Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Ценность рента-драйверов

    Английский журналист Джо Сейвард провел небольшое исследование и выяснил, насколько ценны для команд «Формулы-1» обычные гонщики и рента-драйверы.

    Ценность рента-драйверов
    Ценность рента-драйверов

    Решение Льюиса Хэмилтона продолжить карьеру в «Мерседесе», несмотря на всю свою странность, положило начало возобновлению активности на рынке пилотов «Формулы-1», выкинуло Михаэля Шумахера из гонок и преумножило количество слухов относительно того, кто из гонщиков отправится в «Заубер» на замену Серхио Пересу. Камуи Кобаяси в прошедшее воскресенье продемонстрировал, что не собирается сдавать свои позиции, и руководство «Заубера» покажет себя полными идиотами, если избавится от японца в случае появления лучшего предложения.

    Кобаяси, вопреки распространенному мнению, не является рента-драйвером. «Заубер» платит ему зарплату, и у японца нет спонсоров, которые позволяют ему удерживать за собой место боевого пилота. Таких пилотов как Кобаяси в нынешней «Формуле-1» становится все меньше и меньше, так как команды все туже затягивают пояса и ищут гонщиков, имеющих и талант, и поддержку спонсоров.

    В современной «Формуле-1» сложно определить, кто является рента-драйвером. Некоторые считают, что спонсоры приходят в какую-либо команду вслед за пилотом, и отрицают, что гонщик получил место в конюшне за счет денег. Лучший способ разрешить дилемму – это спросить: «Выступал бы пилот «А» за команду «Б», если бы у него не было денег?». Если вы прогоните всех спортсменов в пелотоне через этот незатейливый тест, то увидите пугающую картину. Есть звезды, которым платят много денег, и есть рента-драйверы, которые платят много денег. При этом пилотов, составляющих прослойку между ними, очень и очень мало.

    Есть звезды, которым платят много денег, и есть рента-драйверы, которые платят много денег

    Во многих командах вам скажут, что рента-драйвер вряд ли заработает столько же очков, сколько гонщик, которому конюшня платит зарплату. Это вполне логично, если учесть тот факт, что пилоты, приносящие результат, поднялись по карьерной спортивной лестнице исключительно благодаря своему таланту – им не требовалось платить командам. Другие же платили по счетам.

    Таким образом, конюшни «Формулы-1» принимают решение о составе пилотов, основываясь на том, больше или меньше денег принесет рента-драйвер в сравнении с получаемыми призовыми деньгами. Следует также принять во внимание материальные затраты на зарплату гонщику, который не платит за свое место в команде, а также на нематериальный ущерб имиджу конюшни, который влияет на привлекательность команды для спонсоров. Набранные баллы в зачет Кубка конструкторов влияют на призовые деньги, поэтому конюшне нужны гонщики, которые или будут набирать достаточное количество очков, или обеспечат достаточный приток денег от спонсоров, итоговая сумма которых избавит команду от необходимости набирать эти самые очки. Чтобы понять динамику подобных подсчетов, нужно представлять себе примерные премиальные, которые, конечно же, держатся в секрете.

    Почему так происходит? Потому что люди в «Формуле-1» любят все держать в секрете и не понимают, что деньги могут быть использованы в качестве рекламного инструмента. Например, в США промоутеры, продвигая свое соревнование, часто используют слоган «Гонка за миллион долларов». Это вызывает у болельщиков возбуждение. В «Формуле-1» нет подобного, однако гонки, даже незначительные, часто стоят гораздо больше. Точные цифры меняются каждый год, в зависимости от сумм, поступающих от проведенных Гран-при, но в сезоне-2011 призовой фонд для команд в общей сложности насчитывал приблизительно 700 млн долларов.

    У «Феррари» есть специальное соглашение с «Формулой-1», согласно которому итальянцы получают 2,5 процента от общей суммы призовых, в результате чего в 2011 году они получили 17,5 млн долларов, а общий призовой фонд для команд составил 682,5 млн. Далее сумма была разделена на две равные по размеру части, каждая из которых составила 341,25 млн долларов.

    Первая часть была равномерно распределена между десятью лучшими командами в Кубке конструкторов – каждая получила по 34 млн. Вторая сумма была распределена в соответствии с успешностью выступлений. Так, команда, выигравшая Кубок конструкторов, получила 19 процентов от этой суммы, а остальные девять конюшен получили соответственно 16, 13, 11, 9, 7, 6, 5 и 4 процента. Одиннадцатая и двенадцатая команды получают по 30 млн и меньше выгод, так что борьба за десятое место в Кубке конструкторов особенно серьезная. Однако чего на самом деле стоят эти цифры?

    Люди в «Формуле-1» не понимают, что деньги могут быть использованы в качестве рекламного инструмента

    С цифрами, перечисленными выше, можно высчитать, какие призовые получила каждая команда по итогам прошлогоднего чемпионата. За первое место было получено 64,8 млн долларов плюс 34 млн из второй части суммы, что в итоге составило 98,8 млн долларов – их получил «Ред Булл». «Макларен» за второе место получил 54,6 + 34 млн – в итоге общая сумма составила 88,6 млн долларов. На третьем месте финишировала «Феррари», но заработала 95,8 млн (и это больше, чем призовые «Макларена»), потому что за третье место Скудерия получила 78,3 млн плюс вышеназванные 17,5 млн долларов.

    Команда, занявшая четвертое место, получила 71,5 млн долларов, пятое – 68,1, шестое – 64,7, седьмое – 57,8, восьмое – 54,4, девятое – 51, и десятое – 47,6. Из этих цифр можно экстраполировать стоимость каждого места в Кубке конструкторов и определить, что разница между первым и вторым местом составляет 10,2 млн, вторым и третьим – 10,3, третьим и четвертым – 6,8, четвертым и пятым – 3,4, пятым и шестым – 3,4, шестым и седьмым – 6,9, седьмым и восьмым – 3,4, восьмым девятым – 3,5, и девятым и десятым – 3,4. Причина, по которой маленькие команды столь взволнованы перспективой занять десятое место, заключается в том, что разница между десятым и одиннадцатым местом составляет 17,6 млн долларов.

    Учитывая перечисленные цифры, можно догадаться, что падение команды, например, с шестого на восьмое место в Кубке конструкторов будет стоить потери 10,3 млн долларов призовых плюс ущерб, который будет нанесен ее имиджу . Поэтому любой рента-драйвер, которого команда решит пригласить, должен будет внести в бюджет как минимум 15 млн – чтобы сделка могла считаться ценной для конюшни. Это значит, что середняки пелотона – такие как «Уильямс», «Лотус», «Форс-Индия», «Заубер», «Торо Россо» и «Катерхэм» – путем поступления средств от пилотов должны сбалансировать потери.

    У «Уильямса», например, есть соглашение с компанией PDVSA, которая поддерживает венесуэльского пилота – в данный момент это Пастор Мальдонадо – и которое оценивается в 55 млн долларов за сезон. При этом, конечно, существуют определенные комиссионные, которые нужно выплачивать и которые сокращают сумму, доходящую до Гроува. В такой сделке риск команды минимален, потому что девятое место в Кубке конструкторов в сезоне-2011 плюс спонсорская поддержка со стороны Бруно Сенны, оценивающаяся в 12 млн долларов за сезон, в итоге дают прибыль в размере 60 млн. В результате «Уильямс» рискует только одной десятой возможной прибыли с точки зрения количества призовых денег. Это означает, что команда может инвестировать в новых инженеров и в улучшение инфраструктуры. Нет никаких сомнений в том, что имидж «Уильямса», как команды, в итоге пострадал, однако подобные вещи довольно легко восстановить, когда есть деньги. Вы просто покупаете лучших из доступных вам гонщиков и вскоре все забывают о ваших тяжелых днях с рента-драйверами.

    Маленькой конюшне логичнее рискнуть и привлечь неплохого пилота с зарплатой в пару миллионов долларов в год

    Когда понимаешь размер премиальных для каждого коллектива, то осознаешь, что маленькой конюшне логичнее рискнуть и привлечь неплохого пилота с зарплатой в пару млн в год, чтобы набирать очки, нежели пригласить рента-драйвера с бюджетом в 10 млн долларов. Именно поэтому у «Заубера» есть Камуи Кобаяси, у «Катерхэма» – Хейкки Ковалайнен, у «Маруси» – Тимо Глок, а у «ХРТ» – Педро де ла Роса. Эти гонщики должны доказывать свою ценность в сравнении с рента-драйверами или оказаться перед лицом увольнения. В данный момент будущее Тимо Глока выглядит не таким уж радужным, так как рента-драйвер Шарль Пик проделал очень приличную работу. Следует опасаться и Хейкки Ковалайнену, потому что Виталий Петров смог в течение всего сезона соответствовать его скорости.

    Подиум Кобаяси в Японии должен спасти место японца в команде на сезон-2013, потому что если вместе с Серхио Пересом в оставшихся в нынешнем сезоне гонках «Зауберу» удастся опередить «Мерседес», команда финиширует в Кубке конструкторов на пятом месте. В качестве сравнения, в прошлом году «Заубер» занял седьмое место. Финансовая выгода составит около 10 млн долларов, поэтому очевидно, что лучше сохранить Кобаяси в команде, нежели брать рента-драйвера, у которого «всего» 10 млн долларов.

    Если Шарль Пик покинет «Марусю», то команда, вероятно, призовет на замену гонщика подобного типа. Эта ситуация работает в пользу Тимо Глока, поскольку команде потребуется техническая преемственность для того, чтобы прогрессировать. Как кажется, это сыграет на руку Максу Чилтону, у которого есть деньги и который оказался открытием в нынешнем сезоне GP2. У других претендентов, таких как Луис Разиа, Давиде Вальсекки и Гидо ван дер Гарде есть деньги и также неплохие результаты в GP2, но ни у одного из них нет достаточной репутации, чтобы пробиться в «Формулу-1» без финансирования.

    «Заубер» продолжит получать поддержку от мексиканских спонсоров в сезоне-2013, и со стороны конюшни логичным шагом было бы пригласить Эстебана Гутьерреса на место уходящего Серхио Переса. Однако подобный переход будет возможен только в том случае, если команда решит, что молодой гонщик проделает столь же эффективную работу, что и Перес в нынешнем сезоне. Это определенно риск.

    Аналогичная история наблюдается и в «Уильямсе». Команда возлагает большие надежды на нынешнего третьего пилота Валттери Боттаса, однако именно сейчас ей предстоит решить, стоит ли рисковать, сажая в кокпит молодого финна. Он, вероятно, допустит несколько ошибок, однако в итоге скорее всего наберет больше очков, чем быстрый, но крайне ненадежный Мальдонадо или притягивающий несчастья Бруно Сенна. Если Боттасу удастся найти какую-то спонсорскую поддержку, чтобы снизить риск для конюшни, то это будет слэм-данк, если, конечно, «Уильямс» не хочет, чтобы их многообещающего таланта утащил какой-нибудь конкурент с большим кошельком.

    Риск «Лотуса» оказался в большей степени оправдан – несмотря на то, что Грожан кажется немного диким

    Бруно Сенна может возразить, что именно он является наилучшим вариантом для следующего сезона, однако пока бразилец не будет располагать большим бюджетом, у него мало шансов удержаться в «Уильямсе», ведь его усилий недостаточно, чтобы вытеснить из команды Пастора Мальдонадо. При этом у Бруно нет такой суммы денег, которую не смог бы предоставить Мальдонадо. Для бразильца наступают тяжелые времена, но такова реальность. Тем не менее, кандидатура Сенны может оказаться интересной для «Заубера» или «Катерхэма», поскольку привлечет больше спонсоров. И в случае, если призовых окажется больше, бразилец окажется лучшим выбором, чем Ковалайнен или Петров. Другая столь же привлекательная кандидатура для этих команд – Шарль Пик, но только если он будет располагать хорошим бюджетом для развития собственной карьеры.

    «Лотус» проводит очень интересный сезон с Кими Райкконеном и Роменом Грожаном. Это изначально была рискованная пара, так как Кими возвращался в «Формулу-1» из ралли, а Грожан – человек, который один раз уже провалился в «Ф-1», но захотел попробовать свои силы вновь. Успех, которого добился коллектив из Энстоуна в нынешнем сезоне, является недостаточным для того, чтобы заметно увеличить сумму призовых, так как максимальный профит, которого добьется команда, составит 3,4 миллиона. Однако это произойдет потому, что борьба в «Формуле-1» становится плотнее и жестче с приближением к первому месту.

    Не совсем ясно, смогут ли итоговые призовые, полученные за счет выступлений гонщиков, покрыть расходы на суммарную зарплату пилотов, однако спонсоры с большей охотой будут поддерживать команду именно сейчас. Так что риск оказался в большей степени оправдан – несмотря на то, что Грожан кажется немного диким. В следующем году он должен успокоиться и стать более стабильным. Так что, несмотря на мнение Марка Уэббера, согласно которому Грожана нужно выкинуть из «Формулы-1», франко-швейцарский пилот кажется для «Лотуса» логичным выбором.

    Двойная DRS: эволюция Ньюи

    Осеннее обострение

    Массовый протест

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы