего от них хочет.

      – Почему у него не получилось в «Твенте»?

      – У команды был кризис. Не оказалось у нас тех лидеров, которые могли бы оттуда нас вытащить. С самого начала мы не могли найти правильный подход к тому, чтобы забивать достаточно голов, да и дальше с реализацией моментов было трудно, с взаимопониманием в завершающей стадии атаки. Полного единения футболисты не достигли.

      – Как вы проводите в Энсхеде время, свободное от футбола?

      – Здесь есть чем заняться – ходят и по дискотекам, и по ресторанам. Это у нас только мнение, что футболист не должен никуда выходить. А тут часто так бывает, что русские разговаривают с иностранцами о наших игроках – вот, позволяют себе в клубы ходить после матчей, бутылку пива выпить… Иностранцы смотрят: и что? У нас вон сколько раз ловили пьяных футболистов за рулем. Для наших это небольшая дикость, но те, кто поиграл в европейском клубе, понимают, что все это в порядке вещей и не надо заострять на этом внимание и говорить, что раз футболист пошел в ночной клуб, то он плохо играет. Эти вещи друг от друга не зависят. А когда полкоманды идет вместе куда-нибудь развлечься и отдохнуть, я считаю, это здорово. В Европе это считается сплочением коллектива.

      А Энсхеде – на самом деле красивый маленький городок на границе с Германией. Часто езжу отсюда и в Дюссельдорф, и в Амстердам. Недавно Григорьев-Аполлонов туда приезжал, и DJ Smash, мы с ними вот виделись, провели и День королевы вместе. Развлечений хватает. И опять же, когда ты увлечен работой, играешь, у тебя все хорошо, то тебе любой город будет нравиться. А когда ты сидишь на скамейке, у тебя ничего не получается и ты в депрессии, тебе ни Москва, ни Мадрид не понравятся.

      ***

      – Вы говорили, что в Европе не понимают трансферной политики «Зенита». Чем от него отличается ПСВ?

      – Ну таких уж баснословных денег там не тратят. Они хотели себе место в Лиге чемпионов, под эти задачи были найдены спонсоры. В Европе команды если хотят выиграть, то стараются достать побольше денег, а там уже все зависит от грамотного менеджмента и тренерства.

      – В России все еще считают, что в Голландии играют в деревенский футбол – нормальной защиты почти ни у кого нет, уровень игры безобразный, особенно у команд за пределами первой пятерки.

      – Я знаю команды в России с еще более чудовищным уровнем защитников, чем в Голландии. Здесь просто стиль игры немного другой, все стараются идти вперед большими силами. А у нас много команд, где атакуют человека два, а остальные все стоят в обороне, стараясь не пропустить. Из-за этого снижается качество футбола, особенно его зрелищность. Я люблю, когда футбол зрелищный, как в Германии, в Англии. Там забивают и по три, и по четыре гола, но не говорить же теперь, что у них защиты нет. Просто там игроки очень быстро и массово выходят из обороны – отсюда и результативность. В футбол уже научились играть все, все знают, как нормально выстроить защиту, но ведь многое зависит от того, как сыграть впереди. В Голландии уделяют этому больше времени, чем тактике и обороне, в Италии и даже России с этим не так. Здесь считают, что пусть лучше защищающиеся красиво выходят в атаку, через пас, даже если их прессингуют, и не бьют куда попало вперед. Иногда из-за этого возникают проблемы, но тем не менее Голландия славна таким стилем игры.

      – И все же в Европе у голландских клубов давно нет никаких успехов.

      – Сейчас из-за кризиса все клубы пошли на сокращение зарплатной ведомости и привлечение молодых футболистов, которых можно потом продать. Раньше в ПСВ и «Аяксе» играли просто мегазвезды, которым платили большие зарплаты. Ибрагимович в «Аяксе», раньше – Роналдо в ПСВ. А сейчас в «Аяксе» не переподписали Мику Сулеймани – сказали, мы тебе много платим, давай уменьшим зарплату в два раза, тогда будешь играть. Сейчас от этой модели уже отошли и выбрали для себя иное развитие футбольной индустрии.

      – У многих любимый бомбардир в Голландии – Вильфрид Бони. Кто у вас?

      – Бони в этом сезоне крут, да. «Витесс» вообще очень хорошо выступил, а когда команда работает на одного нападающего, и он такой качественный, то начнет забивать по-любому. Потому что пять моментов тут за игру есть точно, вопрос только, будут ли пытаться исполнять сами или предоставят это тебе. Это и влияет на результативность бомбардира. Точно так же и весь «Фейеноорд» играет на Грациано Пелле, все его ищут, он может реализовать.

      – Проект «Витесс» – один из главных сюрпризов в Голландии последних нескольких лет. Как у Мераба Жордании это получилось?

      Этот сезон, безусловно, они могут занести себе в актив. Но я предпочитаю формировать свое мнение не по одному сезону. Сейчас у «Витесса» получалось почти все, давайте посмотрим, что будет через год, и только тогда можно будет судить, кто это – еще один постоянный претендент на чемпионство или случайный выскочка.

      – Благодаря вам все вспомнили, что существует «Ден Хааг». Прорекламируйте клуб, который достоин того, чтобы о нем узнали.

      Какой клуб ни возьми, он выдает хорошие матчи, играет с огромным энтузиазмом, на него приятно смотреть. Можно найти приятные моменты в любой команде – например «Херенвен», там все-таки тренер ван Бастен.

      А если еще и обратить внимание на то, как организован показ футбольных матчей в Голландии, вообще обзавидоваться можно. Все матчи показывают в HD, в хорошем антураже – а у нас даже если неплохую игру показывают ужасно, то пропадает всякое желание смотреть. Здесь сумели создать качественный ТВ-продукт, который всем нравится.

      – Сколько вы знаете людей, которые в России смотрят чемпионат Голландии?

      – На самом много людей смотрят и «Аякс», и ПСВ, и «Фейеноорд». Тем более, приятно посмотреть картинку в хорошем качестве, с обилием голов. Ну и в Голландии играют футболисты, которые скоро переезжают в топ-клубы уже мирового уровня.

      Я это к тому, что уже год в России невозможно легально смотреть голландский футбол. В то же время телемагнат Руперт Мердок приобрел права на показ чемпионата Голландии со следующего сезона, что принесет Эредивизи 960 миллионов евро. Как это объяснить?

      – Я не настолько в этом разбираюсь, но вижу, как в Голландии построен телебизнес. Здесь огромное количество ТВ-шоу, лицензии на которых продаются по всему миру – танцы на льду, например. В масштабах Голландии это создать не так трудно, но мне кажется, проще переговорить с теми компаниями, которые умудряются на таком уровне показывать футбол тут, чтобы организовали у нас так же.

      А как здесь организован показ даже первой лиги, обзоров игр – отдельный разговор. Здесь почти у каждого клуба есть свое телевидение: «Твенте-ТВ», «НАК-ТВ», «Херенвен-ТВ». И народ узнает, что происходит. Популярные клубы здесь еще и участвуют в социальной жизни, даже в маленьких городах клуб – это пусть не градообразующее предприятие, но очень серьезный социальный проект. У Голландии можно много чему научиться, хотя, конечно, у более успешных лиг – тоже.

      ***

      – Вас уйму раз спрашивали, хотите ли вы вернуться в Россию. Я спрошу еще раз.

      – Посмотрим. Если меня заинтересует предложение или будет какой-то хороший вариант, который меня устраивает во всем, то почему бы и нет.

      Вы рассказывали, что по возвращении хотели бы как-то поменять нашу футбольную жизнь. Почему этим должны заняться именно вы?

      Все-таки я накопил опыт игры не в последних клубах Европы. Я знаю, как все устроено изнутри, я посмотрел, как все работает, какие, например, в той или иной ситуации ставятся стратегические задачи. Общался со многими футбольными специалистами за пределами поля. Мне было это интересно и, не скрою, что в будущем, если такая возможность появится, хотел бы как-то применить этот опыт в российских условиях.

      – Что вы намерены менять прежде всего?

      В первую очередь – отношение футболистов к игре, во вторую – к премиальным. На поле нужно пахать, чтобы получить премиальные, а не сидеть на скамейке и получать по полной, как игроки основы. Так что работы непочатый край.

      – Говорят, что в российском футболе слишком много денег.

      – У нас просто от этого бабла питается очень много людей. И все выстраивают такую систему, которая удобна им, а не клубу и прогрессу футболиста. Важно изменить подход к футболу в России в целом, не как к зарабатыванию денег всякими агентами в ущерб футболу. Зарабатывать должны те, кто реально хочет сделать футбол лучше и принести ему пользу.

      И по поводу футболистов. Многие из них заключают контракты и уже ни не хотят совершенствоваться, а плывут по течению. В результате в клубах оказывается много средних игроков. Поэтому надо создать такую систему, как в Голландии или Англии – хотя я конечно не знаю, какие там условия, какие поощрения труда. Надо у наших англичан спросить.

      – Мешает ли российскому футболу лимит на легионеров?

      – Почему, вполне помогает. В Европе у всех лимиты. В той же Англии ты должен играть за сборную, и уже не привезти в клуб среднего африканца. В Италии, Испании – везде лимиты на легионеров, нормально живут, нашли оптимальную систему.

      По поводу бабла. Пять лет назад «Аякс» покупал за 16 миллионов евро Миралема Сулеймани. Для трех подряд чемпионств им едва ли понадобилось столько же денег. Как «Аяксу» это удалось?

      – Во-первых, хороший баланс цены и качества при покупке игроков. Клуб покупает новичков, совершенствует их и потом продает. Во-вторых, тренер де Бур – очень большой специалист. В-третьих, подход к премиальным. Футболист получает стандартную зарплату, а дальше у него идут надбавки за выигранные и просто сыгранные матчи. Поэтому игрок стремится выйти на поле, усердно тренируется и пытается показать тренеру, что готов. А у нас в большинстве команд все со всем смирились и не понимают, зачем им жопу рвать, когда я могу и на скамейке посидеть, получать те же деньги и не париться.

      Какое может быть оправдание футболистам, которые не решаются уехать за границу?

      Много причин может быть: деньги, стимул, язык, семья, ну и менталитет, желание развиваться. Помимо профессиональных качеств футболисту очень важно быстро адаптироваться, научиться жизни в Европе. Не факт ведь, что бразилец адаптируется в России – вот и с русскими так же. К тому же на рынке сейчас много свободных агентов в Европе, русским тяжело конкурировать. В Голландии даже в первом дивизионе скаутов на трибунах сидит больше, чем у нас. И если агенты летят в Россию, то уже с конкретикой.

      – Ходили ли вы хоть раз на женский футбол?

      – Ходил. Сейчас в «Аяксе» организовали женскую команду, здесь тоже есть одна. Существует так называемая БеНеЛига, где участвуют, по-моему, восемь женских клубов. Конечно, зрелищность и посещаемость в разы меньше, но то, что клуб берет на себя такую нагрузку, очень здорово.

      – Почему Объединенный чемпионат России и Украины таким не получится?

      – Здесь объединили лиги из-за острой необходимости, у нас ее нет. У нас те же телеправа можно выкупить, организовать нереальный чемпионат, который поднимется еще на пять ступеней вверх, с такими-то деньгами и правильным отношением. Но, опять же, существует много закулисных игр – тех, кто заинтересован в объединении чемпионата. В российском футболе можно быстро навести порядок и поднять уровень до чемпионата мира, если это нужно. А это именно нужно. Но это тяжело сделать, когда столько лет до этого система работала в другую сторону. А одному человеку против системы никак.

      Нужно, чтобы собрались люди, которые хотят что-то поменять, что-то привнести правильное, и пришли бы к власти с поддержкой бизнеса. Все можно организовать, если бы это кому-то было нужно и если бы у этих молодых инноваторов не было столько препятствий, столько личностей, мешающих реализовать задачи. А у нас сейчас бизнес хочет получить выгоду и не более. Здесь, в Европе, любят вкладывать деньги на пять-десять лет вперед, а в России если ты за год не выйдешь на прибыль, то ты никому не интересен. Здесь же всегда рассчитывают на долгую перспективу, поэтому и жизнь более стабильна, чем у нас, и отношение к ней правильнее.

      ***

      Машина у вас что надо. А на велосипеде вы ездите?

      – Приходится иногда – на тренировки, скажем. Но вообще когда я сажусь на велосипед, все сразу видят, что я не местный. У голландцев даже другая техника вождения, ей учат с детства.

      – В России сейчас велосипеды очень популярны.

      – Да какие в России городские поездки на велосипедах? Как это возможно, если у нас шесть месяцев снег и еще три – грязь? Эти велодорожки будут под снегом полгода. А Голландия – спортивная страна, дети занимаются спортом и все умеют ездить на велосипедах. Посмотрите на улицу – девушки на мотороллерах, красиво одеты, а у нас попробуй проехать по улице красиво одетым, просто нереально остаться чистым или не вспотевшим. Да еще и могут задавить тебя на раз-два. У нас нет такой инфраструктуры. Должна быть для начала, как в Германии, такая система: берут велосипед, уезжают в парк и там наяривают. И для здоровья такая физическая нагрузка полезна. А по стопам Голландии России идти не нужно, велосипедные дорожки бесполезны. Отдых в центре города с велосипедом – это чересчур.

      – Вы знаете, кто такой Максим Кац?

      – Нет.

      – Первый и пока главный урбанист в Москве. Без него велосипедных дорожек и парковок по Москве бы не было.

      – Я вот что скажу: когда приезжаешь за границу на две недели, тебе все нравится, и ты хочешь сделать так же у нас. А вот кто живет здесь, кто знает, что такое велодорожки, велодвижение, какое здесь воровство велосипедов, как их все бросают где попало, какие с этим проблемы…

      У нас чаще всего лоббируются чьи угодно интересы, но не интересы народа. Большинству эти велосипеды – как без мата-то тут сказать – не нужны. Если бы этот Кац организовал дорожки в парках, и народ катался на природе, а не среди газа и такой опасности, как российские водители, было бы намного лучше. А в городе надо с велосипедами не париться, а взять и организовать общественный транспорт, чтобы народ себя там чувствовал комфортно. Вот метро в Москве вообще ведь сказка.

      В России многое надо поменять. Тот, кто пожил в Европе и не утратил патриотизма, может что-то привнести. А в одной только Москве не осознать всю ту сладкую разницу с Европой. Надо выработать представление о том, как же все-таки сделать наших людей счастливыми, улыбчивыми, как в Европе. У нас все жители агрессивные, все это начинается с дороги и переносится в жизнь – здесь нам как до Китая пешком, чтобы люди хотя бы в подъезде стали здороваться.

      – «Если тебя что-то не устраивает в стране, начни ее менять cам. Прямо сейчас», – говорит Артемий Лебедев. И люди ведь пытаются изменить, начинают с чего-то малого. Хотя бы с велодорожек.

      – Очень многие люди хотят что-то поменять, им бросают косточку, но толку от этого никакого. И вообще то, как живут в Москве и как в остальной России – это разные вещи. Как наши чиновники и наш народ. В России тяжело бороться с системой, рычагов борьбы с ней реально не хватает. Здесь – пожалуйста, написал петиции, привлек полицию, и все. Есть общение между чиновниками и людьми. Они все ведь из одного города. У них есть совесть, мораль, они хотят сделать что-то хорошее. А у нас люди думают по-другому и приходят к власти с другими задачами. У нас одна половина Москвы знает, какими криминальными делами занимается другая половина, но почему-то никому не интересно развиваться в правильном направлении.

      Всех все устраивает, а на тех, кого не устраивает, не обращают внимания. Вот и все.

      «Денег не платили. Но парень из отеля сказал, что может приносить мне что-нибудь с завтраков». Как живут неизвестные легионеры из России

      Лучшее на сайте


      КОММЕНТАРИИ

      Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

      Лучшие материалы