Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Сергей Галицкий: «Просто вы привыкли, что провинциалы не вякают»

    Президент «Краснодара» и владелец 5-миллиардного состояния дает интервью всего пару раз в год. Юрий Дудь съездил в Краснодар и поговорил с Галицким о главном.

    Сергей Галицкий: «Просто вы привыкли, что провинциалы не вякают»
    Сергей Галицкий: «Просто вы привыкли, что провинциалы не вякают»

    Сергей Галицкий, возможно, самый открытый миллиардер России. В начале года 25-й номер рейтинга самых богатых людей страны (состояние – 4,9 миллиарда долларов) зарегистрировался в твиттере и теперь отвечает там на вопросы пользователей, рецензирует работу телекомментаторов и приглашает болельщиков на открытые тренировки ФК «Краснодар». К сожалению, эта открытость не распространяется на интервью – с журналистами Галицкий общается не чаще нескольких раз за год.

    Главный редактор Sports.ru Юрий Дудь получил редкую возможность поговорить с Галицким о футболе и не только о нем.

    Как в Playstation

    – Я читал, как вы ездили на чемпионат мира-2006. Это был ваш первый крупный турнир?

    – Я еще во Франции был в 98-м. Но там пару-тройку матчей посмотрел. Я вообще, если честно, матчи сборных не люблю. Может, конечно, я старше стал, но, по-моему, дух сборных пропал. Как правило сборные тренируют менеджеры, а не тренеры. За две недели тренерскую мысль привить невозможно. Тренеры приглашают тех, кто им понравился, и из этого составляют команду, делая это в стиле Playstation. Если бы эти же команды тренировались в более длительном формате, как вы считаете, сборная Аргентины при таком подборе футболистов добивалась бы других результатов?

    – Наверняка.

    – Главное в футболе – это игра. А игра – это взаимосвязи. А как можно получить взаимосвязи, тренируясь вместе неделю перед турниром? Никак. По-моему, еще Круифф писал, что чужое поле от своего отличается не шумом. Оно отличается тем, что на своем поле ты спиной чувствуешь, где линия находится, какой размер у него – все это очень важно для отлаженной игры. А сборная – это Playstation. Так часто селекционные службы работают. Вот этого, этого и этого. А там уже повезет или нет. Повезет – значит, великий тренер работает.

    Это не удел кропотливой работы. Собрали, четыре игры сыграли, повезло – не повезло. Естественно, любители штампов обвинят меня после этого в непатриотизме. Но я считаю, что уровень этих турниров снижается, это немного другой вид спорта. Поэтому я отношусь к турнирам сборной спокойно.

    «Что за финал в «Лужниках»? Футболисты как пляшущие человечки, ничего не видно»

    – Но в Германию на матчи сборных вы все равно поехали.

    – Это такой экстрим был – посмотреть все, что можно посмотреть. Все-таки это Германия: новые стадионы, близкое к полю боление, отсутствие этих олимпийских стадионов с дорожками. Ну, кроме финала в Берлине. Я бы вообще запретил проводить финалы крупных турниров на таких стадионах. Одно дело, когда ты играешь на «Сантьяго Бернабеу». А другое – на Олимпийском стадионе в Греции. Или в «Лужниках». Что это за финал? Футболисты как пляшущие человечки, ничего не видно.

    Мы поехали компанией друзей. Взяли билеты на 15 матчей, причем некоторые были в один день. Поэтому по окончании первого матча надо было выйти со стадиона и бежать несколько километров до машины – припарковать ее ближе возможности не было. И потом мчать в другой город на еще один матч этого игрового дня. Опоздали только на одну игру в итоге. Что может быть лучше мужской компании, которая вместе путешествует и обсуждает футбол? Бежали хорошо. Рывок у нас не очень, а вот дистанционная скорость – в порядке.

    – Матч, который вы не забудете никогда?

    – Самый яркий я посмотрел по телевизору, а не живьем. Франция – ФРГ, 82-й год. Полуфинал чемпионата мира, основное время заканчивается со счетом 1:1. В дополнительном у французов забивают Трезор и Жиресс – 3:1. Потом у немцев выходит на замену Румменигге – 3:2. А потом Фишер через себя – 3:3. В серии пенальти Сикс мажет, потом Босси – немцы идут дальше. Это была великая французская команда. Насколько я помню, это был последний раз, когда я плакал. А на матч за 3-е место французы не вышли основным составом. Сказали, что все эмоции оставили в полуфинале.

    Бытовуха на поле

    – Зидан и Матерацци бодались на ваших глазах. В их конфликте вы за кого?

    – Футбол – часть жизни, поэтому к таким вещам надо относиться спокойнее. Когда тебе двумя ногами прыгнули сзади и лишили тебя работы на всю жизнь, это гораздо грязнее, чем то, что между ними произошло. Это были всего лишь слова. Если бы судьи так же реагировали на все слова, которые говорят в их адрес, то, наверное, поубивали бы всех футболистов планеты. Обычная бытовуха на поле.

    Да, здесь борется личное оскорбление и команда, за которую ты играешь. Лучше было бы после финала подойти и дать так, как дал. Если ты принимаешь, что ты играешь в командную игру. А так – распиаренная история. Мир медиа. Любимая вещь журналистов, особенно телевизионных, – со вздохом сказать: «Сегодня мы хотели поговорить о футболе. Но не получится. Потому что опять что-то ужасное произошло». И со скорбью в глазах говорят о том, почему «Зенит» оставили без болельщиков.

    – Вы снова про «90 минут+». Скажите, откуда у вас столько времени, чтобы смотреть телевизор? Тем более – такие длинные программы.

    – Люди, которые заработали денег, создали вокруг себя ореол, что они невероятно заняты, что они не делают ничего, кроме того, что спят и зарабатывают деньги. Это картинка для простых людей. На самом деле они обычные люди. Когда они захотят, у них есть куча времени. Когда захотят, его нет вообще. Я люблю футбол, я всегда смотрел эту передачу, более того, считаю, что немного на нее повлиял. Они хоть стали видео всех матчей показывать после нашей переписки в твиттере с Черданцевым. Раньше и этого не было. На полпередачи – обсуждение «Спартака». На треть – «Зенита» или «Локомотива».

    «Богатые люди создали ореол, что они не делают ничего, кроме того, что спят и зарабатывают. Это не так»

    – Вашу воинственную провинциальность я до сих пор не могу понять…

    – Это штамп, который вы мне приклеили. Вы никогда не пробуете залезть в шкуру другого человека. Скажите мне: если б вы были на моем месте и видели то освещение, которое достается «Ростову», «Кубани», «Крыльям», нам, вы бы как реагировали?

    – В положении успешного бизнесмена – не обращал бы внимания.

    – А я буду обращать внимание! Потому что это несправедливо по отношению к российскому футболу. У нас же не открытый чемпионат Москвы.

    Если СМИ у нас общие, а не только столичные, если «НТВ-Плюс» подписывает договор не только с московскими клубами, а с лигой, то будьте добры, делайте это так, как должны делать. А так получается ситуация: у вас есть шесть детей, трое более талантливы, вы с ними общаетесь, трое менее талантливые, и вы говорите им: «До свидания».

    Раз вы подписали контракт с лигой, будьте добры говорить и про ЦСКА, и про «Мордовию». Просто вы привыкли, что провинциалы не вякают. И говорите: «Да ты провинциал». Да нет, я просто за справедливость. Зачем болельщикам «Кубани» смотреть программу, если про «Кубань» там ничего не скажут? Это вы думаете, что им интересно смотреть про ЦСКА, на самом деле – нет. Поэтому они на своих сайтах и сидят.

    Геннадий Орлов

    – Когда начинается ваш рабочий день?

    – Раньше на работу приезжал в 9, теперь из-за пробок – в 9.30. Заканчиваю по-разному. Как правило после этого заезжаю или на базу команды, или в клубную академию. Но дома, как правило, бываю в 8.

    – Сколько времени вы проводите в интернете?

    – Полчаса-час. В основном – это спортивный интернет. Иногда захожу на форум болельщиков, в основном – на новостных лентах, аналитику читаю. Правда, аналитики много не почитаешь – она в основном про московские клубы.

    – Сколько раз в день вы открываете твиттер?

    – Бывает – вообще не открываю. А бывает, если в машине ничего под рукой нет и думать мне ни о чем не надо, захожу в твиттер. Я богатый человек и могу себе позволить не делать режим. Бизнес и футбол – это моя жизнь, я этим живу, а не работаю.

    «Аналитики много не почитаешь – она в основном про московские клубы»

    – Вас по-прежнему раздражает комментатор Геннадий Орлов?

    – Он меня не раздражает. Совершенно. Просто правила должны быть одинаковыми. В современном мире медиа формируют образ человека. Если это так, то когда одна из команд комментируется ее болельщиком, то в любом случае у рядового болельщика об игре формируется не совсем правильное мнение. Если это разрешено для одного клуба, то надо разрешить для всех – разрешить, чтобы комментировал комментатор от этого клуба. Но если так не получается, то не надо разрешать никому. Комментатор на мой вкус Орлов не великий, но и неплохой. Есть комментаторы, которых мне больше нравится слушать, есть те – кого меньше. Орлова ни к тем, ни к другим отнести не могу.

    – Кого из комментаторов вам нравится слушать?

    – Команда на «НТВ-Плюс» вся хорошая. Достоинства есть у всех. Мне нравится и Генич, и Дементьев, и Вася Уткин, и Андронов. Неплохи молодые ребята – Поленов, Гутцайт. И взрослые тоже ничего – Елагин, например. В общем, нравятся почти все.

    Подозреваю

    – Прошлогодний матч «Краснодар» – «Крылья Советов» многие посчитали очень странным. Вы поняли – почему?

    – Конечно, понял. Потому что коэффициенты букмекеров прыгали. Но я хочу задать вам вопрос: вы и правда верите, что «Крылья Советов» могут предложить мне какую-то сумму денег, чтобы я сдал игру?

    – Не могу. Но на поле выходите не вы, а футболисты.

    – Ну и? Что я мог сделать? Если коэффициенты прыгают, значит проблема есть. Всегда. Люди могут говорить: мы не знаем, кто такие букмекеры, но это ерунда. Если коэффициенты прыгают, значит в 90 процентах случаев что-то не так. Но что бы вы на моем месте сделали бы?

    – Пошел бы в раздевалку перед игрой и орал на игроков. Что если они сегодня проиграют, то это будет колоссальной подставой.

    – А как вы считаете, мы не говорили перед игрой? Говорили. А дальше что? Я понял только одно: что футболисты, которые тогда играли, не относятся ко мне соответствующим образом.

    – «Была проблема» значит, что какой-то игрок вашей команды или группа игроков не очень хотели выиграть этот матч?

    – Да.

    «Все обычно говорят: у нас все честно. А я подозреваю один из наших матчей»

    – То есть вы подозреваете, что та игра могла быть нечестной?

    – Да. Все обычно говорят: у нас все честно. А я подозреваю! И больше скажу: если так и на самом деле было, то игроки ко мне, ко всему руководству клуба, к тренерам отнеслись неуважительно. И это незаслуженное отношение, тем более что это был мой день рождения. Но я ничего с этим сделать не могу.

    Я их не воспитывал с детства. Они воспитывались в других семьях и решили, что могут так сделать. И это моя вина, что я взял их на работу. Я за это заплатил тем, что мы потеряли очки.

    Но мы должны оставлять в уме вариант, что могли просто проиграть. Возможно, именно так и было. Тем более, что известно немало случаев в нашем футболе, когда коэффициенты скакали в одну сторону, а игра завершалась совершенно по-другому.

    – Эти игроки по-прежнему в команде?

    – Из того состава – кто-то есть, кто-то нет.

    Смета

    – «Краснодар» начал строить стадион. Как вы будете следить за тем, чтобы на строительстве вашего стадиона не воровали?

    – Это любимая русская тема – обсуждать не стадион, а то, воруют ли при его строительстве. Это и правда интересно спортивному изданию?

    Очень.

    – Есть смета. Мы договорились – и вперед. Могут ли они выйти за смету? Это вопрос договоренности. Это как я отконтролирую. Могу отконтролировать хуже и украдут у меня больше. Я, кстати, не уверен, что у «Зенита» вообще много украли.

    «Я, кстати, не уверен, что у «Зенита» на стадионе вообще много украли»

    – Мамочки.

    – Там почва какая? Сложная – раз. Выезжающее поле – два. Крыша, закрывающаяся полностью, – три. Постоянные перепланировки, потому что хотели расширять – четвертое. Это все время и деньги. Наверное, учитывая, что это деньги бюджетные, могли приворовать. Но там тяжелый сам по себе стадион. Но нам хочется, чтобы украли. Чтобы мы говорили: видите, какие негодяи. Футбол нам не нужен. Нам нужно, чтобы что-то случилось и мы могли сказать: «Хотели поговорить о футболе. Но поговорим о том, сколько украли на строительстве». Журналисты.

    – Как вы засыпали в ту ночь, когда стало известно о том, что ЧМ-2018 без Краснодара?

    – Это не было таким эмоциональным потрясением, чтобы не уснуть вовремя. Если мы проиграем, скажем, «Крыльям», для меня это будет бОльшим потрясением. Да, я люблю этот город. Но надо смириться, если от нас это не зависит. Главное – футбол, а не четыре игры чемпионата мира. Да, это был бы праздник, наши болельщики его заслужили. Да, это были бы дополнительные инвестиции в город. Что поделать, будем рассчитывать на свои силы. Надо прекратить стонать и двигаться дальше. Если мы построим стадион, если «Кубань» построит стадион… Жизнь не закончилась, мало ли что поменяется. Можно и в последний момент все переиграть.

    Соседская лужайка

    – У вас и правда нет недвижимости в Москве?

    – Чисто московский вопрос! Вот скажите: а у вас есть недвижимость в Саранске?

    – Нет.

    – Почему? Я удивлен!

    – Потому что я не собираюсь там жить.

    – А я в Москве ни за что жить не буду. Я лучше в Саранске буду жить, чем в Москве. Многие люди, которые живут в Москве, не понимают суть жизни. Я никого за это не ругаю, просто делюсь мнением, которое может быть ошибочным. Что такое 90 дней солнца в году?

    – Это мало.

    – Это не мало – это ужасно. Что такое по 2-3 часа проводить в пробках? Что такое все время без зелени? Мы не уважаем себя, если наша задача – заработать мешок денег и убежать с ним в Москву. А если в Москве заработал – убежать с ним за границу. Соседская лужайка зеленее – это ментальность нищих духом людей. У человека, который так думает, внутри нет ничего. Потому что он не уважает землю, на которой он вырос.

    Иньеста

    – Кого вы считаете Лео Месси от бизнеса?

    – А я не считаю Лионеля Месси лучшим. Из него сделали икону. Но футбол – командный вид спорта. По мне то, что делают Иньеста и Хави, нисколько, ни на одну йоту не хуже того, что делает Месси. Мне кажется, Месси недорабатывает в обороне. У него есть слабые места – игра головой, например. Он великий футболист – вопросов нет. Но это мир медиа.

    В эти выходные «Барселона» играла с «Бетисом». Вы видели, что там делал Иньеста? Он так обращался с мячом и отдавал такие передачи, что просто фантастика. Для меня это гораздо интереснее, чем смещение с правого фланга влево, убирание соперника и удар в дальний угол. Месси – великий, все, что он делает, вызывает у меня уважение. Как говорится, как мало дал ему Бог, как много он от него взял. Но для меня в истории футбола есть более великие футболисты.

    – Например?

    – Например, Круифф. Посмотрите видео, посмотрите, какие фантастические вещи делал он… Но это вопрос вкуса.

    А в бизнесе лучшего не бывает. Каждый, кто добился успеха, достоин уважения. К тому же часто все это краткосрочные вещи. Вспомните Стива Джобса. Еще 15-17 лет назад кто только ни говорил, что он законченный лузер, что Microsoft’у он проиграл все, что только можно. А тут вдруг стал иконой. Так же не бывает. Это опять медиа.

    Джобс

    – Последняя оценка вашего состояния, которую сделал Forbes, – 4,9 миллиарда долларов. Это больше, чем есть на самом деле, или меньше, чем есть?

    – На какой момент? Лето-2012? Стоимость акций прыгает все время, у меня есть какие-то другие активы. Но вообще – да, эта цифра где-то рядом.

    – Пару лет назад я летел с вами одним рейсом из Сочи. Почему у вас нет своего самолета?

    – Я по-разному путешествую. Иногда – регулярными рейсами. Но сейчас чаще частным самолетом. Потому что мне время важно, а так быстрее получается. Ну и вообще я зарабатываю деньги, чтобы их тратить. Я обычный человек, мне не нравятся истории: он ездит на 8-летнем пикапе, живет в однокомнатной квартире, но при этом на счету у него лежит 2 миллиарда. Я таких людей боюсь.

    – Потенциальный маньяк?

    – Это несвойственно человеку – не пользоваться благами, которые придумало человечество. Это странно, это отклонение. Я зарабатываю деньги, чтобы их тратить. Другой вопрос, что мы должны думать о людях, которые вокруг, и быть разумны в своих тратах.

    «Мне не нравятся истории: он ездит на 8-летнем пикапе, живет в однокомнатной квартире, но на счету – 2 миллиарда. Я таких людей боюсь»

    – Вещь, которую вы не можете себе позволить?

    – Масса таких. Моложе не могу стать. Материально? Наверное, что-то есть. Но я под таким ракурсом не смотрю. Это же не песочница, где у тебя кулич должен быть больше. Это разум, который задает вопрос: зачем тебе это? К тому же мне надо сохранять контроль над компанией, и я не могу бездумно тратить деньги.

    – Владимир Потанин сказал, что оставит детям по миллиону долларов, а остальное отдаст на благотворительность. Вашей дочери 17 лет. Воспитать ребенка, когда ты миллиардер, это проблема?

    – Когда ты очень бедный – это тоже проблема. Все зависит от родителей. Мне в этом плане очень повезло с супругой. Она воспитывает нашу дочь с той долей жесткости, с которой и надо относиться к детям. Я не согласен с подходом Макаренко, который говорит, что с детьми надо разговаривать на равных. У ребенка нет жизненного опыта, у него есть только свое «хочу».

    Жесткие ограничения могут дать ребенку то, что может дать ему стать человеком. Родители должны быть более жесткими, чем более мягкими. Тут мне не надо прикладывать усилий. Я горжусь своей дочерью. Она много читает, она интеллектуально развитый человек, она неизбалованная, она учится в обычной школе.

    – Обычной?

    – Да. Рядом с домом есть школа с каким-то уклоном, но там для зачисления я должен был заплатить денег и не пошел на это. Я не увидел, что в хорошей школе дают что-то особенное по сравнению со школой обычной. Когда мы говорим о чтении начальных предметов, важна любовь человека к этим предметам. А не покраска стен, рыбки в аквариуме и прочие эффекты. Это первое.

    А второе – если она хочет жить в этом городе, она должна знать людей этого города. В том числе тех, у кого другое благосостояние. О чем эти люди думают, чем они живут. Чтобы была обычным человеком. Вы же знаете, как говорила Мария-Антуанетта. Когда народ стал буйствовать, она спросила: «Чего они хотят?» – «У них нет хлеба». – «Нет хлеба? Тогда дайте им пирожные».

    – Вы с сомнением относитесь к благотворительности. Объясните – почему.

    – Я сомнением отношусь к благотворительным фондам, куда перечисляют деньги. Считаю, что это глупость. Я так тяжело зарабатывал деньги, а потом отдал каким-то посторонним людям это тратить. Если ты уважаешь свои деньги, ты можешь заниматься благотворительностью, но делай это сам. Это иррационально – что-то придумывать, создавать, мыслить, а потом взять всю эту кучу заработанной энергии и отдать каким-то наемным менеджерам, чтобы они это потратили, как посчитают нужным. Это неуважение к себе. Хочешь бороться со СПИДом – сам этим занимайся.

    – Вы занимаетесь?

    – Футболом.

    – Книга, которую читаете сейчас?

    – Никакую. Вася Уткин посоветовал какую-то беллетристику, у меня секретари купили ее. Может, на каникулах возьмусь.

    – Последнее, что прочитали с удовольствием?

    – Биография Стива Джобса. Потому что это бизнес-книга, а не биография. Это механизмы управления небольшими коллективами креативных людей.

    «Бентли»

    – Вы сказали, что в вашей жизни не было этапа малиновых пиджаков, но был этап «Феррари».

    – Немного. Тогда же у общества не было сформированных граней, был Дикий Запад. Мне хотелось попробовать, и я купил себе такую машину.

    – Ольгу Смородскую раздражало, когда ее 20-летние игроки покупали «Бентли». Вас это тоже раздражает?

    – Для меня это не вопрос раздражения. Это вопрос того, что молодые люди неуважительно относятся к заработанным деньгам. И это нормально, потому что у них мозгов – согласно их возрасту. В футболе очень много скандалов, потому что мы имеем дело с молодыми людьми. Любому молодому человеку дай много денег – он будет вести себя, как правило, не совсем неадекватно. Я считаю, что клубы могут решать эти проблемы. В Германии есть клубы, где игрокам запрещено покупать дорогие машины. Человеческая природа не денется никуда и никогда, поэтому искусственное ограничение должно накладываться.

    – К последний раз вам звонил ваш футболист или писал смс?

    – Игроки мне не звонят и не пишут – у них нет моего телефона. Я общаюсь с ними на базе. Если они хотят со мной увидеться, я бываю на тренировках.

    «В Германии есть клубы, где игрокам запрещено покупать дорогие машины»

    – С Евгением Гинером игроки постоянно консультируются по поводу своего бизнеса. Почти всегда он их отговаривает.

    – Я бы делал то же самое. Бизнес – это профессиональный вид деятельности, футболисты ничего в нем не понимают. Если они уважают свою профессию и считают, что вы не можете быть футболистом, они будут отговаривать вас от выхода на поле.

    – У братьев Березуцких магазины футбольной экипировки. Весной они вышли в плюс. Это исключение или просто партнер хороший?

    – Я говорю базисно: нельзя все делать хорошо. Закончишь карьеру – пробуй, пожалуйста. Если у одного получилось, у 99 других результаты не превзойдут ожиданий.

    – Самый высокооплачиваемый игрок в ЦСКА получает 2 миллиона евро. В «Краснодаре»?

    – Меньше. Сильно меньше.

    – Вы сказали, что Мовсисян ушел в «Спартак» на суперконтракт. «Супер» – это сколько? То, что было в «Краснодаре», умноженное на два?

    – Неважно – на сколько. Важно, что мы внутри команды не будем нарушать баланс зарплат. К тому же Юра получил предложение от топ-клуба. Юра очень много сделал для «Краснодара», поэтому мы пошли ему навстречу. Чтобы показать ему, насколько мы ему благодарны. Да, если бы Юра был воспитанником нашего клуба, мы бы, возможно, пробовали бы его удержать. Юра из обычной семьи, ему надо думать о том, как обеспечить себе будущее безбедное существование. Такой шанс появился. К тому же у нас была замена для него. Если бы не было – мы бы его не отпустили как минимум до лета.

    – Для меня самый странный поступок футболиста – когда он 54 миллиона вложил в финансовую пирамиду, которая развалилась, а потом еще 7 миллионов отдал псевдополковнику ФСБ, который пообещал эти 54 миллиона вернуть. Самый странный поступок, с которым сталкивались вы?

    – Когда мы смеемся над футболистами, мы забываем: они молодые люди.

    – Футболисту, о котором я говорю, больше 30.

    – Все равно молодой. Мудрость приходит после 35 лет – тогда человек начинает понимать свою жизнь. А так – малолетним людям вручили деньги, а мы потом над ними издеваемся и смеемся.

    К странным поступкам у меня следующее отношение. В твиттере я как-то цитировал Клоппа, тренера «Боруссии»: «Если не очень хороший человек научился бить по мячу, это не повод брать его в команду». Если человек делает настолько странные поступки, от них надо избавляться. Мы не родили их, не воспитывали, они выросли такие.

    – Объясните ситуацию с Олегом Самсоновым, который полгода вообще не играет. Он отказался уходить в «Крылья», потому что там меньше платят?

    – На эту тему и так сказано уже слишком много. Это была наша селекционная ошибка, мы предоставляли Олегу шанс, но он не смог показать себя в нашей команде. Мы готовы были отдать его «Крыльям» практически вдвое дешевле, чем приобретали. С премиальными в «Крыльях» он получал бы примерно столько же, сколько у нас. Может быть – немного меньше. Зато играл бы. Но агенты же умные. И считают так: если клуб богатый, значит снимем с него столько, сколько захотим.

    В этом случае, согласно контракту, он будет работать с молодежной командой. На будущее мы будем действовать всегда так. Мы с игроком добры до определенного момента. Потом, когда нашу доброту начинают воспринимать как слабость, получите и распишитесь.

    20 миллионов за Жоаозиньо

    – Как часто человеку с состоянием в 4,9 миллиарда долларов приходится срывать стоп-кран, чтобы не увеличить бюджет клуба вдвое и не попробовать купить Широкова, Веллитона, Глушакова?

    – А зачем их покупать? Они же не пойдут в мою команду. А если пойдут – я их не куплю. Зачем Широкову, который играет в топ-клубе, идти в «Краснодар»? Какая мотивация? Деньги? Мы не денежный мешок, мы футбольный клуб. Игрок должен реализовывать себя по полной. И когда футболист реализовывает себя в «Зените», переходить в команду, которая идет на 10-м месте, смысла не имеет.

    – Довольно тяжело встретить владельца-миллиардера, который был бы настолько терпеливым.

    – Я такой же нетерпеливый, как и все. Но мне нравится футбол. Мы не умеем ценить то, что у нас есть сейчас. Находясь на 10-м месте, я получаю почти столько же удовольствия, сколько получал бы, находясь на первом. Мне нравится игра, мне нравится ее ожидание. Для многих игра – это кубок, который выигрываешь, а потом любуешься им. Для меня игра – то, что на поле. И для меня это важнее. Не надо просить пятилетнего мальчика бежать сотку, как Бен Джонсон. Должна быть эволюция, развитие, клуб должен окрепнуть.

    – Матч «Краснодара», от которого вы получили наибольшее удовольствие?

    – Ни от одного. Как можно получить удовольствие, когда ты находишься в предынфарктном состоянии? Наш клуб молодой, наша задача – выжить, каждая игра решает, где мы будем. Часть игр я вообще не досматривал – уходил, а потом смотрел в повторе.

    «Находясь на 10-м месте, я получаю почти столько же удовольствия, сколько получал бы, находясь на первом»

    – Самая большая трансферная ошибка «Краснодара»?

    – Их было настолько много, что я затрудняюсь ответить. У нас было много ошибок, очень много. Каждую трансферную кампанию – ошибки. Почему так происходит? Потому что у нас слабая селекционная служба.

    – Лучший ассистент чемпионата России – Жоаозиньо. Вы написали, что он не продается. Но игроков, которые не продаются, не бывают.

    – Сейчас – бывает. Жоаозинью не продается.

    – Ну а если через неделю вам за него предложат 20 миллионов евро?

    – Не продается.

    «Амкар»

    – Говорят, что на ваши деньги в 2011 году спасся «Амкар» – вы дали 10 миллионов долларов РФС, РФС отдал их «Амкару», а вас впустил в премьер-лигу.

    – Эту версию я услышал впервые. Как вы можете верить в такой бред? На самом деле все по-другому. Нам позвонили и спросили: «Вы готовы играть»? Мы ответили: «Да». Но это не никому неинтересно. Всем бы хотелось, чтобы мы занесли кому-то деньги. И это был бы кайф! Вы же не понимаете, что такое 10 миллионов долларов. Как их перечислить, чтобы никто не узнал? И зачем мне это? Я бы вообще не пошел в премьер-лигу, если бы сезон длился год. Но он длился полтора года, а это too much. И только поэтому я согласился. Хотя мы были сырые, хотя был велик риск, что мы сразу вылетим.

    «Грабь награбленное»

    – За кого вы голосовали на выборах президента России?

    – Хм… Дайте вспомнить. За кого же? Вы будете смеяться, но я не помню.

    – Люди не поверят.

    – Знаю. Или за Прохорова, или за Путина. Но мне все равно было, за кого голосовать – исход был предрешен. За Прохорова я хотел, чтобы показать, что в обществе есть что-то другое. А за Путина – потому что других кандидатов нет. Я знал, за кого голосовать точно не буду: за Жириновского или коммунистов. Коммунисты – это разрушение, это человеконенавистничество, а Жириновского вряд ли можно считать ответственным политиком.

    «Коммунисты – это разрушение, это человеконенавистничество»

    Проблема в том, что я отделяю выборы от бизнеса. Пока государство проводит очень консервативную финансовую политику, и это мне нравится. То, что они делают для бизнеса, на мой взгляд, более или менее в рамках разумного. У нас очень маленькие налоги – раз. Мы не печатаем деньги как попало – два. Этих двух вещей достаточно для меня, чтобы я был в каком-то относительном комфорте. Зная, что было в России в предыдущие 500 лет.

    Небогатые люди, которым только недавно дали свободу, бывают довольно деструктивны. И при них коммунисты могут победить не со второго, так с третьего раза. Потому что для людей, которые не добились в жизни ничего, «Грабь награбленное» – лучший лозунг. И еще вера в сказки, которую дают коммунисты.

    Если ты можешь нормально существовать, может быть, политика – не самое главное? Для меня главное – моя семья, футбол и бизнес. Я не уверен, что при всех других деятелях, которые выдвигались на выборы, я бы чувствовал себя комфортнее.

    «Саламанка»

    – Вы можете дать совет человеку с очень скромным стартовым капиталом – например, мне – как заработать первый миллион?

    – Я не могу дать совет пианисту, как ему играть на миллион. Я не могу дать совет журналисту, как стоить дороже. Если же вы говорите о собственном деле, то кто вам сказал, что вы предприниматель? Почему вы считаете, что футбол – это профессия, которой нужно учиться, а бизнес – нет? Тогда какие советы? Я же не прошу советов у своих футболистов, что мне сделать, чтобы выйти на футбольное поле и играть, как они. Они скажут: «Кто сказал, что ты футболист?» И будут правы.

    – То есть бизнес – это не так доступно, как кажется?

    – Конечно. Иметь один ресторан – это не бизнес.

    – Как? Что же это тогда?

    – Это ремесленничество. Зубной врач – ремесленник. Хирург – тоже. Владельцы ресторана, автомойки – тоже. Это люди, которые могут своими руками что-то сделать. Бизнес – это другое. Поэтому если бизнес – это твое, то тебе советы не нужны.

    – В России сейчас эпоха стартапов…

    – Кто вам сказал? Я думаю, что она закончилась в 2000-х. Сейчас остался небольшой сектор рынка – в интернете.

    «Вы пересмотрели «Ментов» и «Бригаду». Если верить всему, что там показывали, не стоит выходить на улицу»

    – Как часто к вам обращаются, чтобы получить инвестицию на стартап?

    – Все время. Но я даже не читаю такие вещи. Я же не фонд по инвестированию в новые идеи. Я не инвестор, не банкир. У меня есть свой бизнес, и мне этого достаточно.

    – Бывший президент «Крыльев» бизнесмен Виктор Развеев рассказывал леденящую кровь историю, как его в 90-е вывозили в лес. Самая запоминающаяся встреча с криминалом, которая была у вас?

    – У меня не было встреч с криминалом.

    – Как можно было построить бизнес в 90-е и не иметь с ним дел? Страна же кишела бандитами.

    – Бандиты есть в любой стране. И что? Ну какие-то бандитские группировки приходили, но кому я тогда был нужен? Вы пересмотрели «Ментов» и «Бригаду». Если верить всему, что там показывали, не стоит выходить на улицу. Это глупость, чушь.

    – Как глупость? В Тольятти, когда делили «АвтоВАЗ», стреляли из гранатометов прямо на улице.

    – Не занимайтесь автомобильным бизнесом, тем более, криминальным распределением квот. Стройте свое. Могут ли быть неудачные столкновения? Могут. И у меня, наверное, были. Надо понимать, что, кроме жизни, у тебя ничего не отнимут. Близкие? Так можно слезливо дойти до того, что когда-то все умрут.

    Нужно иметь силы идти на жизнь с открытым забралом. Надо пробовать быть человеком, а не животным, которое или всего боится, или не боится вообще ничего. Надо пробовать прожить эту жизнь, а не бояться заранее того, чего еще нет. Так же команды проигрывают «Барселоне». Вы себя ведете так же, как «Саламанка» против «Барселоны».

    – Последний раз, когда вам было стыдно?

    – Вчера. Мы своих фанатов возили в «Ростов». Наш рекордный выезд – более ста человек. Пока они перед выездом ждали автобусы, минут 15 провели под дождем. Никаких навесов не было. И вот когда загрузились в автобусы, мы им не предложили ни кофе, ни чая. Это мелочь. Но что мы после таких мелочей хотим от фанатов? Они потому и ведут себя по-свински, что мы ведем себя с ними так же. Моя позиция такая: даже если фанаты ведут себя по-свински, веди себя с ними как человек. Тогда они будут относиться по-другому. Неправильно, что мои менеджеры считают, что можно ради команды два часа мерзнуть на трибуне, потом помокнуть под дождем, а потом ты не предлагаешь им чаю. Повторюсь, это мелочь, но это уважение. И если этого уважения ты не проявляешь, то что ты потом можешь от них требовать, когда они матерятся на трибунах?

    11 в основе

    – Ваша мечта, связанная с футболом?

    – Моя мечта, и я уверен, что она исполнится, – чтобы 11 выпускников моей школы играли за «Краснодар». В том, что это будет, я не сомневаюсь.

    – Но это же невозможно.

    – Это абсолютно возможно. Более того, я считаю, что это самый простой путь.

    – Даже «Барселона» с ее знаменитой школой выпустила 11 воспитанников в составе только пару недель назад.

    – Ну, она это сделала в одной игре. На какой-нибудь кубковый матч и «Бавария» может такой состав выставить. Я говорю о другом. О том, чтобы 11 воспитанников играли все игры.

    «Моя мечта – чтобы 11 выпускников моей школы играли за «Краснодар». В том, что это случится, я не сомневаюсь»

    – Но вы сами говорили, что мы нефутбольная страна. В нефутбольной стране не рождается столько талантов.

    – Талантов у нас рождается столько же, сколько и во всем мире. Сколько в Германии, в Испании, во Франции. Просто если вы не вкладываетесь в детский футбол, как они будут развиваться? У нас не самая талантливая нация, но и не самая бесталанная. Если вы не вкладываете деньги в детский футбол, у вас не будет результата.

    – Два часа назад у меня была экскурсия по вашей академии. Она прекрасна. Настолько прекрасна, что я хочу спросить: какая мотивация у ее воспитанников? Русский человек ленив. Почему в таком комфорте он не успокоится и будет расти?

    – Первое – мы все время обманываем себя, когда говорим, что все лучшее – детям. Самое худшее, что есть в нашей стране, – у детей. Худшие детские садики, худшие школы, ужасные условия. Почему мы сидим в хороших офисах, а наши дети должны сидеть в плохих? Второе – ты можешь сколько угодно расслабляться, но в академии есть такой рыночный фактор, как конкуренция. Если ты не будешь работать над собой, твое место занимает другой. Конкурс на попадание в академию сумасшедший. Кроме того, дисциплина. Если она нарушена, мы расстаемся с любыми мальчиками, какими бы талантливыми они ни были. У нас недавно двух мальчиков в сборную России вызвали, но мы их отчислили.

    – За что?

    – За неподобающее поведение. Мы будем отчислять всех, кто не соответствует стандартам нашей школы – по отношению к тренировкам, учебе, партнерам по команде. Так было, есть и будет всегда.

    Краснодар – Москва

    Ольга Смородская: «Юбилей чемпионства? 10 лет лузерства не празднуют»

    «Отставка Красножана?! В этой стране никогда не будет скучно». Лучшее из твиттера Сергея Галицкого

    Самые богатые бизнесмены российского спорта

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы