Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Вера Вакуленко: «Если бы я была оптимистично настроена в отношении российского баскетбола, то не уехала бы в Польшу»

    Как бизнес может получать выгоду от баскетбола, чем польский чемпионат лучше российского, какие виды открываются из окна кабинета спортивного директора «Прокома» и сколько игроков ЦСКА могут сломать нос – корреспондент Sports.ru поговорил с Верой Вакуленко – первым российским спортивным менеджером, которого пригласили работать за границу.

    - Стать первым спортивным менеджером в иностранном клубе – уникальное достижение. Расскажите, с чего все начиналось, как вы пришли в баскетбол?

    – Я родом из Перми. Работала в университете, была заведующей отделением. Преподавала ‘Business English’. У меня была хорошая работа, хорошая карьера. Но мой старый друг Сергей Валентинович Кущенко постепенно привлек меня к баскетболу. Я не работала в «Урал-Грейте» с самого начала. Для меня это все было довольно далеко. Но мы постоянно общались с Сергеем, обсуждали разные вопросы, и я была, так скажем, в курсе всех дел.

    Потом потребовалась моя помощь. «Урал-Грейт» должен была проводить в США выставочные матчи с университетами NCAA, и я полетела туда с командой. Так постепенно я оказалась в клубе, и баскетбол стал моим основным занятием.

    - Потом, как член команды Кущенко, вы отправились в ЦСКА...

    – Это был 2002 год. Велась очень интенсивная работа. ЦСКА почти полностью поменял состав. К тому же, я продолжала помогать Сергею Александрович Белову: в «Урал-Грейте» он оставил только одного игрока. Приходилось вести переговоры по контрактам, общаться с агентами; с Ивковичем и Беловым – по игрокам, контрактам, расписаниям. Если удавалось поспать 4 часа, то это было уже очень хорошо. Я была вынуждена оставить сына на полгода в Перми. Это был сложный период, он тогда только пошел в школу.

    - Как расширялась сфера вашей деятельности?

    – Как и в «Урал-Грейте», в ЦСКА мы работали по подбору игроков. Возникали какие-то имена. Надо было собирать информацию, разговаривать, звонить в клубы. Потом вести переговоры с агентами по подписанию контрактов.

    «С Мессиной контактировали, когда он еще тренировал «Бенеттон». Этторе завершал сезон в Италии, а мы уже работали над формированием нового состава армейцев»

    С Душаном Ивковичем мы сразу стали интенсивно работать. Часть летней подготовки 2002 года я провела в Белграде. Более того, с сыном мы какое-то время жили в доме Ивковича. Все было направлено на построение эффективной работы – как лучше создать новую команду.

    Следующим тренером ЦСКА стал Мессина. Теперь уже можно об этом сказать – мы с ним контактировали, когда он еще тренировал «Бенеттон». Этторе завершал сезон в Италии, а мы уже работали над формированием нового состава армейцев.

    - Со временем менялись ваши должности. Вы стали вице-президентом ЦСКА. Каково занимать столь высокий пост?

    – Для меня на первом месте стоит качественное выполнение моей работы. Наименование должности было скорее важно для тех людей, с кем я общалась за пределами России. Но в какой-то момент я поняла, что и им это не важно. Если президенту «Сан-Антонио» или главному тренеру «Кливленда» называют имя Вера, и они сразу понимают, о ком идет речь, скажите – нужна мне должность или нет?

    - Как получилось, что в прошлое межсезонье вы отправились в «Проком»?

    – Главный тренер «Прокома» Томас Пачесас – бывший игрок “Урал-Грейта”. Он долго играл в Польше, многократный чемпион этой страны. Томас стал главным тренером команды в середине сезона-2007/08, по его завершении позвал меня. Клуб молодой, и мой опыт должен был сильно помочь.

    - Вы в команде второй сезон. Какие задачи приоритетны для клуба?

    – «Проком» шесть последних лет выигрывал польский чемпионат. Другим клубам трудно с нами конкурировать.

    В Евролиге есть большой простор для роста, пытаемся укрепить здесь наши позиции. Если в прошлом году мы полностью обновили состав, то в этом костяк остался. Сохранили MVP польской лиги Кентела Вудса, Дэниэла Юинга. Наш игрок Дэвид Логан получил гражданство и выступал за Польшу на недавнем чемпионате Европы.

    - Пока результаты команды в Евролиге не впечатляют. На данный момент в 5-ти матчах только одна победа. К Пачесасу по-прежнему полное доверие?

    – Абсолютное. Мы не торопимся в достижении результатов. Мы идем путем планомерного роста. Строится полноценная клубная пирамида. Сейчас в команде на ведущих ролях американцы, но мы рассчитываем, что в будущем их место займут наши собственные воспитанники.

    - Откуда поступают деньги?

    – Наш спонсор – крупнейшая польская IT-компания “Asseco”. «Проком» – пример взаимовыгодного сотрудничества баскетбола и бизнеса. Клуб – часть “Asseco”, и мы вместе работаем над продвижением бренда компании в таких баскетбольных странах, как Испания и Италия. К примеру, в Испании очень популярен Пэт Берк, игравший за нас. “Asseco” использовала это в своей рекламной кампании.

    - С переездом в Польшу как поменялся ваш фронт работ?

    – Моя проблема – я не говорю по-польски. Поэтому теперь я не так вовлечена в финансовую часть и меньше занимаюсь переговорами по контрактам. Я работаю с Евролигой и по-прежнему активно занимаюсь сбором информации. Мне проще других позвонить в НБА или еще куда-либо. К примеру, когда у нас в ЦСКА Папалукас сломал нос, возникла необходимость достать маску. Я стала звонить в клубы НБА и поняла, что звонков руководству нескольких клубов вполне достаточно – нас снабдили масками, которых хватит на сто лет на сто игроков.

    - Сравнивая положения дел в странах, возможен ли в России поступательный рост клубов?

    – Ох, не спрашивайте про Россию. Если бы я была оптимистично настроена в отношении российского баскетбола, то не уехала бы в Польшу. Прошлое лето для меня стало олицетворением какого-то баскетбольного безумия. Это было хуже, чем казино – какая-то карточная игра. Ты покупаешь Гарбахосу? Хорошо – я покупаю Нахбара. Речь шла только о том, чья покупка будет круче, кто заплатит больше денег. Ты заплатил два с половиной миллиона? А я три заплачу: у меня три на это есть! А потом, когда бюджеты снижаются в 10 раз, готовы они к этому? Готовы к лишению права покупки иностранных игроков? Простите, для меня это слишком больной вопрос, мне тяжело говорить. Я вижу больше перспектив в Польше.

    - Чем польский чемпионат лучше российского?

    – Стабильностью. Там 14 клубов, не 9. Конечно, достижения клубов на европейской арене пока не слишком значимы. Но Польша на правильном пути в развитии спорта. Мне, может быть, такая стабильность больше нравится: так легче работать.

    - У польских и российских клубов появляется возможность выступать в одном чемпионате. Каково ваше отношение к лиге ВТБ?

    – Опять же вспомню о стабильности. Если будет грамотное финансирование без скачков и перепадов, то это очень хороший проект. Чемпионатам той же Литвы, той же Польши не хватает сильных участников.

    «Мы обсуждали с Жорди Бертомеу наш отказ от участия во внутреннем чемпионате и переход «Прокома» в лигу ВТБ. Он сказал, что тогда мы лишимся лицензии Евролиги, которой владеем, будучи чемпионами Польши»

    «Прокому» предлагали участвовать в лиге. Мы и сейчас разговариваем с Андреем Широковым. Но есть проблема скамейки: мы не можем одновременно выступать в трех турнирах.

    Мы обсуждали с Жорди Бертомеу наш отказ от участия во внутреннем чемпионате и переход «Прокома» в лигу ВТБ. Он сказал, что тогда мы лишимся лицензии Евролиги, которой владеем, будучи чемпионами Польши. У Евролиги есть соответствующая договоренность с ФИБА, которую они обязаны соблюдать. Терять Евролигу мы не можем.

    - Сергей Чернов говорил, что со временем российская суперлига может перетечь в Лигу ВТБ.

    – Прекрасно! Но это должно быть проработано с ФИБА. Сергей Чернов является вице-президентом ФИБА-Европа – ему виднее. Возможно, что-то изменилось с момента наших весенних переговоров с Евролигой.

    - Назначение вас спортивным директором «Прокома», наверное, стало неожиданностью в Польше. Как вас приняли?

    – Нормально. Конечно, было нелегко, потому что переезд стал коренной сменой жизни. С другой стороны ко мне очень хорошее отношение. Те, кто заходят в мой кабинет сразу понимают, как меня встретили. По площади кабинет сравним с половиной офисов в ЦСКА. С седьмого этажа открывается великолепный вид на море.

    - Каковы условия жизни Польше?

    – Я живу на втором этаже виллы, где до меня жил самый дорогой игрок команды Милан Гурович. Это говорит о качестве жилья. Он всегда был очень щепетилен в этом вопросе. По слухам, Гурович не остался в Казани из-за того, что ему не понравилось предоставленное жилье.

    Офис клуба находится в Гдыне, а до этого базировался в Сопоте. Города расположены совсем рядом, как Москва и Химки. Сопот – элитный курортный город поляков. Это Балтийское море, залив, красивая природа, чистый воздух, качественная экологически чистая пища.

    - Сын живет с вами в Польше? Как быстро он адаптировался?

    – Мы приехали в конце августа, и практически на следующий день Арсений пошел в школу. Не зная ни слова по-польски. Второй год он учится в польской гимназии с польскими ребятами, и недавно они писали тест по польскому языку и литературе. Из 30-ти поляков мой сын показал 6-ой результат. По-моему, это забавно.

    Было тяжело на уроках истории и географии, где преподносится очень много негатива про Россию. Потом он понял, что у них свой взгляд. Школьная программа не влияет на его отношения со сверстниками.

    - Возможно, в будущем он будет помогать вам по работе?

    – Арсений и так много мне помогает. Притом, что он занимается баскетболом и дистанционно обучается в московской школе, он взял на себя большой объем домашней работы, плюс он помогает осваиваться с техникой, которую мне приходится использовать в работе.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы