Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Анастасия Зуева: «Американки перед стартом хихикают и обсуждают, когда пойдут в «Макдональдс»

    Алексей Шевченко поговорил с самой красивой пловчихой России, серебряным призером Олимпиады Анастасией Зуевой – о больной спине, коллекции значков и о том, как перед стартом правильно впадать в транс.

    Анастасия Зуева: «Американки перед стартом хихикают и обсуждают, когда пойдут в «Макдональдс»
    Анастасия Зуева: «Американки перед стартом хихикают и обсуждают, когда пойдут в «Макдональдс»

    - Вы стали второй, но у вас было столько радости.

    – Просто для меня эта медаль все равно, что золотая. Понимаете, после проигранной «сотни» я довольно сильно нервничала. Мы же и ехали в Лондон за наградой именно на этой дистанции. Про «двести» никто и не вспоминал. Правда, я до сих пор не понимаю, что сделала. Надо домой приехать, может быть, там нахлынет.

    - Почему не верили в двести метров?

    – Не верила. Но сейчас… Такое ощущение, что соревнования только начинаются. Жаль, что сотня не после двести.

    «Мне так обидно стало: как же так, приехала на Олимпиаду, а огня нет»

    - Тренер расстроился после первой дистанции?

    – Кстати, Наталья Козлова очень спокойно отнеслась. Она меня за другое ругала. Мол, у тебя нет огня в глазах, заряженности на победу. Из дома звонили, говорили, что нет огня в глазах. Мне так обидно стало: как же так, приехала на Олимпиаду, а огня нет. Вот потому я и когда выходила на дистанцию 200 метров начала махать всем руками, улыбаться. Пусть бы все подумали, что у меня все в порядке.

    - С Франклин вообще реально бороться?

    – Не знаю. Она встает и плывет. Встает и плывет. Я к этому не готова. Может быть, никто в России к этому не готов.

    - Психологически?

    – В том числе. Вы бы видели этих американок в комнате перед стартом. Они что-то обсуждают вечно, хихикают. Типа, вот сейчас проплывем и пойдем в «Макдональдс». У них нет какого-то специального настроя: только смех и шутки.

    - Это ведь российская традиция находиться в таком состоянии, будто кругом враги, идет война и улыбка – слабость.

    – Фелпс тоже серьезно настраивается, хотя Лохте – нет. Но у нас так принято просто. Хотя, если бы я знала английский, то с удовольствием бы поболтала с американками. Мне не нравится тяжело сидеть, хочется расслабиться.

    ***

    - Вы ведь перед стартом с психологом сборной встретились?

    – Да. И я уверена, что он мне серьезно помог. Мы очень много сеансов проводили и до Олимпиады. Перед сотней я не пробовала его метод, но перед двухсоткой решилась.

    «Я уверена, что мне сильно помог психолог»

    - Что за метод?

    – Войти в транс до заплыва, за несколько минут до старта. Говорят, что Сальников после такого ни одного своего заплыва не проиграл. И я решилась – за тридцать минут до стартов он вводит меня в транс и что-то говорит.

    - Что?

    – А я не помню, так как довольно быстро ухожу в это состояние и быстро засыпаю.

    - Чем это помогает?

    – Ты не боишься никого. Плюс мышцы расслабляются

    - А если бы вы не вышли из транса?

    – Надо попробовать.

    ***

    - В Америке появляется столько спортсменов, а мы, кажется, сильно застоялись.

    – Система у американцев другая. Вот у них развит студенческий спорт, а у нас его нет как класса. То есть после детей сразу же переходят во взрослые. Да и вообще у них подготовка существенно отличается от нашей. Вот они часто и много плавают. Для них никаких проблем не составляет выйти из воды, обтереться полотенцем и идти на другой заплыв в мокром купальнике. Мы же выходим к дорожке в сухом, в капюшоне. А они босиком шлепают к дорожке.

    - Также делайте?

    – А хочется, между прочим. Меня всегда интересовало, как готовятся американцы. Что и как они делают, почему именно так. Но у нас почему-то никто ничего не спрашивает. Или вот взять их сборную. У них обслуживающего персонала раз в пять больше, чем у нас. Есть специальные люди, которые выводят спортсмена на дорожку, один провожает на пресс-конференцию, один встречает. У американцев даже в разминочном зале шесть массажных столов. А у нас два в одной комнате.

    «Меня всегда интересовало, как готовятся американцы»

    - Хм, а главный тренер сборной говорит, что есть жесткий лимит на персонал.

    – Вот американцам нужны эти люди, они и пробивают их.

    - Кстати, главный тренер сборной уходит. Стоит ли пригласить иностранца?

    – Только если он не будет никого слушать и заниматься лишь спортсменами. Вы посмотрите на дзюдоистов. Пять медалей! Все же зависит от главного тренера. Он все делает для сборной, а у нас до сих пор нет тренера по залу, хотя он нужен. Пловцам не помешает и качественный менеджер в сборной.

    - Может, американца назначить?

    – Да вряд ли. Знаете, я помню, каким оптимистом был Андрей Воронцов, когда приходил в сборную. И каким он стал сейчас. Ничего же не изменилось после Пекина. Сколько новых людей в сборной? По пальцам можно пересчитать. А посмотрите на китайцев.

    - Там ничего непонятно.

    – У них не просто новый состав, я там вообще никого не знаю. Я половину этого состава не видела на чемпионате мира в Шанхае.

    ***

    - Возраст позволяет вам принять участие в следующей Олимпиаде.

    – Я думаю. Но сейчас точно пауза. Мне надо привести свое здоровье в порядок. Я встану на пит-стоп, чтобы залечить мелкие болячки. Ничего серьезного, но они проявляются в самый ненужный момент. Другой вопрос, а готова ли я морально.

    - Вот у вас на аккредитации много значков. Расскажите о них.

    – Не поверите, но у меня все значки из каких-то странных стран: Камерун, Оман, Алжир. И вот один американский. Он самый первый и дорогой.

    «Я вот в воскресенье в 9 утра улетаю. Ни Лондон не посмотрела, ни погуляла»

    - Как это происходит в олимпийской деревне? Там биржа?

    – Некоторые спортсмены ходят и ищут значки, меняются. Вчера ко мне подошли, предложили обмен. В основном подходят как раз алжирцы, камерунцы.

    - У кого в сборной больше всего значков?

    – У Насти Чаун. Вообще вся лента для аккредитации обвешана. Она вроде бы собирает. Это здорово, хорошо, что есть такое хобби.

    - Как ваш быт в деревне? Драки были уже?

    – Драк пока не было, но вообще жалко, что мы уезжаем через день. Я вот в воскресенье в 9 утра улетаю. Ни Лондон не посмотрела, ни погуляла. Но вообще я домой скорей хочу, быстрей бы к маме, к близким.

    - Вы долго теперь не будете заглядывать в бассейн?

    – Нет, что вы. Буду ходить, но не слишком активно. Сильно нагружаться не буду. Я помню, как после Пекина мы сразу поехали на Кубок мира. И потому в 2010 году начались серьезные проблемы со спиной.

    - Спина сейчас совсем не болит?

    – Только немножко после стартов. А вообще гулять много не могу. Если час походила, то все, боль начинается.

    - Куда хотя бы отдыхать поедете?

    – В Таиланд. Меня туда друзья зовут. Я в этой стране ни разу не была. Ездила отдыхать только в Турцию и Египет.

    Другие интервью из Лондона:

    Арсен Галстян: «В 9 лет понял, что буду олимпийским чемпионом»

    Ольга Забелинская: «Да что медаль. У меня двое детей – вот это счастье»

    Мансур Исаев: «Когда наш итальянский тренер злится, кричит: «Задушу»

    Светлана Царукаева: «Кто такой Кобе Брайант? Я ни с кем не фотографируюсь»

    Тагир Хайбулаев: «Наш тренер увидел сверчка, взял в руку и съел»

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы