Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    КЕУ

    «Севилья» – самый прогрессирующий клуб Европы последних сезонов. За последний год провинциальная испанская команда обзавелсь Кубком УЕФА, европейским Суперкубком, статусом лидера примеры и Александром Кержаковым, который сходу принялся там забивать. Репортаж Дмитрия Навоши из Севильи.

    ДЕРБИ

    Первое, что я увидел в Севилье, прилетев за полдня до начала дерби «Бетис» – «Севилья», – это фанат «Бетиса» в бело-зеленой футболке, выгуливающий по набережной Гвадалквивира выряженного во что-то бело-зеленое бульдога. Перед матчем у меня было достаточно времени, чтобы понаблюдать за лицами собиравшихся у стадиона фанатов. И у меня уже тогда рассеялось недоверие к утверждению знакомого испанского журналиста, что именно андалусийское дерби, а вовсе не «класико», является самым яростным противостоянием в Испании. Морда бульдога оказалась не такой уж недружелюбной по сравнению с некоторыми другими, повстречавшимися мне в этот день.

    Таксист, подвозивший меня до стадиона «Бетиса», за километр до арены презрительно зажал нос рукой – «тут слишком воняет «Бетисом». «Севилья» считается командой городской аристократии. За «Бетис», отколовшийся от «Севильи» в 1907-м, традиционно болеет рабочий класс. За сто лет, понятно, все порядком перемешалось, и любые обобщения по социально-демографическим характеристикам будут не вполне корректными. Но от предписанных исторических ролей никому уже не отвертеться. «Севиллистас» разыгрывают из себя аристократов – даже если всего лишь водят такси. «Бетикос» традиционно больше, и они фанатичнее. В одной из газет я наткнулся на историю про фаната бело-зеленых, который, выполняя наказ недавно умершего отца, носит его прах на каждый матч в коробке из-под молока.

    Даже реклама кока-колы в окрестностях арены «Бетиса» – зеленого цвета. Никто из «бетикос» не стал бы пить этот напиток, будь его лого выкрашено в обыкновенные цвета, совпадающие с цветами «Севильи». После этого я бы уже не удивился, если бы листья на апельсиновых деревьях в окрестностях стадиона «Севильи» были красно-белыми. Но они почему-то оказались зелеными.

    Ненависть «бетикос» и «севиллистас» друг к другу уже в 1997-м затмевала любовь к собственным командам: в матче «Бетис» – «Спортинг» (Хихон) хозяйские фанаты изо всех сил болели за «Спортинг», победа которого означала бы вылет «Севильи». А тремя годами позже «Севилья» в отместку выкинула «Бетис» из примеры, крайне странным образом проиграв дома в последнем туре висевшему на волоске «Овьедо» 2:3. Норвежский вратарь «Севильи» Фроде Ольсен в том матче явно не уловил суть полученной командой установки (он тогда еще плохо понимал по-испански) и тащил, говорят, сумасшедшие мячи. Ольсена тогда на всякий случай заменили в перерыве и общими с «Овьедо» усилиями выдворили «Бетис» в сегунду.

    Таксист, доставивший меня к арене «Бетиса», был, возможно, единственным «севиллиста» на всю округу: болельщиков команды Кержакова не допустили на этот матч за то, что они разгромили гостевую трибуну на предыдущем, в рамках чемпионата. Ее до сих пор так и не починили – явно чтобы продемонстрировать телекамерам пустой сектор с вывороченными креслами, как боевые шрамы.

    В отсутствие фанатов «Севильи» накал кубкового дерби ниже не стал. Уже на предматчевой разминке над плечом Палопа просвистел брошенный с трибуны файер. Затем полетели бутылки. Затем – расистcкие выкрики, когда мяч попадал к Фредерику Кануте. Каждый фол футболистов «Севильи» вызывал такое негодование фанатов «Бетиса», как будто на их глазах обижали беременную женщину – а фолов было много. «Севилья» в окружении 50 000 тысяч враждебно настроенных по отношению к ним человек, должно быть, ощущала себя батальоном коммандос в тылу врага. Пустяковая стычка двух футболистов после свистка на перерыв переросла в изрядную свалку: на поле как по команде «в атаку» бросились все запасные «Севильи», включая Кержакова.

    Добром это кончиться не могло. И не кончилось. На 59-й минуте матча Фредерик Кануте открыл счет, спровоцировав очередной обстрел поля фанатами. Празднуя гол, игроки и тренеры «Севильи» не сразу заметили скорчившегося на газоне главного тренера Хуанде Рамоса, в затылок которому, как выяснилось позже, угодили полуторалитровой пластиковой бутылкой с колой. Тренера унесли с поля в бессознательном состоянии и упрятали в «скорой», матч прервали, а эвакуация с арены футболистов «Севильи» напоминала своими размахом и сложностью спецоперацию по вызволению заложников.

    Оставшиеся полчаса прерванного кубкового матча будут доиграны 20 марта на нейтральном поле. В надежде обеспечить безопасность доигровку решили провести вообще без зрителей. Но никто не удивится, если и там произойдет что-то экстраординарное.

    КЕРЖАКОВ

    Кержаков уже прекрасно осведомлен о внутригородских футбольных раскладах: с момента его январского дебюта в форме «Севильи» это дерби было уже третьим. Помимо двух кубковых матчей была еще игра в чемпионате.

    «В обычной, внефутбольной жизни тут вообще-то все вполне мирно, – как бы успокаивает меня Кержаков, потягивая через трубочку свежевыжатый апельсиновый сок на террасе тихого кафе в районе Нервион, когда мы встретились с ним спустя полтора дня после севильского дерби и накануне матча с «Барселоной». – Мне часто встречались в городе фанаты «Бетиса», но абсолютно никаких проблем в этой связи я пока не испытывал. Никакого дискомфорта. Ну, иногда кто-то подойдет в магазине и скажет: «Я бетико». Может показать еще большой палец, повернутый вниз, типа: «Севилья» – это нехорошо. Вот и все, собственно… Это на стадионе они преображаются. «Puta» кричать начинают, другие нехорошие слова. Бутылки кидают, зажигалки. На стадионе «Бетиса» запасные «Севильи» даже разминаться на бровку не выходят без особой надобности – чтобы не превращаться в живые мишени».

    Про бутылки и нехорошие слова, впрочем, Кержаков говорит вполне нейтральным тоном, в котором при всем старании я не могу выявить особого негодования. Кержаков скорее оправдывает фанатов «Бетиса», чем осуждает: «Люди тут горячие, потому что южные».

    У «Севильи» в нынешнем сезоне вообще-то есть задачи посущественнее, чем сведение счетов с «Бетисом», но Кержаков говорит, что в клубе этим матчам по-прежнему придается особое значение. «Потому красивого футбола от таких игр ждать не стоит, – говорит Александр. – По крайней мере, по-настоящему красивым он ни в одной из трех этих игр не был. Борьба, борьба и еще раз борьба».

    Смуглый темноволосый Кержаков органично вписывается в андалусийский пейзаж со всеми этими пальмами и слепящим даже в начале марта солнцем. «Те, кто футболом не интересуется, сразу обращаются ко мне по-испански. Не принимают меня, короче, за иностранца», – улыбается Кержаков. Попутно замечая, что таких, не интересующихся футболом, тут очень-очень мало.

    Переводчик у Кержакова есть только в теории: на тренировках и предматчевых установках ему приходится все понимать самостоятельно. Ну или хотя бы то, что касается его напрямую. «Это несложно, – говорит Александр. – Основные футбольные термины я сразу запомнил. А Хуанде Рамос, если требуется, повторяет для меня какие-то указания медленно, простыми словами. В магазинах, в ресторанах кое-как справляюсь сам – разговорник вот с собой ношу. Вообще, это хороший способ выучить испанский: три раза какое-то слово подсмотрел и повторил – и, считай, запомнил. Переводчик мне только в самых сложных моментах помогает – когда в банк надо ехать или документы какие-то заполнять. Еще он должен давать нам с женой уроки испанского. Но пока за все это время у нас только один урок был – больше просто некогда. Обустройство в новом доме, тренировки, перелеты, матчи – по два в неделю». Александр, как бы демонстрируя мне свои новоприобретенные познания, подзывает официанта и заказывает на вполне беглом испанском еще один стакан сока.

    Я интересуюсь у Александра, знает ли он уже, как будет по-испански «Бил, бью и буду бить», и он впервые сбивается со своего ровного, безэмоционального тона. Допускает в голос нотки обиды, почти раздражения. Демонстрирует тем самым, что его еще в России попреки этой фразой достали изрядно. Говорит, что это «никакое не кредо». «Просто меня спросили в одном интервью – я ответил. Что в этом такого? Разве из этого следует, что я никому пасов не даю?»

    На всякий случай, чтобы разрядить обстановку, я верчу головой: «нет, не следует». «Я всегда стараюсь действовать по ситуации. Если вариант есть хороший, конечно же, отдам, – продолжает Кержаков уже спокойнее. – Вот как Андрей Шевченко. Для меня это образцовый форвард, я с него пример стараюсь брать. Но никогда не забываю при этом, зачем нападающие выходят на поле. Они выходят, чтобы голы забивать, правильно?»

    Лучший снайпер «Севильи» Фредерик Кануте, с которым я уже поговорил про Кержакова (или про «Саша» – как называет Александра малиец, делая ударение на последний слог), назвал его отличным партнером. «Лучше, чем Луис Фабиану или Чевантон?» – «Саша похож на них по манере игры, просто он сразу вписался в игру, научился чувствовать развитие атаки». А вообще, говорит Кануте, ему без разницы, кто напарник – главное, чтобы он был. Самыми сложными для себя матчами лучший снайпер чемпионата Испании называет те, в которых «Севилья» играла в одного нападающего и все внимание соперников концентрировалось на Кануте.

    Кержаков утверждает, что постоянная ротация в нападении «Севильи» его не смущает. «Я играю не всегда, но хотя бы раз в неделю точно. Не в чемпионате, так в Кубке УЕФА или Кубке Испании». Петржела в свою бытность тренером «Зенита», рассказывают в Петербурге, не заменял Кержакова без крайней надобности, опасаясь спровоцировать негативную реакцию. Но я на всякий случай не задаю Александру напрашивающийся вообще-то вопрос об этом различии в его подходах к ротации состава. Он говорит о «Севилье» только положительно, если не сказать восторженно, хотя каждый второй матч команды начинает на скамейке. Тренер Хуанде Рамос его исправно хвалит – даже после матчей, в которых Александр не забил. Очевидно же, что Кержаков и «Севилья», воссоединившиеся после полугодового ожидания, переживают сейчас медовый месяц.

    Незадолго до нашего интервью, по окончании тренировки, на выезде со стадиона футболистов «Севильи» ожидали полторы сотни человек – чтобы получить автограф, сфотографироваться или просто сказать что-то ободряющее. Большей частью, конечно, это «Севилья-герлз», восторженные брюнетки старшего школьного возраста, но были и другие категории фанатов. Крестьянского вида старик ссохшимися, как изюм, руками принес пять увесистых пакетов апельсинов. Он трогательно просовывал эти пакеты в окна автомобилей футболистов, останавливавшихся, чтобы оставить брюнеткам пару автографов. Апельсины старик распределял исходя из какой-то собственной иерархии, которая, в общем, не отличалась от общепринятой, – их получили тренер Хуанде Рамос, Кануте, Даниэл Алвес, Палоп и Хави Наварро. Сразу вслед за пакетом апельсинов в машину Хави Наварро просунули младенца, выряженного в подгузники цветов «Севильи». Только это был не подарок: грузный улыбчивый суетливый папаша хотел сфотографировать сына с капитаном команды. Кержакову младенца не доверили и апельсинов не дали – получается, пока не наиграл. Хотя его серебристую «трешку» БМВ фанаты и в особенности фанатки облепили так же плотно и не отпускали минут 10.

    «Я до сих пор не понимаю, почему «Зенит» не отпустил меня прошлым летом, – Кержаков обращается к истории со своим переходом. – Известно же, что тогда «Севилья» предлагала больше денег, чем заплатила зимой. Да и зимой переговоры «Зенита» с «Севильей» шли как-то вяло. Может, и вообще не шли. Задвигалось все только тогда, когда я начал вести переговоры с московскими клубами». Александр говорит, что ему в «Зените» пытались навязать «какие-то английские варианты, но эти клубы не являлись клубами европейского уровня, а «Севилья» является».

    Кержаков утверждает, что обиды на «Зенит» не держит, но каким-то таким тоном, что в это не верится. «Все-таки это родная для меня команда. В принципе я был готов выходить на поле, выкладываться, если ничего с трансфером в «Севилью» не получится. Просто в какой-то момент стало понятно, что на меня там не рассчитывают и что в любом случае надо уходить. Вообще «Зенит» сейчас – совсем другой клуб по сравнению с тем, в котором я когда-то начинал».

    От пояснения этой фразы Кержаков уклоняется. Рассуждать о том, не становится ли «Зенит» клубом того самого «европейского уровня», он отказывается. Называть момент, когда понял, что в «Зените» лишний, Александр тоже не хочет. Говорит только, что от перехода в «Севилью» совершенно не выиграл в деньгах – «в «Зените» предлагали даже больше». Сосредоточенно допивает второй апельсиновый сок и при первой возможности переключается на разговор о погоде. «Она тут супер, правда? Это сейчас до +18 похолодало. А несколько дней назад вообще было +23».

    Завтра матч с «Барселоной». В случае победы «Севилья» обойдет каталонцев и выйдет на первое место в чемпионате Испании, который не выигрывала уже 61 год. «Я и не знал, что так долго», – искренне удивляется Кержаков. Говорит, что задача выиграть чемпионат перед командой не ставится: «На эту тему никто особенно не говорит – ни президент, ни игроки, ни тренеры. Все всё и так понимают: продолжим в том же духе – будет шанс». По логике, которая начала прослеживаться в севильской ротации форвардов, завтра его очередь выходить в основном составе, но выйдет ли, Кержаков пока не знает: «Об этом объявляют лишь на установке, за 3 часа до игры». Если выйдет – мандража, говорит, не будет. «А чего мандражировать? Мы ведь соседи по таблице, а значит, и силы примерно равные».

    Напоследок я спрашиваю, не общался ли он на тему этого матча с самым известным в России поклонником «Барселоны» – Андреем Аршавиным. «Не общался, – отрезает Кержаков. – Мы с ним давно уже не общаемся. С тех пор еще, как я в «Зените» играл».

    «СЕВИЛЬЯ»

    Холл клубного офиса на стадионе «Рамон Санчес Писхуан» уставлен трофеями, сверкающими в свете направленных на них лампочек. Но еще год назад, до майской победы в Кубке УЕФА и августовской в Суперкубке Европы характеристика «клуб европейского уровня» в отношении «Севильи» прозвучала бы громковато. Почти все остальные призы тут, хотя и очень красивые, весьма локального свойства – вроде Кубка Андалусии, который «Севилья» брала 17, кажется, раз. Есть еще приз за единственную победу в чемпионате Испании (в 1946-м) и три копии национального Кубка – особая гордость фанатов. На основании последних «севиллистас» традиционно измывались над «бетикос» как над болельщиками менее титулованного клуба, поскольку «Бетис» выиграл на один Кубок Испании меньше.

    По правде сказать, никакого европейского уровня в «Севилье» до последнего времени и не было. Еще в 2000-м команда вылетала в сегунду, второй испанский дивизион с безнадежными (10 очков отставания от предпоследнего места) результатами и игрой. Из обстоятельного разговора с журналистом «Марки» Мерседесом Торресилласом я понимаю, что «Севилья» на протяжении десятилетий слыла в Испании этакой «Аланией»: здесь всегда были невообразимо страстные фанаты, победы на «Рамон Санчес Писхуан» непросто давались всем грандам, но причислять саму «Севилью» к их числу никому не приходило в голову – даже после отдельных удачных сезонов. Внешних признаков величия, за исключением высоко поднятого подбородка президента Дель Нидо, в «Севилье» тоже не наблюдается. Стадион красивый и 45-тысячный – но давно уже требующий ремонта. А скромная база, стиснутая между автострадой и железнодорожной трассой на выезде из города, рассмешила бы даже «Аланию». Восемь полей, ветхое помещение для хранения мячей и сушки бутс, гравийная парковка с колдобинами... Школа, правда, при этой базе отличная. С нее, собственно, нынешний взлет «Севильи» и начался.

    «В школе «Севильи» всегда росли неплохие игроки, – говорит Мерседес Торресиллас. – А тут вдруг появились два вообще отличных – Хосе-Антонио Рейес и Серхио Рамос. В клубе не стали тормозить их прогресс, передерживать, как «Бетис» передержал Хоакина. Каждого продали сразу же, как только цена достигла максимума, – в «Арсенал» и «Реал» соответственно. Вырученные деньги, около 60 млн евро, позволили удержать всех остальных лидеров, подняв им зарплаты, и приобрести несколько отличных новичков».

    С новичками, как правило, угадывали. На продаже в «Реал» одного из них – Жулиу Баптисты – клуб заработал еще 20 млн евро. Лучший снайпер команды и нынешнего чемпионата Испании Фредерик Кануте был приобретен у лондонского «Тоттенхэма» за 6 млн евро, а сейчас играет как минимум на те же двадцать. Еще столько же «Севилья» в любой момент может выручить на продаже Даниэла Алвеса, купленного три года назад за почти символические деньги на замену Рамосу. 23-летний бразилец – лучший ассистент нынешнего чемпионата Испании и сильнейший, пожалуй, на данный момент правый защитник в мире (хотя одновременно его вполне можно считать правым полузащитником или даже форвардом). Поульсен из «Шальке» и Палоп, пересидевший в «Валенсии» за спиной нестареющего Канисареса, пришли в «Севилью» бесплатно – и зримо добавили команде надежности на соответствующих позициях. Но показательнее всего, пожалуй, история Хави Наварро, приобретенного «Севильей» у «Эльче»: в этом сезоне 33-летний защитник заиграл так здорово, что был вызван в сборную. И теперь это самый возрастной дебютант испанской сборной со времен Ференца Пушкаша – до своего испанского дебюта в год 34-летия игравшего за Венгрию.

    По большому счету неудачной оказалась только одна покупка «Севильи» (правда, самая дорогая – 9 млн евро) – уругвайский форвард Эрнесто Чевантон. Но именно невнятность его игры, по всей видимости, питала настойчивость андалусийского клуба в борьбе за Кержакова.

    «Ну и тренер, конечно, – добавляет Мерседес Торресиллас. – Если честно, я никогда не был высокого мнения о Хуанде Рамосе. Так, средний тренер для средних команд – «Малаги», «Райо Вальекано» и «Эспаньола». В возрасте уже, а в 53 вроде бы особенно не меняются. Но он как-то очень совпал с командой. Или со временем. Райкард сейчас чересчур полагается на звезд, Капелло – на свои схемы. А «Севилья» играет сегодня в самый современный, самый универсальный футбол в Испании».

    На матч против «Барселоны» Хуанде Рамос вышел под овацию: он самолично провел все предматчевые тренировки, хотя врачи после инцидента с «Бетисом» прописали ему покой. В секторе «Барсы» висел традиционный баннер «Каталония – это не Испания». Фанаты «Севильи» развернули ответ, адресованный, впрочем, совсем не каталонцам: «Бетис» – это не Испания». Последующие полтора часа, ручаюсь, временно изгладили из голов «севиллистас» воспоминания о «Бетисе». В одном из самых драматических (три гола, три удаления, нереализованный пенальти) представлений всего испанского сезона «Севилья» выиграла 2:1, забив оба гола в меньшинстве, и вышла на чистое первое место. А Кержаков выдал свой лучший матч за два испанских месяца, забив первый гол и существенно поучаствовав во втором. Теперь и ему, конечно, станут носить апельсины.

    На выходе из раздевалки Кержаков отстранился от протянутых к нему микрофонов жестом, означающим что-то вроде «не понимаю по-испански», и шагнул через восторженную толпу ко мне. «Ты вот все спрашивал, зачем я сюда перешел. А вот зачем».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы