Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Кристофер Самба: «Я каждый день нахожусь рядом с русскими и могу сказать, что они прекрасные люди»

    Кристофер Самба приехал в Россию всего месяц назад, но уже столкнулся с местными реалиями: после матча с «Локомотивом» в него бросили банан. За два дня до инцидента Владислав Воронин поговорил с конголезцем о расизме, деятельности Нельсона Манделы, московских ресторанах, роскоши и амбициях «Анжи».

    Кристофер Самба: «Я каждый день нахожусь рядом с русскими и могу сказать, что они прекрасные люди»
    Кристофер Самба: «Я каждый день нахожусь рядом с русскими и могу сказать, что они прекрасные люди»

    Кристофер Самба – один из самых больших людей, что мне когда-либо приходилось видеть. Он протягивает руку – и на ее фоне среднестатистическая ладонь кажется младенческой; он ставит корпус – и Роман Павлюченко отскакивает от него, как от стены. Человечище.

    – Не надо меня бояться в повседневной жизни. Это природа, я всегда был большим парнем. Конечно, тренируюсь в зале, поднимаю штанги, но ничего особенного – я же не бодибилдер. Сколько отжимаю от груди? Максимум – 130 килограмм.

    Самба родился в Париже, провел футбольную юность в Берлине, а потом на целых пять лет укатил в Англию, где так и не добился ничего стоящего в составе «Блэкберна». В последние полгода к нему активно присматривались «Арсенал» и «Тоттенхэм», но, не договорившись с топ-клубами, он внезапно уехал в подмосковно-махачкалинский клуб.

    – Я провел в «Блэкберне» целых пять лет, и в какой-то момент стало очевидно, что лучшее для меня в этом клубе уже позади. Когда-то там играл Алан Ширер, команда боролась за еврокубки, а сейчас она постоянно сражается за место в премьер-лиге. Нам обещали улучшение, но особых перспектив нет. Меня это уже не устраивало, я хотел играть на более серьезном уровне.

    «Проекту «Анжи» всего год, а мы уже сражаемся за еврокубки. Почему бы нам не повторить путь «Сити»?

    – Но вас же звали «Арсенал» и «Тоттенхэм». Почему «Анжи»?

    – Да, звали. Но они не смогли потянуть сумму, которую требовал «Блэкберн». А «Анжи» смог. Если говорить о конкретных причинах, то все-таки «Анжи» – большой клуб, я верю в этот проект. И у меня есть уверенность, что мы серьезно вырастем.

    – Вы хотели играть именно в топ-клубе. Разве было нереально подождать до лета и уйти в тот же «Арсенал»?

    – Нет. Я хотел уйти сразу. Мне дали такую возможность, это классный вызов. Посмотрим, что выйдет.

    – Но вы понимаете, что ушли далеко не в топ-клуб?

    – «Манчестер Сити» еще три года назад не был топ-клубом, а сейчас спокойно идет в лидерах. То же и с «Анжи»: проекту всего год, а мы уже сражаемся за еврокубки. Почему бы нам не повторить путь «Сити»? Это же реально. Нужно просто верить в себя.

    «Марио», роскошь

    – И вот вы приехали в Москву. Первые впечатления?

    – Я немного удивился, когда приехал сюда. Да, холодно, но это очень живой город, он намного лучше, чем о нем говорят многие люди. Я не впервые живу в большом городе – в свое время я жил и в Париже, и в Берлине. И Москва меня действительно впечатлила.

    – Чем?

    – Я, например, уже сходил в несколько ресторанов. И знаете, здесь еда намного лучше, чем в Англии. Это стало для меня большим сюрпризом. Больше всего мне, конечно, запомнился «Марио». Это один из лучших ресторанов, в которых я вообще когда-либо бывал. Сказать, что он лучший, пока не могу, все-таки я прожил не очень долгую жизнь. Даже не знаю, с чем сравнить эту кухню, но одно точно: она невероятная.

    «Могу приготовить что-нибудь из баранины, риса, курицы. Как-то готовил саку-саку – это конголезское блюдо с рыбой, зеленью и баклажанами»

    – Вы знаете, что это один из самых дорогих ресторанов Москвы?

    – Да. Но за качество нужно платить. Это нормально.

    – Один английский журналист написал, что у вас есть потрясающие часы, украшенные бриллиантами. Любите роскошь?

    – Нет-нет, я просто люблю часы. Кто-то коллекционирует машины, кто-то – девушек, а я – часы. У меня их не очень много, штук 12.

    – Так как вы относитесь к роскоши?

    – Спокойно. Вот смотрите, мне нравятся, например, Louis Vuitton и Tom Ford, но это не значит, что я не могу зайти в Topman и купить что-нибудь за 20 евро. Я нормальный в этом плане.

    Твиттер, расизм

    В июле прошлого года Самба создал аккаунт в твиттере. За месяц он набил 706 записей, и среди них практически не было ничего о жизни «Блэкберна» – только ответы на вопросы пользователей. 11 августа твиттер был внезапно закрыт.

    – Почему вы забросили твиттер?

    – Вы сами знаете, что главная фишка твиттера в том, что любой человек может написать тебе все что угодно. Я просто устал от того, что люди, которые совсем меня не знают, устраивали всякие конфликты, хотя я выкладывался на поле на полную катушку. Не хочу тратить эмоции на такое общение, к тому же это отнимает действительно много времени.

    – На одной из фотографий, выложенной в твиттере, вы стоите в поварском колпаке. Увлекаетесь кулинарией?

    – Да, люблю готовить. Могу приготовить что-нибудь из баранины, риса, курицы, но без излишеств. Как-то готовил саку-саку – это конголезское блюдо с рыбой, зеленью и баклажанами. Я, конечно, кое-что умею, но далеко не шеф-повар.

    – Там же вы писали, что у вас два кумира – Нельсон Мандела и Мартин Лютер Кинг. Почему?

    – Все просто: оба – важные исторические личности, которые боролись за права темнокожих людей. Это сильные люди, которые изменили очень много в отношениях между «белыми» и «черными». Я безмерно уважаю Манделу за то, что он был готов страдать за свои убеждения. И именно благодаря ему все темнокожие люди чувствуют себя в мире куда комфортнее.

    – Для меня Мартин Лютер Кинг – это гениальная речь «У меня есть мечта». А для вас?

    – Конечно, то же самое. Это потрясающая речь, которую я читал очень-очень много раз. Все начинается с мечты, с какой-то сильной идеи. На этом построена жизнь.

    «В здоровом обществе никогда не возникают вопросы о том, откуда человек и какой у него цвет кожи»

    – Я веду к тому, что Кинг и Мандела были ярыми противниками расизма. Вас заботит эта проблема?

    – Я стараюсь особо о ней не думать. Просто хочу верить, что этой проблемы не существует в глобальных масштабах. Может, я и ошибаюсь, но я хочу верить, что это так. Я хочу верить, что общество прогрессирует. В здоровом обществе никогда не возникают вопросы о том, откуда человек и какой у него цвет кожи.

    – Но вы понимаете, что в России в вас в любой момент может прилететь какой-нибудь снежок или банан?

    – Давайте не будем обобщать. Как правило, любой подобный скандал – это поступок одного глупого человека. Я понимаю, что все возможно, но не хочу никак на это реагировать. Послушайте, я каждый день нахожусь рядом с русскими и могу сказать, что они прекрасные люди.

    – Если бы вы могли встретиться с Манделой, о чем бы вы его спросили?

    – Если бы я мог провести 10 минут рядом с Манделой, то поговорил бы с ним о его жизни – как он переносил все трудности, о чем думал, когда находился под заключением, как заставлял себя не сдаваться.

    – Может, стоит попросить Сулеймана Керимова организовать такую встречу? Он ведь многое может.

    – Ух, если бы кто-нибудь смог подарить мне пять минут общения с Манделой, это было бы фантастически круто.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы