• Хотите подписаться на новый тег?
    • Например,
      • Сохранить

      Ольга Смородская: «Детектора лжи в «Локомотиве» никогда не было. И при мне не будет»

      Ольге Смородской – одному из самых интересных руководителей российского футбола – крайне редко задают интересные вопросы. Кирилл Благов и Юрий Дудь решили попробовать и отправились к президенту «Локомотива» в гости. Воруют ли в черкизовских раздевалках дорогие часы, можно ли подкупить болельщиков, когда станут известны детали увольнения Юрия Красножана и далеко не только это – в эксклюзивном интервью Sports.ru

      Ольга Смородская: «Детектора лжи в «Локомотиве» никогда не было. И при мне не будет»
      Ольга Смородская: «Детектора лжи в «Локомотиве» никогда не было. И при мне не будет»

      Становиться президентом «Локомотива» стоит хотя бы для того, чтобы работать в таких кабинетах. Переговорная комната Ольги Смородской, раскинутая вокруг длинного стола, смотрит на поле лучшего стадиона страны прозрачной стеклянной стеной. Даже не выбираясь на свежий воздух, можно усесться в стул, забросить на стол ноги и наблюдать, как Дмитрий Сычев ищет игровое счастье на фланге, Мануэл да Кошта пускает внутрь штрафной очередного соперника, а Денис Глушаков забивает красивейшую банку дальним ударом.

      Расспрашивая Смородскую о Глушакове, да Коште и многих других, мы ей завидовали.

      Соловки, Капелло

      – Как вы провели вчерашний выходной? Заглядывали на избирательный участок?

      – Конечно. Я всегда ответственно подхожу к любым вопросам, тем более если они связаны с развитием нашей страны. За кого голосовала – не скажу. У нас тайное голосование и свобода волеизъявления.

      – Сейчас футболисты будут разъезжаться по самым разным местам – от Бора-Бора до острова Пасхи. Куда во время отпуска отправитесь вы?

      – Никуда. Вы забыли о трансферной кампании. Но даже после закрытия трансферного окна отдохнуть вряд ли получится – впереди много работы.

      – Вы говорили, что обожаете путешествовать. Лучшее путешествие в вашей жизни?

      – У меня было несколько путешествий, которые мне запомнились больше остальных. Два по нашей стране – это Соловки и Псков, а если брать весь мир – ЮАР и Португалия. На Соловках была летом 2010 года. Там необыкновенно красивая природа и невероятные чудеса. Например, Большой Заяцкий остров, расположенный в нескольких километрах от Соловецкого монастыря. Во всем мире существует примерно 20 типов лабиринтов, и только на этом острове они собраны вместе. Их постройка датируется 3-4 тысячелетиями до нашей эры. Это совершенно удивительно. До сих пор непонятно, кто и зачем их построил, как 5000 лет назад люди добирались до этого острова в Белом море. Это абсолютная загадка природы, наука в тупике. Такие же лабиринты находят в скандинавских странах, в Ирландии. А узор одного из них начертан на каменных плитах готического Шартрского собора во Франции. Никто не может разгадать – то ли это старинный вид захоронений, то ли с помощью этих лабиринтов рыбу ловили...

      Природа на Соловках очень необычная и суровая, мы видели там белых китов. Мы плавали не на корабле или катере, а в обычной резиновой лодке. И вот когда кит проплывает прямо рядом с тобой, это реально страшно.

      «Я очень люблю Pink Floyd. Все их песни знаю наизусть»

      – Еще вы рассказывали, что любите ездить по святым местам. Как давно вера пришла в вашу жизнь?

      – Примерно десять лет назад, когда я начала ездить по монастырям, читать книги религиозного содержания, ходить на службу в церковь. И хотя у меня большой интерес к религиозным вопросам, до конца воцерковленным человеком себя не считаю.

      – К Поясу Богородицы вы прикоснулись?

      – Не получилось. Очень уж большая очередь была, не было столько свободного времени. Но фонд Андрея Первозванного провел огромную работу, которая имела успех. Думаю, эта акция проявила истинные ценности нашего общества.

      – Вы как-то сказали, что живете за городом, но добираетесь до работы не очень долго, потому что едете в противоход пробок. Расскажите нам, где такой райский загород, чтобы с утра ехать в Москву не в пробке, а навстречу ей?

      – Рублево-Успенское шоссе. Оно едет всегда, а пробки возникают уже в Москве, на Кутузовском. Сейчас, когда открыли развязку на Новой Риге, мы едем по кольцу. Сегодня я доехала за 47 минут.

      – У Валерия Карпина в машине играет Алла Пугачева. Что играет у вас?

      – Классика и джаз. Классика – это Чайковский, Бах, Рахманинов, Прокофьев... Слушаю диски, потому что радио у нас очень плохое: на радио Classic, например, совсем нет чистой классики, лишь неинтересные подборки. Сегодня у меня в машине играл диск «Лучшие хоры 2010 года». Но я с удовольствием слушаю и современную музыку с качественными аранжировками: Beyonce, Madonna. Из российских музыкантов качественный продукт делает Земфира. Очень люблю Pink Floyd, все их песни знаю наизусть.

      - Любимый альбом Pink Floyd?

      – Их несколько. Animals, The Dark Side of the Moon, Wish You Were Here. И, конечно же, The Wall. Знаковый альбом.

      – Pink Floyd по утрам – это понятно. А классическая музыка разве не сбивает с рабочего ритма?

      – Вы знаете, я же не просто слушаю музыку – в это же время я на плеере смотрю футбол.

      «Меня поражает, как невнятно играет «Арсенал»

      – Какой смотрели сегодня утром?

      – Российский чемпионат. Не какой-то определенный матч, а нарезку из разных туров. Просматривала игрока.

      – Какой футбол из того, что вы видели в последнее время, понравился вам больше всего?

      – Меня поражает то, как невнятно играет «Арсенал» и как хорошо играет «Тоттенхэм». Красивой игрой удивляет «Манчестер Сити», я этого не ожидала. Но есть «Барса», и вот это что-то недостижимое. Смотришь на это как на какой-то другой вид футбола. Но иногда даже на «Барселону» становится скучно смотреть, особенно когда «сине-гранатовые» по 20-25 минут перекатывают мяч в поисках лазеек в обороне.

      – Самый неожиданный матч, который вам приходилось смотреть? Что-нибудь вроде «Рапид» Румыния – «Печ» Венгрия.

      – Нет, по собственной воле я такие футбольные деликатесы не смотрю. Мне неинтересно.

      – А если вдруг селекционная служба присмотрит футболиста, который выступает за «Печ»?

      – Это другой вопрос. Тогда смотрю и всегда мучаюсь, глядя на такой футбол. Все время возникает один вопрос: сможет ли этот футболист заиграть на качественно другом уровне, прогрессировать, соответствовать игре «Локомотива», если сейчас ему приходится возиться в чемпионате, уступающем российскому?

      – Решающее слово в трансферных вопросах всегда остается за вами?

      – Да, это так.

      – Последний живой концерт, на котором вы были?

      – Концерт Вадима Репина в консерватории, дирижером был Юрий Башмет. Удовольствия получила меньше, чем рассчитывала. Не понравился оркестр – несыгранный, очень громкий, без полутонов, нужно еще много работать. А вот последний концерт, когда все прошло просто отлично, – это Большой театр. С реквиемом Верди приезжал новый дирижер театра Ла Скала Даниэль Баренбойм.

      – Вы, наверное, по соседству с Фабио Капелло сидели?

      – Да, прямо рядом.

      – Перекинулись парой слов?

      – Нет.

      Слезы, ВОБ

      – В последнем матче «Локомотива» футболисты подошли к трибунам и растянули баннер «Спасибо, что вы с нами». Ни за что не поверим, что это их инициатива.

      – Идея принадлежала нам, но была горячо поддержана игроками. Мы хотим, чтобы болельщики понимали, что мы благодарны им за поддержку команды.

      Вас после этого поздравили из Всероссийского объединения болельщиков, и сложилось впечатление, что для них – это очередной способ высказаться по поводу Романа Широкова. У ВОБ не самая безупречная репутация. Что для вас значит это поздравление?

      – Уточню, что ВОБ поздравил нас не только за этот баннер, а за отношение к нашим болельщикам. Цель создания этой организации мне понятна – нужно как-то упорядочить взаимоотношения клубов и болельщиков. Ну а как у них пойдут дела, посмотрим. Что же касается желания лишний раз задеть Широкова… По этой истории уже прошлись все, но я понимаю как Вираж, так и Романа. С одной стороны, недопустимо высказываться в такой резкой форме о людях, ради которых ты играешь в футбол. С другой, «Зенит» чуть не получил техническое поражение из-за своих же болельщиков.

      «Да, мне приходилось плакать из-за болельщиков, но это было давно»

      Но есть еще один момент, который все упускают: все эти перерывы, задержки по ходу матча вредят команде, сбивают ее с темпа, дают передышку сопернику. У нас был похожий опыт в Граце, когда возникли проблемы с освещением – команды вышли на поле, но через несколько минут их увели в подтрибунное помещение. Это ведь не только проблема разогрева мышц, но и проблема настроя. Очень тяжело после этого выходить играть – может из-за этого «Зениту» тогда и не удалось забить.

      – Как вам удалось достичь взаимопонимания с болельщиками? Все помнят, чем закончилась встреча «Локомотива» с болельщиками этой весной. Сегодня же чуть что – вас поддерживают.

      – Я так не могу сказать. У нас единства еще нет, мы только идем к этому. Лично у меня рецепт один, очень простой по формулировке, но сложный по исполнению – нужно максимально полезно работать на благо клуба. Люди это оценят. Посмотрите на нашу новостную ленту: автограф-сессии игроков и тренера, Лоськов вместе с суппортерами на трибуне ReActive, семейный и школьный секторы на стадионе. Мы первыми из клубов открыли страницы во всех социальных сетях, включая YouTube и новый Google+. Мы становимся более открытыми, это нельзя не заметить.

      – В футбольных кругах есть те, кто считает, что вы склонили часть болельщиков на свою сторону, подкупив их преференциями, благами, чем-то еще.

      – Никогда этим не занималась и даже не пыталась. Ваш вопрос оскорбителен прежде всего для болельщиков «Локомотива». Я не хочу, чтобы вы их оскорбляли! Любовь нельзя купить, ее можно только заслужить.

      – Болельщики позволяли в ваш адрес самые разные выходки. Был ли хоть один, который довел вас до слез?

      – Да, мне приходилось плакать, но это было давно. Но опять же – рецепт все тот же, о котором я вам уже говорила – работать на благо клуба. Каждый в России думает, что мог бы быть президентом или тренером клуба, но чтобы действительно приносить пользу, нужна обширная база знаний, менеджерские способности, набор управленческих навыков. Но даже в этом случае результат не приходит мгновенно: между благими намерениями и их реализацией в жизни проходит очень большая дистанция. Я уверена, что нам удастся сделать для клуба много полезного, но насколько быстро это произойдет, зависит в том числе и от болельщиков.

      «Этот вопрос оскорбляет болельщиков «Локомотива». Я не хочу, чтобы вы их оскорбляли!»

      – Вы говорили, что намерены увеличить посещаемость матчей в 2-3 раза. Звучала даже фраза о том, что через два года в Черкизове будет аншлаг. Нынешняя динамика вас устраивает?

      – Нет. Динамика положительная, количество болельщиков возрастает, хотя в общем по стране посещаемость падает. Но рост нашей аудитории медленный и этого абсолютно недостаточно, чтобы заполнить стадион. Нужны какие-то принципиально новые ходы, которые могли бы привлечь людей на стадион. Мы работаем над этим.

      – В Москве вообще реально каждый раз заполнять стадион?

      – Абсолютно. Москва – 13-миллионный город, а на стадионе 28800 мест. Смешно не заполнять его даже с учетом того, что в городе есть сразу несколько команд.

      – Возможен ли вариант, при котором для привлечения аудитории вы купите турка или человека из любой другой страны, большая диаспора которой живет в Москве?

      – Мы знаем о самых разных маркетинговых стратегиях, изучали опыт европейских топ-клубов. Но заметьте, при покупке, например, Пак Чжи Суна в «Манчестер Юнайтед» на первое место все равно ставилось не количество футболок, которые в перспективе будут распроданы в Азии, а качества футболиста. Так и в «Локомотиве» – при покупке игроков мы исходим не из маркетинговых целей, а из необходимости усилить ту или иную позицию.

      Павлюченко, философия

      – Менеджерское решение в 2011 году, которым вы гордитесь?

      – Важные решения принимались практически на всех фронтах. Я очень довольна тем, что нам быстро удалось решить проблему с полем. Горжусь, что мы оформили на себя товарный знак «Локомотива», теперь он навсегда наш. Однозначным успехом я считаю нашу трансферную кампанию. Так что какое-то одно решение мне выделить сложно.

      – Как вы можете охарактеризовать трансферную философию нынешнего «Локомотива»? На чье мнение, на чей опыт вы опирались, когда эту философию формировали?

      – Наша философия – это, во-первых, точечное усиление, во-вторых, воспитание своих игроков.

      «Мы не ставим цель зарабатывать на трансферах»

      Растить собственных игроков очень важно, но выдающийся футболист – редкое достижение. Сегодня лишь нескольким клубам удается не только регулярно пополнять состав собственными воспитанниками, но и успешно их продавать. Обычно приводят в пример «Барселону», «Спортинг», «Аякс», но посмотрите, например, на систему подготовки молодых футболистов «Вест Хэма», где в разные годы начинали играть Фрэнк Лэмпард, Джо Коул, Рио Фердинанд, Майкл Кэррик, Глен Джонсон. Таких результатов нельзя добиться сразу – это не год и не два. Но растить своих мы уже начали. Это ювелирная работа, к которой мы относимся очень внимательно. Мы учли мировой опыт, изменили подход к работе тренеров, четко сформулировали, чего хотим на каждом этапе, выстроили систему. Сейчас наша школа – одна из самых оснащенных и современных в России.

      Что касается приобретений, то здесь важно отметить, что мы не ставим перед собой цель зарабатывать на трансферах: купим дешевле, продадим дороже, и неважно, какое место в итоге займет команда. Этого нет. Мы работаем на результат.

      – Вы уже сказали, что сейчас не ведете переговоров с Романом Павлюченко. Летом или зимой 2011 года он мог оказаться в «Локомотиве»?

      – Нет, ни летом, ни зимой.

      – Этот игрок интересен «Локомотиву» сейчас?

      – У меня жесткая позиция: я не комментирую трансферы и трансферные слухи, которые перед каждым межсезоньем растут как грибы после дождя. Прошу набраться терпения и болельщиков – не стоит верить всем спекуляциям в СМИ по поводу новых имен, стоимости игроков и платежных ведомостей. Зачастую эта информация далека от реальности.

      – Вы понимали, на что обрекаете себя, когда шутили, что не знаете, кто такой Лукас Подольски?

      – Мне удивительно тотальное отсутствие юмора у некоторых журналистов и тех, кто затем комментирует подобные вещи на различных сайтах и гостевых. Мы открывали музей «Локомотива», какой был смысл обсуждать трансферные слухи? Этим ответом я дала понять, что подобные вопросы неуместны. Давайте сейчас я скажу: я не знаю, кто такой Роман Павлюченко. Или у вас тоже плохо с чувством юмора?

      «Давайте сейчас я скажу: не знаю, кто такой Роман Павлюченко»

      – Вы были очень довольны Мануэлом да Коштой в начале осени. Довольны ли вы им сейчас?

      – У него есть некоторые проблемы в игре, и я их вижу. Но его преимущество в том, что он молод, а значит при таком потенциале и таланте он будет прогрессировать.

      – Говорят, Да Кошта с Дюрицей подрались в раздевалке после второго лужниковского матча со «Спартаком».

      – У нас никогда не было никаких стычек, тем более с рукоприкладством.

      – Денис Глушаков, лучший игрок «Локомотива» в минувшем году, зимой мог сменить клуб. Насколько трудно вам было удержать его?

      – Усилия потребовались, но я не могу сказать, что сделать это было очень тяжело. Дело в том, что в начале года у него был только потенциал, и было непонятно, сможет он его реализовать или нет. Но то, что Денис много работал и вырос за этот сезон – безусловный факт.

      – Это же правда, что зимой его хотел видеть у себя ЦСКА?

      – Про желания ЦСКА лучше спрашивать у ЦСКА, разве нет?

      Белоус, детектор лжи

      – Как вы охарактеризуете свои отношения с боссом «Ростова» Юрием Белоусом?

      – Мы коллеги, вполне можем созваниваться и общаться по тому или иному поводу.

      – Можете то же самое сказать про Валерия Карпина – руководителя клуба, который в России сейчас считается оппозиционным?

      – Я бы не стала рассуждать в ключе «оппозиция – не оппозиция». У меня более-менее ровные отношения со всеми руководителями, просто к кому-то я отношусь с бОльшим уважением. К таким людям относится и Валерий Карпин.

      – Кто принимал решение подарить игрокам молодежного состава «Локомотива» iPad2 за победу в чемпионате?

      – Наша маркетинговая служба. Мы подумали, что может порадовать молодежь, и решили, что это как раз то, что нужно.

      «Детектора лжи в «Локомотиве» не было и при мне никогда не будет»

      – Раз мы заговорили о гаджетах, проясните: действительно ли в «Локомотиве» есть детектор лжи?

      – Это один из самых нелепых и обидных слухов. Нет, не было и при мне никогда не будет. Это противоречит моим моральным принципам. Мне кажется, такой аппаратурой должны пользоваться люди, у которых есть на это право.

      – О детекторе лжи в «Локомотиве» впервые заговорили, когда общественность узнала неприятную историю из раздевалки. Якобы в прошлом году один из игроков украл у другого часы стоимостью 20 тысяч евро, после чего прошел проверку на детекторе лжи. Это правда?

      – Советую вам не читать желтую прессу и не опускаться до ее уровня.

      – Как обстоят дела с получением лицензии для Малой спортивной арены? Где в следующем сезоне будет играть молодежный состав?

      – Думаю, на Малой спортивной арене и будет. По крайней мере, мы к этому движемся, работа ведется.

      – Вы говорили, что выступаете против упразднения молодежного первенства. Почему?

      – Потому что любые серьезные реформы с бухты-барахты не проводятся. Нужно время, чтобы все клубы могли разобраться в сути реформы, ну и потом – какое-то время на внедрение всего, что с этой реформой связано.

      Гатагов, «Бентли»

      – Вы легко отпустили Алана Гатагова в «Динамо»?

      – Я не хотела его отпускать. Он талантливый игрок, ему нужно было прогрессировать и расти, и в нашей команде для этого есть все возможности. Но он хотел изменить свою жизнь, и поэтому решил уйти. Мне жаль, что так получилось.

      – Кого-то смущает, когда 20-летний футболист его команды ездит на «Бентли». Смущает ли это вас?

      – Смущает. Во-первых, это не соответствует возрасту – в 20 я бы еще поняла какую-нибудь спортивную машину или купе, но не автомобиль представительского класса. Во-вторых, мне кажется, что у молодежи приоритеты все же должны быть другими. Если не брать в расчет профессиональный рост, а говорить только о материальном, то это своя квартира, квартира для родителей. А уже потом машина.

      Сергей Овчинников рассказывал, что Жозе Коусейру хотел пригласить его на работу в «Локомотив», но он считается человеком Семина, поэтому его сейчас и нет в клубе. Это так?

      – Я уважаю заслуги Овчинникова перед «Локомотивом», но не понимаю, о каком разговоре он говорит.

      «Чамилович ни в каком виде не является моей родней – ни дальней, ни очень дальней»

      – Коусейру его действительно звал?

      – Думаю, что нет. Подобные вещи всегда обсуждаются со мной.

      – Писали, что директор департамента по эксплуатации и строительству Константин Чамилович – ваш зять, возможно, бывший. Никто с тех пор не спрашивал вас: это так?

      – Это бред! Он вообще ни в каком виде не является моей родней – ни дальней, ни очень дальней.

      – Кто распускает все эти слухи? Вы кого-то раздражаете?

      – Я первая женщина топ-менеджер в российском футболе, поэтому априори являюсь раздражителем.

      – Вы раздражаете мужчин или женщин?

      – Думаю, слухи и сплетни распускают мужчины.

      Следить, телохранитель

      – Что вы чувствовали, когда во время первого осеннего матча со «Спартаком» все написали о том, что вы ушли с трибуны?

      – Мне было неприятно, потому что это была ложь. И зачем такое повышенное внимание ко мне? Я очень нервный болельщик и совершенно не хочу, чтобы за мной постоянно следили и показывали – куда я встала, куда пошла, какое у меня лицо. Разок-другой показать можно, в конце концов, всех показывают, но следить за каждым шагом – это уже нехорошо. Меня обидело еще и то, что, например, Владимира Якунина не показали ни разу, хотя он весь матч сидел в «Лужниках». Я никуда не уходила. Вышла на две минуты, попила воды и вернулась. Но этого почему-то никто не показал. Мне старшая дочь, которая смотрела игру по телевизору, написала смс: «Мама, ты что, ушла с матча?» «Да нет же, я тут».

      – Еще один вопрос, который многих волнует: зачем вам телохранитель?

      – Не волнуйтесь. Мне так спокойнее.

      Красножан

      – Два вопроса, которые мы не можем не задать. Приходилось ли вам общаться с Юрием Красножаном после его ухода из «Локомотива»?

      – Нет.

      «Зачем мне телохранитель? Не волнуйтесь. Мне так спокойнее»

      – Настанет ли время – через два года, пять, десять лет, – когда вы сможете рассказать о причинах его увольнения?

      – Как ни публичен футбольный клуб, в нем по определению случаются ситуации, не предназначенные для обсуждения за его пределами. «Динамо», «Ростов», «Волга», «Спартак» из Нальчика, «Томь», «Терек», «Крылья Советов», «Амкар», «Динамо», «Анжи» – все меняли тренеров в этом году и не по одному разу. История с Красножаном искусственно раздута до неимоверных размеров, и касаться ее я не буду. У человека уже давно новая работа со второй сборной, а у «Локомотива» уже давно новый тренер.

      Солидарность

      – Мы не хотим заканчивать разговор на скандальной теме. Расскажите нам, над чем вы последний раз по-настоящему смеялись?

      – Вы знаете, я каждый день радуюсь жизни, и для этого есть поводы. Что касается веселых историй… Могу рассказать анекдот. Приходит муж домой под утро, жена его спрашивает: «Где был?» «У друга ночевал». Она берет телефон и начинает звонить десяти его друзьям. «Ну что?» – спрашивает муж. А она ему: «У шести ночевал, у четырех еще спишь». Вот такая солидарность в этом мужском мире.

      Материалы по теме


      Лучшее на сайте


      КОММЕНТАРИИ

      Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

      Лучшие материалы