Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Заметил потерю бойца

    Сборная России начала подготовку к Евро и тут же лишилась Василия Березуцкого, который не успеет вовремя восстановиться после травмы бедра. Репортаж Владислава Воронина со стадиона имени Эдуарда Стрельцова.

    Заметил потерю бойца
    Заметил потерю бойца

    Стадион имени Эдуарда Стрельцова будто заморозили осенью 2009 года. На обветшалой стене, с которой почти полностью свалилась штукатурка, висит черно-гранатовая вывеска “Бар”, куда когда-то заглядывали болельщики клуба “Москва”. О нем здесь напоминает даже тренер юношеского “Торпедо”: он одет в ностальгическую ветровку с эмблемой исчезнувшей команды. Большого футбола (ФНЛ все-таки не считается) Восточная улица не видела очень давно.

    На термометре +28 градусов, футболисты выходят на поле в футболках с коротким рукавом, но Дик Адвокат явно не торопится переходить на летний режим и надевает толстовку. Он собирает всех вокруг себя, произносит напутственную речь, обрывки которой кое-как долетают до бровки, потом игроки делятся на квадраты, а Василий Березуцкий начинает одиноко бегать по периметру поля. На этом открытая часть тренировки заканчивается. Еще минута, и один из полицейских произносит слово “зачищай” – беговая дорожка вмиг пустеет.

    Закрытая тренировка на стадионе имени Стрельцова – это почти оксюморон

    Закрытая тренировка на стадионе имени Стрельцова – это почти оксюморон: ничто не мешает смотреть на поле из-за забора в месте, где нет трибуны. Что секретного задумал Адвокат? Вы, наверное, удивитесь, но пока ничего. Бег, упражнения на выносливость, игра в пас, укрепление брюшного пресса. С особенным остервенением команда наседает на физическую подготовку, в какой-то момент даже кажется, что в Москву заглянул Раймонд Верхейен – человек, четыре года назад научивший наших парней бегать намного быстрее, чем обычно. Но нет, на этот раз голландец работает с тренерским штабом удаленно.

    После упражнений на выносливость Адвокат берется за культуру паса. Начинается 10-минутный марафон: 24 игрока, разделенные на три группы, бегают за мячом, отрабатывая игру в касание. Адвокат стоит в центре кишащей толпы, крутится вокруг своей оси и каждые десять секунд повторяет фразу “One touch, one touch!” Однажды это восклицание было заменено советом начудившему футболисту: “Думай до приема мяча, а не после”.

    Умиротворение, воцарившееся на Восточной улице, прерывает сам Адвокат. Он выходит из подтрибунного помещения с мрачным видом и тут же поясняет, в чем дело. Тут же мрачнеют и остальные.

    – Василий Березуцкий не успеет восстановиться после травмы к чемпионату Европы. На Евро он не сыграет, – говорит голландец, намекая на то, что Роман Шаронов поедет на второй чемпионат Европы в карьере.

    Сборники, шагавшие за спиной Адвоката, решают не пополнять свои теги очередными выступлениями в духе “упорно работаем, надеемся на хороший результат” и неспеша проходят в автобус. Сотрудники РФС объясняют это банальной усталостью – так уж, мол, получилось, что жара и 80-минутная тренировка мешают ответить на пару простых вопросов.

    – Роман, давайте пообщаемся! – обращаются журналисты к новому герою журналов GQ и Esquire Роману Широкову.

    – Давайте, – спокойно отвечает тот и проходит мимо.

    «Роман, дайте бутсы, пожалуйста», – выкрикивает смелый юнец

    Через несколько секунд, поравнявшись с группой болельщиков в возрасте от 10 до 14 лет, Широков убеждается, что скандальный ролик из казанского аэропорта прочно вошел в народное творчество.

    – Роман, дайте бутсы, пожалуйста, – выкрикивает самый смелый юнец, и его окружение начинает смеяться.

    Широков делает вид, что не заметил троллинга, и спокойно проходит в автобус. Спустя несколько секунд оттуда доносится сдавленный, почти женский выкрик “Кокора!” Так сборники обращаются к единственному игроку, согласившемуся поговорить с журналистами.

    – Кто это у вас говорит женским голосом? – интересуются у добросовестного Кокорина.

    – Керж. Да ладно вам, он шутит. Он один из самых больших шутников в сборной. А я новенький еще, не позволяю себе.

    Когда Кокорин наконец заходит в автобус, мальчик в футболке “Торпедо”, которому на вид не больше 12 лет, предупреждает всех знакомых, что сейчас побежит за командой. Внезапно на его пути возникает пара мощных полицейских, которые встают у металлических заграждений и всем своим видом дают понять, что не стоит делать резких движений.

    Автобус трогается с места, все машут руками и кричат что-то неразборчиво-радостное. Чепчики в воздух, правда, никто не бросает. Рановато.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы