Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Уле Эйнар Бьорндален: «Мне 36 лет, но все еще чувствую себя на 25»

    Уле Эйнар Бьорндален редко дает большие интервью, как правило, отделываясь стандартными фразами. Накануне биатлонного сезона журналисты Universo Bianco разговорили шестикратного олимпийского чемпиона, который пообещал выиграть Кубок мира с новой винтовкой, не пропускать гонки даже в Америке и питаться правильно, не соблазняясь фастфудом.

    Уле Эйнар Бьорндален: «Мне 36 лет, но все еще чувствую себя на 25»
    Уле Эйнар Бьорндален: «Мне 36 лет, но все еще чувствую себя на 25»

    - Каким для вас получилось прошедшее лето, когда в сборной Норвегии многое изменилось, в частности, в системе подготовки?

    – У нас появился новый тренер по лыжной технике – Тургейр Бьорн, а стрельбой по-прежнему занимается Микаэль Лефгрен. Я также работал с тренером по физподготовке Олой Равалдом, который считается одним из трех лучших специалистов в этой области, раньше он занимался со сборной Швеции по лыжным гонкам.

    С ним мы только начали сотрудничество. Еще мы впервые были Мальорке и сделали упор на велоподготовку. Также готовились в Доббьяко, где недавно построили отличную трассу для лыжероллеров. В июле я чувствовал себя немного уставшим, но к августу снова набрал форму.

    «Я протестировал новое ружье, и с ним буду выступать в ближайшие месяцы»

    - Вы продолжаете использовать старую винтовку, которую взяли в прошлом году у жены?

    – Нет, я протестировал новое ружье, и с ним буду выступать в ближайшие месяцы. Старую винтовку вернул Натали. Но должен сказать, что у нее были свои особенности. Не поймите меня неправильно, это ружье использовалось чаще, чем обычно, оно было со мной не только в Ванкувере. На Играх-2010 я был в хорошей форме, однако у меня не все получилось. В отличие от тех же французов, которые не только не ошибались, но еще и были везунчиками.

    - Что будет мотивировать вас в предстоящем сезоне?

    – Мне 36 лет, но я чувствую себя на 25. У меня есть желание посвятить подготовку лыжным гонкам, как это было в 1997 году перед Играми в Нагано, где я выиграл свою первую золотую олимпийскую медаль. С другой стороны, возможно, у нас никогда не было такой конкуренции в сборной.

    - Можете пояснить свои слова?

    – После того, как Халвард Ханеволд завершил карьеру, я стал самым возрастным биатлонистом в сборной Норвегии. Эмиль Хегле Свенсен приблизительно на одном уровне со мной. Тарьей Бо может стать очень сильным, последовать нашему примеру. Я уверен, что следующей зимой он выиграет свой первый этап Кубка мира. Еще есть Александр Ус, Ронни Хафсос и Ларс Бергер – отличные лыжники. Каждый из них может попасть на подиум в любой гонке. Раньше у меня никогда не было партнеров такого высокого уровня. Каждый день, на каждой тренировке находится быстрейший, и всегда это разный спортсмен.

    - Впервые с 1997 года вы не попали на подиум в общем зачете Кубка мира. Какие цели ставите сейчас?

    – Мой приоритет – победа в общем зачете Кубка мира. Специально для этого буду участвовать во всех этапах, в том числе в двух американских.

    «Однажды съел гамбургер с чипсами»

    - Раньше вы часто пропускали как минимум неделю соревнований. Это связано с тем, что IBU решил не вычитать из результатов три худшие гонки?

    – Я не знал об этом решении. Главная причина в том, что у меня правильно составлена программа подготовки.

    - Относительно новых правил. Что вы думаете об уменьшении квоты спортсменов для всех сборных?

    – Думаю, что это хорошее решение, хотя я бы предпочел, чтобы для первых четырех стран количество стартующих осталось прежним. Это многое меняет для нашей команды, а также для России, Франции и Германии, где сложно найти место для всех сильных спортсменов.

    - IBU планирует в будущем предложить новый формат гонок, например, короткую квалификацию в спринте, чтобы определить порядок стартующих в гонке преследования. Вам нравится такая идея?

    – С IBU я много общаюсь по этому и другим вопросам. Самое главное – вывести всех спортсменов на высокий профессиональный уровень. Посмотрите, что происходит в «Формуле-1». Некоторые люди думают, что гонки стали скучными, но соревнования проводятся как в классических местах Гран-при, так и в странах, где они раньше не проходили. В биатлоне проведение гонок гарантированно получают Антхольц, Оберхоф и Рупольдинг, может быть, еще и Осло. В других странах биатлону нужно расти.

    Что касается формата гонок, то, думаю, что это правильно – предлагать новые вещи, но нельзя забывать и о нашем прошлом. Например, болельщикам нравятся смешанные эстафеты, однако четыре микса в календаре будут перебором.

    «В биатлоне проведение гонок гарантированно получают Антхольц, Оберхоф и Рупольдинг, может быть, еще и Осло»

    - Вы не слишком охотно участвуете в смешанных эстафетах?

    – Да, я не большой поклонник этой гонки. Кроме того, не считаю, что мы много получим, если сократим количество индивидуальных гонок, исторически сложившуюся дисциплину. По большому счету, с нынешними гонками и так все в порядке. Важно, чтобы биатлон сохранял легкость понимания для болельщиков на трибунах и у телевизоров. Я бы не хотел, чтобы мы пошли по пути лыжных гонок, где бесконечно пробуют новое и что-то уже потеряли.

    - Что вам не нравится в современных лыжных гонках?

    – Я не разделяю восторгов по поводу дуатлона. Мне нравится работать над снаряжением – лыжами, ботинками, даже над палками. В дуатлоне вы должны искать компромисс, чтобы перейти от классического хода к свободному. Я предпочитаю старую гонку Гундерсена, которая более интересна для зрителя.

    Однако вы увидите меня в гонках Кубка мира. Я буду выступать в Бейтостолене, а затем в Галливаре в ноябре.

    - Вы категорически отрицаете участие в чемпионате мира в Осло-2011...

    – Да, уже оценил такой вариант, и решил отказаться. Нужно попасть в тройку на чемпионате Норвегии, чтобы пройти квалификацию в эстафету. Думаю, за исключением Андресена, будет еще один биатлонист, который получит место в сборной автоматически для участия в гонке на длинную дистанцию.

    - Это правда, что вы размышляете об участии в гонке на 15 км на чемпионате мира-2013 в Валь-ди-Фьемме?

    – Почему бы нет. Между прочим, соревнования пройдут недалеко от того места, где я живу.

    «Мне нравится работать над снаряжением – лыжами, ботинками, даже над палками»

    - Для вас важнее одержать сто побед в Кубке мира или сравняться с Бьорном Дэли по количеству золотых олимпийских медалей?

    – Мне бы хотелось добиться и того, и другого. Это вопрос престижа. Как сказал раньше, я не потерял стимула. Однако сейчас становится все сложнее и сложнее побеждать, чем десять лет назад. Сократилось время пребывания на стрельбище, лыжная часть стала более ритмичной, сейчас невозможно уйти в отрыв.

    - Среди множества успехов у вас есть особенно важные достижения?

    – Хотя я выиграл многое с тех пор, но первая золотая олимпийская медаль в спринте в Нагано остается незабываемой.

    - А какие поражения были самыми сложными?

    – Падение во время старта на чемпионате мира в Поклюке в 2001 году. К тому же мне было больно. Понимал, что иначе обошел бы Рафаэля Пуаре на финише.

    - Это был последний раз, когда вы плакали…

    – Я хотел победить, потому что в тот момент у меня не было личной золотой медали чемпионата мира. Потом добился этого. Но самое плохое воспоминание – это эстафета в Контиолахти-1999. На последней стрельбе промахнулся пять раз и пробежал три штрафных круга. Мы стали лишь третьими.

    - Свенсен говорит, что хочет бежать последний этап в эстафете. Обычно это делаете вы. Как относитесь к такому варианту?

    – Думаю, в будущем он справится с этой ролью. Или если тренеры решат, что эта роль подходит ему больше, что он в лучшей форме, то я не буду возражать. На Олимпиаде в Ванкувере тренеры после совещания с другими спортсменами согласились с тем, что предложил Ханеволд – что мне нужно доверить последний этап, так как у меня больше опыта. Однако я и Эмиль – не единственный вариант. Тарьей Бо в скором времени тоже может претендовать на заключительный этап. Думаю, он может бежать и первый этап, который также очень важен.

    «Тарьей Бо в скором времени тоже может претендовать на заключительный этап»

    - Владимир Путин хотел, чтобы вы подарили ему золотую олимпийскую медаль. Это так?

    – Это правда, история произошла пару лет назад. За несколько дней до выборов столицы Олимпиады-2014 меня пригласили в Москву на встречу с российским президентом. Я был единственным спортсменом из Западной Европы. Зная русскую традицию делать подарки, спросил у его секретаря, что будет лучше. Он ответил, что Путин с радостью бы получил одну из моих золотых олимпийских медалей. Чтобы оставить медаль у себя, сказал, что, к сожалению, сейчас нахожусь в Италии, и у меня нет времени на возвращение в Норвегию за ней. Подарил Путину лыжи и лыжный костюм.

    - Вольфганг Пихлер, известный провокатор, был готов поклясться, что вы никогда не обедали в «Макдональдсе».

    – Нет, он не прав. Я тоже бывал в фастфудах. Помню как однажды, ожидая вылета, кажется, из Лондона, на глазах у изумленной сборной Италии съел гамбургер с картофельными чипсами. Если без шуток, то хорошее питание важно, но не надо делать из этого навязчивую идею. Я предпочитаю итальянскую кухню.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы