Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Алексей Горский: «Заканчивать немного грустно»

    Хоккейный арбитр Алексей Горский в этом году последний раз будет работать на матчах КХЛ. В интервью корреспонденту Sports.ru он рассказал о любви к пению, голе Александра Овечкина и признался, что не сделал международную карьеру из-за собственной лени.

    Алексей Горский: «Заканчивать немного грустно»
    Алексей Горский: «Заканчивать немного грустно»

    Хоккей без судьи невозможен

    - Вас коллеги уже по имени-отчеству зовут? Все-таки 49 лет, 15 сезонов на высшем уровне.

    – Не все, но, конечно, называют. Все-таки возраст. Но не все… Далеко не все.

    - Знаете, что спортсмены в игровых видах спорта боятся арбитров, которые работают последний год?

    – Да? Странно. Что я могу сказать? Зря боятся.

    - У вас довольно длинная карьера, но вы очень редко оказывались в центре скандала. Это просто удивительно.

    – Был только один случай. В локаутный год Александр Овечкин забросил шайбу, которую я не засчитал. Точнее мне казалось, что шайба не пересекла линию ворот. Но когда выносили наказание, говорили о какой-то видеозаписи. Мне ее так никто никогда и не показал.

    - Вы во время матча на просмотр ездили?

    – И по монитору я не видел, чтобы шайба пересекла линию. Но появилась эта «запись». Не знаю, не знаю.

    - Вас серьезно тогда наказали?

    «За незасчитанный гол Овечкина меня отстранили до конца сезона. Федерацию тогда возглавлял человек, руководивший «Динамо»

    – Да, отстранили от работы в суперлиге до конца сезона. Но я знаю, почему так жестко поступили. Достаточно вспомнить, кто возглавлял федерацию хоккея. Это был человек, руководивший «Динамо». Так что я все понял.

    - Но дома, конечно, переживали?

    – Неприятно было. Но особо не убивался. Работал в высшей лиге.

    - Есть ли у вас какие-то типичные ошибки в работе?

    – Вы знаете, если у судьи есть типичные ошибки, повторяющиеся из года в год, то он либо заканчивает, либо работает в других лигах. Конечно, бывает, что не заметишь какое-то нарушение, когда слишком много народу. Кто-то кого-то ткнул, зацепил.

    - Это понятно. Что там в толкучке-то разглядишь?

    – А надо все видеть.

    - В футболе недовольные качеством судейства уже думают о переигровках. В хоккее такое возможно?

    – Я за футболом очень мало слежу. Но переигровки не лучшее решение. В хоккейном календаре вообще «окон» нет. Когда переигрывать? Да и потом, если будет создан прецедент, начнется вал протестов. Все потеряет смысл.

    Просто пар выпускают

    - А протесты на решения экспертного комитета у вас не принято подавать?

    – Не принято. Хотя, конечно, было бы неплохо. Все-таки те, кто принимают решение, люди. И они могут ошибаться. Лучше бы несколько раз все перепроверить, чем выносить жесткое решение.

    - Вы ведь давно в хоккее. Во все времена так было, что судьи оказываются крайними?

    – Были времена, когда арбитров защищали. Но вообще все изменилось после того, как в хоккей пришли деньги. Теперь каждое решение судьи – это ошибка, которая обходится командам слишком дорого. Да и мы идеально подходим для менеджеров команд, которым можно на кого-то списать все свои неудачи. Нет побед – арбитры виноваты.

    - А раньше на арбитров не жаловались?

    – Нет, какие-то вопросы возникали. Если команда была недовольна, то она присылала видеозапись, с просьбой оценить работу судьи. Но не так часто, как сейчас.

    - Много менеджеров, которые все свои недоработки списывают на вас?

    – Конечно. Хотя знаете, сейчас это труднее сделать. Дело в том, что все матчи записываются и если есть какие-то вопросы, то всегда можно посмотреть момент. И я вам скажу, что многие просто выпускают пар после игры, обвиняя во всем арбитров. Но начинается просмотр на холодную голову и выясняется, что все было нормально.

    - Вы с такими менеджерами не разговариваете по поводу их наскоков?

    «Большинство менеджеров считает ниже своего достоинства извиняться перед судьями»

    – А когда? Мы же после матча ни с кем не встречаемся. Сейчас в новых дворцах вообще все разделено: команды отдельно, судьи отдельно. После матча у каждого свои дела, спокойно разъезжаемся. Не думаю, что хорошая идея – идти сразу по окончанию игры и выяснять, кто там прав, а кто не прав. Кроме крика и скандала, ничего не будет. Никто не пойдет запись смотреть.

    - На следующий день позвоните?

    – Зачем? О чем мне говорить с представителем клуба, который недоволен работой арбитра? Пусть подает жалобу в судейский комитет, там сидят специалисты, они все разберут.

    - А вам не звонили на следующий день со словами: «Простите, Алексей, но мы погорячились»?

    – Нет. Ни разу за всю карьеру.

    - Странно.

    – Ничего странного. Основная масса менеджеров вообще считает ниже своего достоинства извиняться перед арбитрами.

    - У хоккеистов такие же отношения к арбитрам?

    – Не у всех. Большинство как раз нормально относятся. Есть те, которым вообще изначально все не нравится. Но я бы не хотел называть имена. Ни к чему это. Хочу сказать, что практически любой нормальный игрок, не соглашаясь с решением, сразу меняется. К счастью, у судей теперь большие права относительно дисциплинарных наказаний. И все это знают. Но на данный момент у меня нет ни одного хоккеиста, с кем бы были натянутые отношения. Впрочем, я все их эмоции понимаю. Не принимаю, но понимаю.

    Одни камеры не спасут

    - На летних сборах вы один из тестов сдали лучше всех коллег.

    – Да? Какой?

    - Кажется, катание спиной вперед на 40 метров.

    – Что ж, хорошая новость.

    - Не жалко заканчивать-то из-за возраста, когда сил еще полно?

    – А чего жалеть-то? Возраст подошел, ничего не сделаешь. Конечно, заканчивать немного грустно. Все-таки 15 лет на высоком уровне.

    - Вы из хоккея уйдете?

    «Как бы всколыхнуть это саратовское болото?»

    – Надеюсь, что буду инспектором в КХЛ. Кроме того, у меня есть работа в областной саратовской федерации хоккея. Дел там невпроворот. Знаете, области совершенно не нужен большой спорт. Как бы всколыхнуть это саратовское болото? Нет, о развитии хоккея вообще вопрос не стоит. Не дать бы ему умереть.

    - Какие матчи вы будете помнить, не считая того с голом Овечкина?

    – Как-то обслуживал игру «Спартак» – «Салават Юлаев» и назначил неправильный буллит. Там хоккеист выбросил шайбу из площади ворот, но не поднял ее. Вот там я точно ошибся: потом посмотрел видео и понял это.

    - Не кажется ли вам, что будущее хоккея – это площадка, утыканная камерами, арбитра на ней нет, и только голос сверху удаляет игроков, засчитывает голы или пробросы?

    – То есть какой-то человеческий голос все-таки будет? Не думаю, что в ближайшем будущем такая картина воплотиться в жизнь. Хотя бы потому, что видео неидеально. Бывают такие ракурсы, что и не поймешь, как все действительно было.

    Лень и песни

    - Слышал, что хоккеисты дали вам прозвище Магнитогорский.

    – Да ладно вам! Даже не знаю, с чем это связано. Да у меня и конфликты с Геннадием Величкиным были в свое время. Может быть, из-за того, что в команде играет саратовский хоккеист – Денис Платонов. А вообще, если взять все эти 15 сезонов, то, думаю, что я отработал достойно.

    - Удивительно, как один из самых стабильных арбитров не сделал карьеры на международной арене.

    – Элементарная лень. В свое время не выучил английский, а без него в современном хоккее, да тем более на международной арене никуда. Не заставил себя. Вот об этом точно жалею.

    - На судейских сборах вы поете своим коллегам. Это правда?

    – Правда. Но только узкому кругу друзей. Да, бывают такие ситуации. Это все из семьи идет. У нас дома часто пели.

    - В вашем репертуаре в основном композиции Вертинского.

    – Да, есть такое. Пара-тройка песен, которые мне особенно нравятся. Но вообще сейчас все эти вечера с пением проходят реже и реже. На сборах вообще не удается – тут все строго. Но раньше это, конечно, именно на сборах было. Или на вечерах по окончанию сезона. Там могу спеть.

    «На сборах пою коллегам. Но только узкому кругу друзей»

    - Коньки никогда дома не оставляли?

    – Нет, такого со мной не случалось. А вот «ракушку» один раз оставил.

    - Без нее вышли?

    – Да что вы! Попросил у знакомых.

    - И свисток не теряли?

    – В одном из матчей хоккеист, проезжая мимо меня, задел свисток случайно, и он упал. Я не заметил. И тут гол. Я палец к рукам, а на нем ничего нет. Кричу лайнсмену: свисти, давай.

    - Нашли свисток?

    – Да у меня запасной всегда при себе.

    - Шайбы часто прилетали?

    – Это постоянно. Один раз так в ногу прилетело, что щиток пробило. Во время матча я не заметил, а когда игра окончилась, начал переодеваться – что-то щиплет. Снимаю щитки, а там рассечение.

    - Работали на встрече, когда ни разу не приходилось удалять?

    – Это как в финале прошлого чемпионата? Нет. Был другой удивительный случай: я не выписал ни одного двухминутного штрафа, зато дал четыре десятиминутных удаления. Разговоры, удар клюшкой по борту, еще что-то.

    - Какую самую запоминающуюся драку разнимали?

    – Да не было особых боев. Помню, как-то «Витязь» играл против «Северстали» и там было много потасовок. Меня другое удивило. Чеховцы проигрывали в одну шайбу, до конца встречи было три минуты, а они принялись бить соперников. Все: начиная от Веро, заканчивая Козыревым. Много ведь времени было, можно отыграться. Я же слежу за этим. Арбитр вообще должен все под контролем держать.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы