Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Джамонт Гордон: «Не вижу себя вне баскетбола»

    Презентация самого звездного на данный момент новичка армейского клуба прошла в неформальной обстановке. Джамонт Гордон показывал баскетбольные трюки, без особенного успеха бросал в кольцо, старался улыбаться, позируя перед фотографами, и при этом много говорил – насмешливо отнесся к вопросам о возможной конкуренции, вспомнил, как не был задрафтован, и выделил самые сложные аспекты жизни в Европе.

    Представлять московской публике Джамонта Гордона вряд ли нужно. Нагловатый «скорер», во многом благодаря стараниям которого «Химки» «пролетели» мимо плей-офф Евролиги, запомнился своей взрывной манерой, проходами в левую сторону с последующим тамагавкообразным вылетом в направлении кольца и ощутимым желанием порвать соперника в одиночку. Отрывочные биографические сведения навевали сопутствующие ощущения: в них читались сложный характер (проблемы с тренером в «Фортитудо»), легкая склонность к мордобою (фраза «если бы он меня ударил, то была бы драка» вошла в список лучших изречений Гордона), мировоззрение одиночки.

    Те, кто шел, чтобы познакомиться с юной версией Аллена Айверсона или Кобе Брайанта, остались разочарованными. Американский крепыш, неуловимо напоминающий Клайда Дрекслера (даже не столько залысиной, сколько улыбкой краями губ), опасливо взирал на журналистов, деликатно улыбался и прислушивался к каждой просьбе, которую переводил пресс-атташе ЦСКА.

    Сначала было велено улыбаться на фоне армейского стяга. Джамонт взял мяч под мышку и терпеливо отвечал на сыпавшиеся вопросы. Говорил, почти не задумываясь, потому ответы выходили наибанальнейшие в своей архипозитивности. Суперклуб, красивый город, большая страна, отличный тренер, отличные партнеры – это о деталях перехода. Цели – выиграть все. Персональные – мечтаю об НБА, но сейчас нужно сделать все для пользы команды.

    - Как решились на переход в ЦСКА?

    – Сначала я хотел все взвесить и посмотреть, какие у меня есть варианты. У меня было пара предложений от клубов НБА. Но я когда я сел и начал думать, то решил – «А о чем здесь вообще можно думать?! Это же одна из лучших команд в Европе. Хороший тренер, лучшие исполнители – здесь есть все для того, чтобы побеждать. И я хочу стать частью этого». Решение далось легко.

    ***

    Журналистам показалось этого мало. Гордона попросили улыбаться и одновременно что-то делать с мячом. Параллельно пошли вопросы с историческим оттенком.

    - Вы как вообще в баскетбол-то начали играть?

    – Рос я как американский футболист, на самом деле. Занимался футболом вплоть до седьмого класса. Тогда один из моих друзей предложил мне попробовать сыграть в баскетбол, и так все и началось. Нравилось находиться на паркете с мячом – так с каждым годом я играл все лучше.

    - Есть такое мнение, что вы сделали большую ошибку, решив выставить свою кандидатуру на драфт в 2008-м…

    «Когда я увидел, что такие парни, как Марио Чалмерс и Крис Дуглас-Робертс, оказались во втором раунде, я понял, что меня ждет очень длинный вечер»

    – Многие считают ошибкой то, что я решил попробовать выставиться на драфт в 2008-м, но я так не считаю. Посмотрите на мою карьеру в университете. Я провел три очень успешных года в «Миссисипи» – в двух чемпионатах я лидировал в своей команде по подборам, передачам, очкам и… потерям. Так что все складывалось удачно. И мне казалось, что пришло мое время отправляться в НБА. У меня есть талант, и я хотел его испытать на другом уровне. Но не получилось.

    - Потом старались пробиться в НБА через летнюю лигу. Почему перестали пробовать дальше?

    – Ну да, я играл за «Филадельфию» и Кливленд». Летние лиги – это, конечно, хороший опыт. Даже несмотря на то, что в них почти нереально попасть в команду НБА. Клубы смотрят, прежде всего, на тех, кого выбрали на драфте. Остальные в основном просто для массовки. И все же это полезно в том смысле, что туда приезжают многие специалисты, в том числе и из Европы.

    - Когда вас не выбрали на драфте, это было большое разочарование для вас?

    – Говорили, что я уйду в конце первого или в начале второго раунда. Я на самом деле думал, что меня задрафтуют и что мои шансы попасть в лигу очень велики. Но, когда я увидел, что такие парни, как Марио Чалмерс и Крис Дуглас-Робертс, оказались во втором раунде, я понял, что меня ждет очень длинный вечер. Под 40-м и 41-м номерами выбирали «Нью-Джерси» и «Индиана», и, когда я не услышал своего имени, то понял, что это не мой вечер. Я ужасно расстроился. Это было очень, очень болезненно. Но ничего не бывает случайно. Я знал, что нужно оставить все в руках Божьих и продолжать работать.

    - Переезжая после колледжа в Италию, вы долго думали? Или это было простое решение?

    – Конечно, это было тяжело. Я хотел бы попасть в НБА, но, к сожалению, не получилось. Италия была единственным вариантом. НБА, Италия или ничего. Вот из каких вариантов приходилось выбирать.

    - Но ведь у вас было высшее образование, диплом по образовательной психологии. Не было мысли завязать с баскетболом?

    – Да я в жизни никогда никем не работал. Так что таких мыслей не было: никогда не видел себя вне баскетбола.

    ***

    Очередная прихоть – теперь Гордону пришлось поработать уже как следует. Журналистам захотелось, чтобы игрок показал себя в бросковом деле. Два лэй-апа с правой пришлись в дужку – эх, левша. Двухминутный обстрел цели со средней дистанции оказался безрезультативным. Фотографы и видеооператоры запечатлели это все на носители. Остальные скучали, маясь от духоты и считая промахи. Джамонт почувствовал неловкость и, наверняка, услышал громкие смешки:

    «Родственники были напуганы. Они слишком много смотрят телевизор – стали говорить, что все русские ужасные, невоспитанные грубые, просто сумасшедшие»

    – Кого это вы нам привезли?

    Мгновенно собравшись, Гордон положил три броска метров с пяти, закрепил трехочковым и был готов продолжать опросную экзекуцию.

    - Вы о России хоть что-то знаете?

    – Очень мало. Так посмотрел в интернете, что за город.

    - Ну про морозы-то слышали?

    – О да, морозы у вас жуть, – к этому моменту Джамонт уже был весь взмокший. – Вообще я привык к жаре. Я с юга, Нэшвилла, Теннеси, так что мне вполне комфортно.

    - А вообще в Россию не страшно было ехать?

    – У меня нет друзей в Европе, поэтому я советовался только с агентом и семьей. Родственники были напуганы. Они слишком много смотрят телевизор – стали говорить, что все русские ужасные, невоспитанные грубые, просто сумасшедшие. Сказали – играй в баскетбол и держись подальше от всего остального. Теперь же они рады за меня.

    - К европейскому баскетболу тяжело было адаптироваться?

    – Вообще да, ко всему – правилам, игровому ритму, тренерскому стилю ведения игры. В Европе более медленный баскетбол. Скорости ниже, тогда как в Америке гораздо больше атлетичных игроков. По уровню мастерства я бы не стал сравнивать: сильные игроки есть здесь и в Америке. Хотя там порой они совершают по-настоящему безумные вещи.

    - Вам предстоит играть под началом Вуйошевича, тренера югославской школы. У вас уже был подобный опыт в «Цибоне». Вы могли бы сравнить их манеру с американской?

    – Мне кажется, в Америке более либеральные тренеры. Они заигрывают человека на позиции, но дают ему свободу в ее рамках. Играют определенную комбинацию, но ты получаешь возможность для импровизации. Здесь же все более регламентировано. Тренеры контролируют все вообще – дают тебе конкретные задания по тому, что нужно делать на площадке.

    - Вас это как-то нервирует? Как вы воспринимаете такой способ управления командой?

    – Ну просто у всех свой стиль. К этому тоже надо приспособиться.

    - Знаете, Вуйошевич сказал, что вы будете прогрессировать. Вы сами видите те компоненты, в которых могли бы прибавить?

    – Нужно, конечно, работать над броском, оттачивать умения обращаться с мячом, умением принимать безошибочные решения. Думаю, если мне удастся прибавить в этом, то от это выиграют и я, и команда.

    ***

    - Что самое сложное для вас в жизни в Европе?

    – Хм. Наверное, то, что находишься далеко от семьи, ну и еще разница во времени.

    «Тренеры в Европе контролируют все вообще – дают тебе конкретные задания по тому, что нужно делать на площадке»

    - Расскажите о семье, пожалуйста.

    – У меня она очень большая – это самые значимые люди в моей жизни. Я рос без отца, потому две мои сестры, брат и мама были для меня всем. Брат играет в американский футбол за университет «Теннесси». Моя младшая сестренка играла немного в баскетбол, но забросила это дело. Старшая спортом никогда не интересовалась. Она у нас умная: предпочла учиться, закончила университет. Еще у меня есть шестилетняя дочка. Она – умница. Надеюсь, скоро она приедет сюда. Моя семья – это моя семья, знаете…

    - Как же боритесь со скукой? Как проводите свободное время?

    – Как таковых хобби у меня нет. Люблю просто дома поваляться, поиграть в видеоигры, посмотреть в кино, сыграть в боулинг или на бильярде.

    - Москва – город, известный в том числе и своей не замирающей ночной жизнью. Многие молодые российские баскетболисты проводят в клубах много времени…

    – О нет, это не про меня. Я приехал сюда побеждать. Весь сезон я буду работать на тренировках. На вечеринки времени не останется…

    ***

    Попадания словно вернули Гордону уверенность. И заодно помогли понять разительный контраст между взрывным агрессивным забивалой и застенчиво улыбающимся увальнем. На все баскетбольные вопросы новичок отвечал решительно и без запинки.

    «Знаю, что умею играть в баскетбол. Могу играть против кого угодно, так что это меня совсем не беспокоит.»

    - Задняя линия ЦСКА считается одной из лучших в Европе. Вы конкуренции не боитесь?

    – Вот уж нет. Я знаю, что умею играть в баскетбол. Могу играть против кого угодно, так что это меня совсем не беспокоит.

    - Какие бы сильные стороны вы у себя выделили?

    – Наверное, энергию, страсть, умение забивать важные мячи и отдавать себя полностью. Это все то, что я привношу в игру своего клуба.

    - Ваш рост – 194 сантиметра, а при этом вы весите 103 килограмма. Вы вроде не толстый, да и чересчур накаченным вас назвать нельзя. Где же эти килограммы?

    – Вот и я думаю. Наверное, в голове…

    - Некоторые задерживаются в ЦСКА надолго, а кто-то добивается признания и уезжает в НБА. Вы для себя видите предпочтительным какой вариант?

    – Конечно, хотел бы уехать в НБА. Это всегда было и остается моей заветной целью. Но если получится остаться, если понравится, как я играю, что ж я не против – всякое в жизни бывает.

    - Многие ваши соотечественники не только выступают в России, но и получают здесь гражданство, а вместе с ним возможность выступать за российские национальные команды. Вас привлекает такая возможность?

    – Да, это было бы здорово. Наверное, это был бы отличный вариант. Думаю, и моя семья поддержала бы меня в этом. Играть за сборную на международных соревнованиях – это невероятная удача.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы