Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Голос улиц

    22-летний бразильский футболист-любитель Майкон Варейро стал знаменитым, когда через твиттер попытался устроиться в «Спартак», ЦСКА и другие российские клубы. Две недели назад в охоте за мечтой Майкон прилетел в Россию и попал на просмотр Sports.ru. Жизнь в хостеле, поедание шаурмы и планы получать 30 тысяч евро в месяц – в удивительной истории Владислава Воронина и его новых друзей.

    Голос улиц
    Голос улиц

    В конце апреля 22-летний гражданин Бразилии Майкон Варейро стал звездой интернета. Заведя себе аккуант в твиттере, он принялся бомбардировать официальные страницы большинства российских клубов. В 140 символах умещался предельно простой посыл: я футболист, хочу приехать на просмотр в ваш клуб. Предложения от Майкона получили ЦСКА, «Спартак», «Амкар», «Локомотив», «Ростов», «Рубин», «Кубань», «Краснодар» и даже новорожденный ФК «Питер» из КФК.

    Российские пользователи, увидев такое простодушие, схватились за животы. Специальный корреспондент Sports.ru в Испании Александр Вишневский и вовсе назвал себя представителем «Амкара» и пригласил Майкона на просмотр в Пермь. Через пару дней Майкон заявил московской газете Metro, что не боится ни холода, ни водки, и на какое-то время временно пропал из новостных лент.

    Вернулся туда Майкон пару недель назад. Через твиттер бразилец известил общественность, что едет в Москву, и Александр Вишневский здесь совсем ни при чем. Поскольку общения с клубами через интернет у Майкона не получилось, он решил навести контакты лично. Взяв с собой друга Салира Габриэла – тоже футболиста, – он отдал последние деньги на билет и посреди августовской жары оказался в России.

    Салир Габриэл читает про бразильских экспатов Махачкалы

    Майкону 22 года, Салиру – 21, ни тот, ни другой никогда не играли за профессиональные команды. Отсутствие опыта не мешает парням держать планку требований довольно высоко: свою российскую карьеру они хотят начать в первой лиге, а на этой неделе и вовсе договорились о просмотре в ЦСКА. Первый кастинг бразильцев случился во Владимире – там их просматривал клуб «Петровский замок», играющий сейчас в КФК. Тренер команды Сергей Фонарев увидел потенциальных новичков на поле для пляжного футбола и резюмировал:

    – Ожидал большего. С бразильцами запросто могут конкурировать и российские футболисты. Но все еще можно исправить. Естественно, все представители Бразилии – это марка, определенный класс, – сказал Фонарев в интервью «Советскому спорту».

    Чтобы оценить мастерство удивительных бразильцев, Sports.ru позвал их к себе в гости – поиграть в футбол и пообщаться.

    Три раза в неделю

    - Как вам пришло в голову искать команду через твиттер?

    Майкон: Я искал в интернете российские команды, нашел список всех клубов. Потом нашел страницы самых больших клубов в твиттере. Вот и все.

    - Когда к вам присоединился Салир? Все думали, что вы приедете один.

    Салир: Мы с Майконом давние друзья. Вместе в течение пяти месяцев учились в академии «Фламенго». Это было в этом году. Три раза в неделю вдвоем тренировались с нашим тренером. Это были очень тяжелые занятия. Так мы готовились к просмотрам в России.

    - Почему выбрали именно Россию?

    Салир: Мы искали информацию о возможности играть здесь, читали много материалов по этой теме. Сравнивали Россию с Бразилией. И в итоге решили ехать сюда, потому что многие наши соотечественники переехали в Россию. Прежде всего, конечно, отметим Вагнера Лава.

    Майкон Варейро (слева) и Салир готовятся к просмотру Sports.ru

    Майкон: Мы начали что-то узнавать про Россию только в этом году. Читали, что здесь все очень хорошо с зарплатами, что нет проблем с деньгами. В Бразилии есть финансовые проблемы. Бывает так, что деньги есть, а их просто не платят. Вторая причина нашего переезда – конкуренция. В России она не такая серьезная, как в Бразилии.

    - Ваши главные впечатления от России?

    Салир: Первое – приятно удивила погода, второе – здесь очень красивые девушки, они не похожи на бразильянок, третье – русские не такие злые, как мы ожидали. Раньше мы читали, что здесь люди практически не разговаривают друг с другом.

    Мотоцикл

    - Почему вы решили стать профессиональными футболистами только в 22 года?

    Майкон: Три года назад у нас была не очень хорошая финансовая ситуация. Мы должны были много работать. Кроме того, обучение в футбольной школе стоит очень дорого – около 300 долларов в месяц. Мы учились в университетах. Я на факультете физической культуры, а Салир учился на юриста.

    - Хорошо учились?

    Майкон: Всего год.

    - Кем вы работали?

    Майкон: Я продавал инструменты для стоматологов.

    Салир: А я служил в армии. У нас солдаты играют в футбол, баскетбол, плавают. Ну и стреляют, конечно. Я по большей части занимался административной работой – составлял расписания, заполнял документы. В бразильской армии платят примерно 500 долларов в месяц, так что это выгодно.

    - В Бразилии 500 долларов – это много?

    Майкон: Все зависит от города, в котором вы живете. В Сан-Паулу это, можно сказать, не деньги. А Кампу-Гранди, где я рос, – средний город, так что мне вполне хватало на жизнь. Правда, до сих пор я жил вместе с родителями.

    - Вы из богатой семьи?

    Майкон: Нет, у нас семья среднего класса. У нас есть свой дом, машина. В Бразилии есть разделение среднего класса на уровни А и B. Наша семья относится к уровню B. Это более высокий уровень.

    - Во сколько вам обошелся перелет в Россию?

    Салир: За билеты в два конца мы заплатили по 2 000 долларов. Откуда у меня взялись такие деньги? Папа обещал подарить мне мотоцикл, но я попросил его отдать мне этот подарок деньгами. Так я и купил билет до Москвы.

    - Где вы себя видите: в первом дивизионе, в премьер-лиге, в пляжном футболе?

    Майкон: Пока, скорее всего, в первой лиге. Потом посмотрим, какой в России уровень футбола. Может быть, через год получится попробовать себя в премьер-лиге.

    I love shaurma

    - Где вы сейчас живете?

    Майкон: В хостеле на Чистых прудах. Нам все нравится, это красивый район. Все очень удобно.

    - Готовы к тому, что можете столкнуться с какой-нибудь жестью на улицах?

    Майкон: Конечно. В этом плане между Бразилией и Россией разницы нет. Там тоже опасно. Часто крадут какие-нибудь вещи, могу настучать по голове. Но своими глазами перестрелки, о которых столько говорят в других странах, не видел. Только один мой знакомый видел, как после матча «Палмейрас» – «Коринтианс» был убит один болельщик.

    - Почему же тогда всех бразильцев так тянет домой?

    Салир: Когда у тебя много денег, уже нет особенной разницы, сколько тебе платят на новом месте. А работать рядом с семьей всегда приятно. Может, Россия – просто не наше место. Это другой мир: здесь другая еда, другая погода.

    - Что вы едите в Москве?

    Майкон: Суп, шаурму, пробовали пельмени. Шаурму я ел три раза. Очень хочу найти футболку с надписью «I love shaurma», хотя понимаю, что такая еда вредна для футболиста.

    - Куда вы ходите по вечерам?

    Салир: Были в Измайловском парке, в баре Papa’s Place. Подружились там с украинцами, русскими, среди них была одна девушка. Хорошо повеселились.

    - Что предпочитаете из алкоголя?

    Салир: Водку. Какую именно, уже и не вспомню – в баре этикетку было видно не очень хорошо. Выпили не очень много. Еще один раз мы отмечали мой день рождения, вместе с Майконом пили шампанское в хостеле.

    - Вы знаете, что в России плохо играющего футболиста могут и побить? Слышали что-нибудь про Никезича?

    Салир: Нет, ничего такого не знаем.

    - Вам уже пришлось столкнуться с расизмом в России?

    Салир: Пока нет, мы приехали всего две недели назад. Разве что в метро на нас косо смотрят. Но расизм есть и в Бразилии. Бывают перестрелки, да и вообще там в этом плане хуже. Очень сложно говорить об этом.

    - Как отреагировали бы, если бы в вас кинули банан?

    Майкон: Бананы для нас – только еда. Я бы просто съел его прямо на поле. Роберто Карлос зря обижался.

    - Сколько вы хотите зарабатывать?

    Майкон: Через два года было бы неплохо зарабатывать 30 тысяч евро в месяц.

    Салир: Если футболист играет хорошо, то он может получать и 500 тысяч евро в месяц. Как Неймар. Хотелось бы так...

    - На что будете тратить такие деньги?

    Салир: На первом месте для меня всегда семья, так что я бы помогал своим родственникам. А еще хочу открыть детскую футбольную школу для бедных.

    - Тренер владимирского клуба «Петроградский замок» сказал, что если вы перейдете в его клуб, то будете играть за еду и проживание. Согласны на такие условия?

    Майкон: Для начала и это хорошо. Можно пожить так месяца два. А потом уже будут нужны деньги.

    Просмотр

    Редакция Sports.ru и ее гости высыпают на улицу. Договариваемся на 20-минутный матч четыре на четыре с хоккейными воротами. На Майконе и Салире ядовито-желтые футболки сборной Бразилии. Парни с первых секунд принимаются творить красоту: финты, удары из любых положений, пятая скорость. Все выглядит очень ярко, но… Ничего особенного в их действиях нет даже на фоне нашего балагана – непрофессиональных игроков, у которых есть проблемы со спиной, весом, техникой и игровым мышлением.

    Тренировочная игра бразильцев собирает приличную аудиторию: коробку, отстроенную под боком нашего бизнес-центра, облепили дети, дворники и простые прохожие. Среди зрителей – комментатор «НТВ-Плюс» и бывшая звезда пермского «Амкара» Константин Генич.

    – В 21 год футболиста можно разглядеть по движению, по моторике, по принятию решений, – объясняет он. – Футболист должен быть самодостаточным – ты уже не мальчик, еще не муж, но уже где-то рядом. Я, к сожалению, в бразильцах этого не заметил. Они неплохо работают с мячом, но на месте. С такими данными им в нашем футболе было бы тяжело. Если ты уступаешь в атлетизме, то должен брать другими качествами – здесь же ни резкости, ни маневренности я не заметил.

    – Да, видно, что парни не первый раз встречаются с мячом. Но по уровню это слабовато. Но все это с определенной корректировкой на то, что этот, скажем так, просмотр проходил в условиях, отдаленных от реальных. На коробке 15 на 15, в такой суматохе и скученности, показать все, что ты можешь, было бы тяжело даже профессиональному футболисту.

    Когда игра закончилась, бразильцы неспешно поднялись в редакцию и, поедая торт, объяснили, почему выглядели не лучшим образом: «Это маленькое поле, на нем можно играть только в свое удовольствие. А свои возможности мы лучше покажем на большом поле».

    Гитара

    - Что будете делать, если в России у вас ничего не получится?

    Майкон: Без проблем вернемся в Бразилию. Мы уже несколько раз переносили дату возвращения. Но у нас есть разные предложения. Нас зовет турецкий клуб, который отправляет футболистов в Катар. Не знаем, как это работает, но хотим попробовать такой вариант. Еще зовут во Владимир, Саратов, в ЦСКА.

    - Серьезно?

    Салир: Да, нас позвали на просмотр. Друг нашего знакомого, который работает в структуре клуба, уже попросил у нас наши видео.

    - Что вы сделаете, если вас все-таки возьмут в ЦСКА?

    Салир: Устрою вечеринку у себя дома. В Бразилии это очень распространено. Приходят все родственники, друзья. Обычно мы готовим мясо, у вас это блюдо называется шашлыком. Я сам убиваю животных и после этого их готовлю. Могу зарубить свинью, курицу. Еще готовлю лазанью и спагетти. Но это умеют все.

    - Если совсем не пойдет, вы готовы остаться здесь и работать, скажем, официантами в бразильском ресторане?

    Салир: Я умею играть на гитаре и петь, так что могу зарабатывать в метро. Шутка. Мы приехали в Россию только за футболом. Поработать можно и в Бразилии.

    Фото – Екатерина Королева / Sports.ru

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы