Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Никита Алексеев: «Увидев Марио Лемье, забыл об игре»

    Нападающий «Ак Барса» Никита Алексеев в интервью Sports.ru рассказал о приключениях мурманских тинэйджеров и пользе сериала Friends, жесткости Джона Тортореллы и руках Стивена Стэмкоса, холодном Омске и далеком Хабаровске, психологии Билялетдинова и своей роли в чемпионской команде.

    Никита Алексеев: «Увидев Марио Лемье, забыл об игре»
    Никита Алексеев: «Увидев Марио Лемье, забыл об игре»

    О травме, Тиме Коннолли и пользе сериала Friends

    - Посмотрел на историю ваших травм и ужаснулся. Там и рука, и плечо, и даже в глаз шайба попадала. Целые кости-то еще остались?

    У меня же не маленькие габариты, я большой. Спорт такой, как тут без травм? Их не избежать, а если будешь себя беречь, это уже не хоккей. В плей-офф зато, тьфу-тьфу, я не травмируюсь, и это главное. Невезение ли это? Обидно, конечно, но какие-то положительные вещи надо извлекать из этого. Я же не в 37 лет сломался, когда ничего не поделать и надо заканчивать. В 2003-м выбыл на полгода из-за операции на плече, и «Тампа-Бэй» в том сезоне выиграла Кубок Стэнли. Зато потом меня плечо не беспокоило вообще.

    - В НХЛ стараются не распространяться на тему травм, а у нас все знают, что у вас сломаны два ребра. Не боитесь, что будут специально бить по больному месту?

    В НХЛ стиль иной – там намного жестче играют и на маленьких площадках. Если бы не раскрыли после матча с Уфой информацию о моей травме, я, может, не говорил бы о ней. Ну, а что теперь другие будут делать? Играть в мое ребро? Да ради Бога…

    - Ни один справочник не скажет о том, как вы оказались за океаном. После «Крыльев Советов» вы куда-то пропали…

    Я сам из Мурманска, и там была начальная хоккейная школа. А после нее деваться было некуда – нужно было уезжать, что-то придумывать. И вот мы с Лешей Семеновым – он сейчас в СКА играет – собрали вещи и в Москву. Нас там никто не ждал, конечно. Приехали в 6 утра, сели у катка и ждем – вдруг кто-то обратит внимание. Где-то около двух часов дня какой-то скаут нас заметил, мы объяснили ему, что и как. Тренеры дали нам сыграть с молодежным составом – понравились им. Потом мы попались на глаза Игорю Дмитриеву, и он поставил нас 14-летних против мужиков играть. И интересно было, и очень сложно – мы же не готовы к такому уровню были.

    А потом в «Крыльях» развал пошел, Дмитриев погиб, все начали разбегаться. Нас с Лешей увидел агент из НХЛ и посоветовал поиграть в одной из североамериканских лиг. В Москве никто не знал, что мы уезжаем, обиделись потом, конечно. Можно сказать, я сбежал тогда из команды. Думаю, только к лучшему все это было. Если можно было бы вернуть время назад, я бы тоже самое сейчас сделал. Приехали в Канаду без языка, без вещей, без друзей. Агент поселил нас в семью, и так началась моя взрослая карьера.

    Можно сказать, я сбежал тогда из команды. Думаю, только к лучшему все это было

    - Как вы относитесь к тому, что и сейчас русские пацаны уезжают в Северную Америку, хотя могут играть в МХЛ, пробиваться через вторые команды? Или вам все равно?

    Не все равно – у меня сын растет. Я понимаю чувства молодых ребят. Тут каждому свое. Я видел немало наших, которые уезжали в Америку, а потом плакали – так сильно хотели вернуться домой. Понятно, что все хотят играть в НХЛ, в лучшей лиге мира, но до нее еще нужно дойти, пройти через сито юниорских лиг. У кого-то лучше получается в России, у кого-то в Америке. Если бы я здесь начинал играть, то не знаю, где бы закончил карьеру. А за океаном в ту пору ценились габаритные хоккеисты, все смотрели на мои данные. Тут не угадать, нужно решать, какой вариант подходит тебе больше.

    - Какое впечатление произвела Канада на 16-летнего мальчишку из Мурманска?

    Мне тогда всего 15 было, 16 потом только исполнилось. Там же совсем другая планета. Сначала паника какая-то была, даже нет… Excitement.. Восхищение? Точно! Непонятное чувство, ждешь, что вот-вот что-то новое произойдет. Было и страшно, и прикольно одновременно. Все другое – язык, менталитет. Английский выучил буквально за три месяца, плюс мне повезло, что попал в хорошие руки, дружную команду. Там был латыш – Арвидс Рекис, который сейчас в рижском «Динамо» играет. Он мне помогал чуть-чуть, жили вместе.

    - В вашей команде «Эри Оттерс» играл и Тим Коннолли, лидер нынешнего «Баффало»? Не общаетесь с ним, случаем?

    Нет, давно уже нет. Он меня как-то сразу невзлюбил. Я тогда и по-английски нормально не говорил, и что-то не пошло у нас. Друг против друга несколько раз играли, но ничего более. Там еще Майкл Рапп был, Брэд Бойес. Очень приличная команда была. Она потом Мемориал Кап взяла, но я уже ушел оттуда.

    - Это правда, что вы выучили английский благодаря сериалу «Друзья»?

    Было дело. Со мной разговаривали, а я ничего не понимал – пропускал слова мимо ушей. Как язык-то выучить? Я запирался в своей комнате и смотрел телевизор. А там только Friends и шли. Буквально через три месяца мог нормально общаться. Меня как услышали в команде, так обомлели. Сидел, сидел у телевизора, а потом вышел и начал разговаривать.

    Я запирался в своей комнате и смотрел телевизор. А там только Friends и шли. Буквально через три месяца мог нормально общаться

    О драфте, Тортсе и «недеревянном» Стивене Стэмкосе

    - В 2000-м году вас задрафтовали под высоким 8-м номером. Как так вышло? Вас в России тогда толком и не знали.

    Ну, в России меня не знали и тогда, когда я в Омск приехал. По идее, я должен был уходить под 12-м номером – «Чикаго» интересовался. Но драфт – это непредсказуемая вещь. Никогда не забуду те ощущения, их сложно передать словами. Меня даже посадили на церемонии подальше, так как не думали, что я уйду в первой десятке. И «Тампа» меня вызвала, а выйти было негде. Пошел наверх – там не пройти. Пришлось перелезать через бортик, и все это засняли на камеру. Невероятное ощущение!

    - Такие авансы, выданные на драфте, помогают молодым ребятам, или это дополнительный психологический груз?

    Скажу так: драфт это одно, а то, что после него – совсем другое. В «Тампе» меня ждали не сразу, так как я не был готов к НХЛ. Еще год провел в ОХЛ, потом начал в фарм-клубе «Лайтнинг». Там был очень жесткий тренер Джон Торторелла. Никому спуску не давал. Один раз ошибешься, второго шанса, а уж тем более третьего, не получишь. Я тогда разгильдяем был. Не попал в правильные руки, Джон меня поставил на место, а там покатилось…. Слишком много времени у меня ушло на то, чтобы понять это. В НХЛ и тогда, и сейчас это не прощается. Один раз ошибешься – а за тобой куча народу стоит, которые только и ждут твоего промаха. В любом случае, я рад, что хоть сколько-то матчей провел, около 180, кажется. И в плей-офф побывал, и против Марио Лемье выходил. Я каждую свою игру помню и очень доволен тем, что НХЛ была в моей жизни.

    - Как же вы попали не в те руки в фарм-клубе «Тампы»? Он же в Спрингфилде был, там кроме хоккея и заняться-то нечем. Такая дыра.

    Там засада. Там не то, что дыра – глухомань. В Спрингфилде и хоккей не смотрели толком. Команда была не чисто «тамповская», а смешанная – вместе с игроками «Финикса». Борьба была за первые две пятерки, поэтому меня постоянно дергали вверх-вниз. Права на ошибку не было. Но, повторюсь, если бы я тогда знал то, что знаю сейчас, намного лучше бы проявил себя.

    - Правда, что если ты пришел на тренировку Тортореллы вовремя, то это уже опоздание. Нужно появляться заранее.

    У нас по дисциплине было очень жестко. Вспоминаю свою первую ошибку – перед турниром новичков «Лайтнинг». Я тогда жил с каким-то русским парнем, и у нас был сбор около автобуса в 7 утра. Мы проспали. Уже ошибка. Прибежали в пять минут восьмого – автобус на месте, но нам потом устроили серьезное собрание, где сказали, что так нельзя себя вести. После этого еще был случай с другим новичком. Он пришел за пять минут до отъезда автобуса, но никого уже не было. Говорили, что сбор в 9, а уезжали за четверть часа.

    Я тогда разгильдяем был. Не попал в правильные руки, Джон меня поставил на место, а там покатилось…. Слишком много времени у меня ушло на то, чтобы понять это

    - В последствии такие строгие тренеры, как Торторелла, вам попадались?

    Думаю, каждый тренер старается следить за дисциплиной, но таких, как Тортс – я его так называю – больше не было. У Билялетдинова тоже все строго, но с Тортореллой в этом плане никто не сравнится. Там перебор был – не продохнуть. Он мог в раздевалке за малейшую провинность наказать. Не так посмотрел, не так кивнул…

    - По почкам, как Кинэн, не бил?

    Такого не было, но доски ломал, кидался в нас чем-нибудь. Заводной мужик. Но мне нравятся такие тренеры. Не дают расслабиться, держат постоянно в тонусе. Он же доказал потом, что был прав, выиграв с «Тампой» Кубок Стэнли.

    - Для вас та победа «Лайтнинг» не стала неожиданностью? Ведь они плелись в аутсайдерах почти 10 лет.

    Команда была и раньше хорошей, но там бардак с дисциплиной был. Тортс пришел и все наладил. Ему дали 5 лет на то, чтобы вывести «Тампу» наверх, и смотрите, что он сделал с командой. Помните, где Сен-Луи до него играл? В фарм-клубе середнячком был. А сейчас? Он звезда НХЛ, получает огромные деньги. Тортсу понравилось, что Луи пашет как собака, работает на площадке. Талантов в системе хватало, но Джон искал нужный материал для победы в Кубке Стэнли. Он и с Лекавалье ругался на скамейке запасных. Говорил, что Винни должен делать то, что нужно тренеру. И Лекавалье забивал по 50 голов, Кубок Стэнли выиграл.

    - Говорят, что рядом с Лекавалье и Сен-Луи будет забивать даже кусок дерева. Поэтому и к Стивену Стэмкосу не все относятся серьезно.

    Зря они так говорят. Дерево деревом, но забивать все равно сложно. Попробуй, забросить 50 шайб! За нынешней «Тампой» слежу. На втором месте недавно шли в конференции, что меня удивило очень. У них всегда были проблемы с вратарем, а тут взяли 40-летнего Ролосона. Я смотрел их матч с «Вашингтоном», где он на «ноль» сыграл. Молодцы! Первая тройка так вообще очень классная, хотя там все звенья такие. У Стэмкоса бросок очень сильный и руки отличные. Зря они про дерево.

    - После «Тампы» вы некоторое время провели в «Чикаго». Могли тогда подумать, что играете за будущих обладателей Кубка Стэнли?

    Тогда бы не подумал, что это будущие чемпионы. Я был в шоке от разницы между «Чикаго» и «Тампой». Там был бардак с дисциплиной! Непонятная какая-то обстановка, много молодых ребят. Никто не знал, что делать на льду; системы у тренера не было. Он мог поменять схему перед началом матча, тогда как в «Тампе» каждый хоккеист заранее знал, что ему делать на площадке. После того сезона (2006/07 – прим. автора) там почти вся команда поменялась. Остались только Сибрук и Кит.

    - В составе того «Чикаго» играл знаменитый Петер Бондра. Говорят, в душе самый обыкновенный русский.

    Этого не вспомню, он очень мало играл. Ему не давали времени, из-за чего он бесился жутко. А хоккеист Бондра очень сильный. Молодых выпускали, а словака – нет. В «Чикаго» тогда как раз смена владельца была. Пришел сын Уирца, который болеет хоккеем, и как результат – команда сейчас совсем другой стала.

    Тогда бы не подумал, что это будущие чемпионы. Я был в шоке от разницы между «Чикаго» и «Тампой». Там был бардак с дисциплиной!

    - В «Тампе» вы, кажется, играли в тройке с Афанасенковым и Свитовым? Наверное, звена жестче этого не придумаешь.

    Только со Свитовым и Федотенко. Фанаты нас очень любили, заводились, когда выходила на лед русская тройка. Мы нормально играли и забивали даже, но вместе нас держали недолго.

    - Вы достаточно габаритный игрок, но, судя по количеству штрафных минут, драк в НХЛ у вас было мало. Даже меньше, чем здесь в «Ак Барсе». Не провоцировали вас на разборки?

    Я вообще не люблю эту грязную игру. Жестко – это да. Меня и задрафтовали поэтому под высоким номером. Тогда это очень ценилось. Играть в тело это одно, а цепляния – это не мое. Лучше доработать до конца, чем бить соперника. Провокации со стороны соперников были, но не люблю я эти драки и все.

    - Традиционный вопрос о первой шайбе в НХЛ. Помните, кому забили? Как, вообще, относитесь к юбилейным голам?

    В Майами забил, с неудобной руки. К своей результативности отношусь спокойно. Для меня никогда она не была на первом месте, и, возможно, это моя проблема. Мне нравится играть на команду, а не думать о том, сколько я забью. Может, будь все наоборот, по-другому бы дела складывались, но, повторюсь, успех команды для меня – самое главное. На юниорском уровне как-то забросил под 40 шайб за чемпионат, но тогда отношение к игре было другим. Мое звено много забивало, но пропускали мы еще больше. Забьешь ты 4 гола, но какой в них толк, если команда проиграла?

    Об омских сантехниках, втором шансе и Марио Лемье

    - Тяжело было сменить пляжи Флориды на Сибирь? Как вам дался переезд в Омск?

    Было очень сложно. И мне, и моей жене. Она англичанка, никогда снега не видела, а тут минус 40. Я-то из Мурманска, мне не привыкать к холодам, а вот ей… Мы еще жили в квартире, где сначала горячей воды не было, а потом и холодную отключили. Она мне звонит в панике, спрашивает: «Никита, что делать?». Я ей: «Бери ведерочко, иди на улицу и набирай». Привыкли, чего такого-то… Мы же в России живем.

    - Читал на одном из сайтов историю про пьяного сантехника, который просил у вашей семьи денег…

    Да-да, там и в 2 ночи приходили и пытались что-то продать, показывали презентации товаров. С холодильниками ходили, хотели продать. Мы с женой посмеивались.

    - Инициатором вашего возвращения в НХЛ стала жена?

    Я сам захотел вернуться. Позвонил генменеджер «Тампы» Джей Фистер и сказал, что Тортс хочет меня видеть в команде. Я же уехал в Россию, так как надоело болтаться то вверх, то вниз постоянно. Я не понимал, где играю – в АХЛ или НХЛ. Мне было все равно на размер контракта, главное было играть в основной команде. Так получилось, что проиграл целый сезон при Тортсе. Я понял, что он хочет, какие ошибки нужно исправить, чтобы остаться в «Тампе».

    Она мне звонит в панике, спрашивает: «Никита, что делать?». Я ей: «Бери ведерочко, иди на улицу и набирай»

    - Получается, второй шанс Торторелла вам все-таки дал?

    Да, и я его взял. Но не использовал его до конца, скажем так.

    - Самый памятный эпизод в вашей НХЛовской карьере. Каким он был?

    Я вышел на вбрасывание против Марио Лемье. Мне тогда около 19 было, совсем молодой парень. Выхожу на лед в Питтсбурге, поворачиваюсь… и там сам Лемье. Который мне в детстве всегда нравился, на которого я хотел быть похожим. И я забыл тут же об игре на пару секунд. Вбрасывание – а я стою и смотрю на Марио. Что интересно, мне нужно было собраться и играть против него. Незабываемое ощущение!

    О Казани, коуче Билле и победных голах

    - Вы сказали, что хоккеиста Алексеева в России толком не знали. Как же тогда на вас вышел «Ак Барс»?

    Агент все сделал. Я тогда еще играл в Америке, и мне сказали, что есть интерес со стороны «Ак Барса», что Билялетдинов хочет видеть в составе. «Хорошо», – говорю. Я слышал про казанцев очень многое. «Авангард» же с ними играл в финале-2006. Они нас тогда просто порвали. Спросил у агента: «Я там играть буду или сидеть?». Он не знал. Вот, сделал выбор и не ошибся. Я сразу понял, что от меня хочет Билялетдинов, и я очень рад, что играю в этой команде.

    - В 90-е Казань называли «городом братков» из-за большого количества преступных группировок. Это настораживало или в 2000-е это уже не пугало?

    Чуть-чуть было, но и в «Крыльях» из-за нас с Семеновым были разборки. Нам не давали спокойно уехать, бумаги не подписывали, чтобы мы могли играть в Канаде. Как-то разобрались агенты.

    - Вопрос, волнующий многих болельщиков. Почему Никита Алексеев так здорово играет в плей-офф, но незаметен в регулярном чемпионате?

    Уже третий год мне его задают. Не знаю, что сказать. После финальной игры с ХК МВД сразу же спросили «почему». Могу ответить только одно – по кочану. Я сам ответа не знаю. Может, азарт дополнительный появляется, нет права на ошибку. Новый сезон начинается. Так и в НХЛ, кстати, было. «Тампа» встречалась с «Вашингтоном» и «Нью-Джерси» в плей-офф, я много сделал для команды, забивал голы. Перед началом чемпионата ко мне подходят скауты и говорят: «Давай, играй также». «Хорошо», – отвечаю. Но так уже не играл. Это где-то в голове, наверное.

    - Какой чемпионский сезон вам запомнился больше – 2009-й или 2010-й?

    Оба. Каждый раз было что-то новое. Первый Кубок Гагарина был моей первой серьезной победой. Я до этого ничего не выигрывал, а это всегда интересно. Мне вообще не нравится уступать. Когда проигрываешь, начинаешь задумываться, ищешь причины, а когда побеждаешь – всем хорошо.

    - Второй Кубок запомнится, наверное, победным голом в седьмой игре финала?

    Честно, на тот гол я не обращаю внимания, так как шайба Капанена даже важнее была. Он сделал счет 2:0, а 1:0 это вот-вот и сравняют. Голы голами, а азарт от победы для меня важнее. В финале все знали свое дело, а кто забивает – первое, второе, четвертое звенья – дело второстепенное. Мы доказали, что не играет роли, какое звено выходил на лед.

    - Летом вы заключили новый контракт с «Ак Барсом», но на официальном сайте КХЛ подтверждения я не нашел. Не на 15 лет подписались, как Ковальчук?

    Не-е-ет. У меня соглашение до конца следующего сезона. Чего тут скрывать…

    - Не смущает, что играете в четвертом звене по 10-12 минут? Или от добра добра не ищут?

    А вы посмотрите, что наша пятерка делает за это время! Зачем что-то менять, если «Ак Барс» все выигрывает! В плей-офф мы и больше 10 минут играли. Сколько бы тебе не дали времени, нужно делать все для команды. Пусть не забить, пусть хотя бы вывести из своей зоны. Это уже плюс, особенно в плей-офф.

    - Кто в «Ак Барсе» лидер по духу, человек, способный прикрикнуть в раздевалке?

    Много таких ребят. И Лешка Мороз, и Никула, и Степанов. Да и я сам могу голос повысить. Все ребята друг друга поддерживают, и каждый, особенно если команда заведена, может подстегнуть. Если кто-то уснул, ты рявкнешь на него – так, чтобы поддержать – и это нормальное явление.

    - Как Зинэтуле Билялетдинову удается убедить забивавшего по 35 голов Госсу, набиравшего по 50 очков Терещенко, снайпера Скачкова забыть о своем «я» и думать, в первую очередь о командном успехе? В «Ак Барсе» они стали играть меньше, но вроде бы довольны новыми ролями.

    Это все психология. Поэтому мне и нравится коуч Билл. Он сразу дает знать, что в «Ак Барсе» я не пройдет. В другом месте, может, но не здесь. Ты так ничего не выиграешь.

    - Чувствуется, что Зинэтула Хайдярович в НХЛ поработал?

    Конечно. Он вообще молодец, взял хорошее оттуда и из России. Чувствуется, что Билялетдинов работал за океаном. Там же в НХЛ тоже есть личности, которые забивают по многу голов. Для игрока, конечно, сложно принять то, что он там забил 38, а здесь 15-20 голов. Но «Ак Барс» сейчас идет на первом месте, а Рига на каком месте шла? 15-16-м? Вот и все разница. Главное, что команда на первом месте. Ты, может, не забил, но под шайбу лег, соперника толкнул, добился победы.

    Билялетдинов сразу дает знать, что в «Ак Барсе» я не пройдет. В другом месте, может, но не здесь. Ты так ничего не выиграешь

    - Если верить Википедии, вы играли на чемпионате мира среди молодежи в 1997 году. Это так?

    Нет, никогда в жизни меня не вызывали ни в одной из сборных. Единственный раз я играл в 15 лет в турнире, где были команды Урала, Центра, что-то такое. В нашей команде Рыбин был, Сапрыкин, я с Семеновым. А так – никуда не звали.

    - Как вам финал чемпионата мира?

    Да молодцы, что тут можно добавить. Проявили характер, а мне это очень нравится. Не сдулись при счете 0:3 и выиграли. Там вообще очень сложно играть. Кто не знает, тот не поймет, как сложно в Канаде. И болельщики чужие, и судейство другое. Я смотрел финал и поражался тому, сколько много нарушений арбитры пропустили. Канадцы три забили и чего-то начали выпендриваться, а мы показали, что русские – непростые ребята. Я лично доволен игрой Голубева и Бочарова. Они очень прилично смотрелись и помогали команде. Я, в принципе, за ними только и следил. Сразу поздравил их с победой по приезду.

    - Сергей Зубов недавно признался, что ему очень не нравится играть в Новокузнецке. У вас есть нелюбимые арены?

    В Хабаровске. Туда очень долго лететь и потом сложно собраться перед матчем. Единственный город, который мне не нравится. Такие 11-часовые перелеты очень тяжело переносить. А что до Новокузнецка… Ну, мы же играем на льду, а не по клубам шастаем. Приехали на день – спишь ночью – потом уезжаешь. Не неделю же проводим на выезде.

    - А самый удобный соперник для «Ак Барса»? Наверное, «Барыс», который все время проигрывает казанцам.

    Не скажу, что они удобные. «Барыс» как раз заставляет нас собраться. Может, благодаря ним, мы и идем в плей-офф каждый раз дальше. А кто у «Ак Барса» удобный соперник? Их нет просто. Все играют против нас в два раза сильнее, так как хотят победить. А в этом году еще сложнее будет.

    - Не расстраивает, что в той же НХЛ матч «Питтсбург» – «Вашингтон» рекламируют полгода, снимают о нем фильм и многое другое, а в России дерби «Ак Барс» – «Салават Юлаев» почти никто и не увидел?

    Отец мне тоже самое говорил. Я понять это не могу. Не только наши с «Салаватом» матчи, но и игры Уфы с «Магниткой». Почему бы не сделать так, чтобы вся страна знала об этом матче? Почему бы рекламу не дать, чтобы народ пришел? Меня это удивляет. В НХЛ не так, там любые матчи можно увидеть по ТВ.

    - Скоро КХЛ проведет Матч всех звезд. Если бы вы были тренером одной из команд, то как бы выглядела стартовая пятерка?

    Зарипов, Морозов, Капанен. Плюс Веханен вратарь. Никулин защитник, а ему в пару давайте Первышина. Так и оставим.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы