Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Федор Смолов: «На Ибицу я не хочу»

    Форвард «Динамо» Федор Смолов побывал в гостях у Sports.ru и рассказал все о московских ночных клубах, саратовских окраинах, дружбе с Кокориным, стеснительности, поражении со счетом 0:10, молитвах, рэпе и уроках Андрея Воронина. А также о красивой разводке ребят из «Футбольного клуба».

    Бивис и Баттхед

    – Как вы изменились за полгода, проведенные в Голландии?

    – После Голландии я понял, что нужно рассчитывать только на себя. Если ты будешь в порядке, то будешь выходить на поле вне зависимости от состояния конкурентов. Конечно, в «Динамо» с этим тяжеловато, потому что впереди играют Кураньи и Воронин. Но думаю, что все будет хорошо. И Силкин, и Божович говорили, что я стал серьезнее относиться к делу.

    – В чем это проявляется?

    – До Голландии многим со стороны казалось, что у меня есть другие интересы, кроме фубола. А сейчас я полностью сконцентрирован.

    – Теперь вы реже ходите в ночные клубы?

    – Да я и раньше не особо часто туда ходил. Сходить куда-то можно только после игры, когда впереди выходной. А перед тренировкой какие клубы?

    – Александр Кокорин постоянно выдает вас в фэйсбуке записями такого типа: «Я и Федор Смолов в 02 Lounge».

    – Я тоже отмечался в разных местах. Это легко делается через BlackBerry.

    – Не страшно, что кто-то посмотрит на это и скажет, что Кокорин и Смолов не вылезают из клубов?

    – Это же не клуб. Да и когда мы отметились в этом месте, было всего восемь часов вечера. Это был День Победы. Мы там смотрели салют.

    – И как вам это заведение?

    – В этом году мы были там один раз. Это любимое место Кержакова.

    – Вас напрягает общество девушек на шпильках, которые в таким пышных местах занимаются съемом богатых мужчин?

    – Да не особо, потому что мы ходим своей компанией. Как ни странно, я стеснительный, так что для меня познакомиться с девушкой – проблема. Нужно, наверное, всю ночь друг другу улыбаться, чтобы я решился подойти. Не знаю, почему так.

    – А у вас есть любимый ночной клуб? (Dobry)

    – Нет. За весь текущий чемпионат я был в ночном клубе два раза. Оба раза выбирались практически всей командой, так что было весело.

    – А на Ибицу ездили?

    – Нет, и не планировал. Воронин все советует: «Поезжайте, чего вы». Но я не хочу.

    – Когда вы возьметесь за ум и начнете реализовывать свой потенциал? (raulka)

    – Думаю, что я уже начал прибавлять по сравнению с тем, что было до Голландии. Просто сейчас команда выигрывает, и я понимаю, что нет никакого смысла что-то менять. Приходится терпеть, ждать возможности себя показать.

    – Не думали ли вы с Кокориным позаниматься с классным спортивным психологом? Мне как тренеру видно невооруженным глазом, что у вас обоих проблемы только из области психологии: и техника в большом порядке, и самоотдача на уровне, главное – моменты были во всех играх. Что с реализацией? (fc_champion)

    – Все правильно говорят: с реализацией действительно есть проблемы. Достаточно вспомнить матч с «Амкаром». Тренер говорит, что все идет от тренировок. Мы и сами это понимаем. Но при этом на тренировках получается забивать гораздо больше, чем в играх. Бывало, что забивал и четыре, и больше четырех голов за матч. Не знаю, с чем это связано – может, с тем, что я понимаю, что нет никакой ответственности за результат.

    – Вы с Кокориным – настоящие друзья?

    – Да, уже довольно давно. Примерно с того момента, как он пришел в «Динамо». Еще в нашей компании Сапета, Гранат и Шунин. Мы, кстати, постоянно подкалываем Сапету по поводу того, что он слушает шансон. У него ведь и цепь есть.

    – Как относитесь к тому, что вас с Кокориным часто сравнивают с Бивисом и Баттхедом?

    – Серьезно? Первый раз об этом слышу. Я смотрел этот мультфильм, было забавно.

    Опасный Саратов

    – Часто посещаете родной город? (Lordes)

    – Два раза в год. Во время недавнего перерыва в чемпионате провел в Саратове 5 дней, как раз сходил на матч «Сокола».

    – Когда в последний раз думали о том, что Саратов – опасный город?

    – Понимаю это каждый раз, когда приезжаю. Мне особо ничего не надо, так что не вижу ничего зазорного в том, чтобы спустить все на тормоза. Сейчас там много приезжих, и они часто провоцируют конфликты. Достаточно посмотреть на человека, а он уже спрашивает: «Что смотришь?» И начинается. Но я с этим не сталкивался. Хожу в места, где собирается более-менее адекватная публика. Там меня знают. Может, не лично, но все равно посматривают – типа «Чего приехал?»

    – Вы говорили, что любите сериал «Реальные пацаны». Узнаете родные места?

    – На самом деле да. До 5 класса я жил на окраине города. И там был такой район. До сих общаюсь с некоторыми ребятами из своего двора, они гордятся мной. Просят заезжать к ним, когда появляюсь в Саратове.

    – И что делаете, когда приезжаете?

    – Просто разговариваем. Зимой один знакомый попросил деньги в долг. Не знаю, кто из них где работает. Да и работают на самом деле не все.

    – Над вами подшучивали фразами типа «Дядя Федя съел медведя»? (soulsurfer)

    – Конечно. Еще шутили про «Простоквашино». Шаблонные прикольчики.

    0:10

    – Самый нелепый матч, который вы видели? (:::Canna:::)

    – Наверное, матч «Фейеноорда» с ПСВ, когда мы проиграли 0:10. Хорошо, что я тогда не играл. Мне сказали, что я выйду после перерыва: тренер на установке даже показал, кого мне держать при угловых. Я думал: «О, отлично, сыграю с ПСВ. Целый тайм, есть шанс себя проявить». В начале матча получил травму наш капитан, потом было удаление. К перерыву наш тренер использовал две замены, и я понимал, что вряд ли выйду на поле. А когда счет был уже 0:3 или 0:4, я думал, что не очень уже и хочется выходить на поле. Потом еще спросил у другого парня на скамейке: «Как думаешь, сколько нам забьют?» Он сказал, что десяточку вполне могут накидать. Так и получилось.

    – Что тренер сказал после всего этого?

    – Марио Беен зашел в раздевалку и сказал: «Если у кого-то из нас есть какие-то претензии, готов уйти в отставку». Никто тогда не сказал ни слова. Потом мы поехали домой, в Роттердам, и на нашем стадионе нас ждала огромная толпа болельщиков. Человек 5-6 из них вышли на разговор с нами: «Мы все понимаем, у нас молодая команда. Мы можем простить счет 0:3 или 0:4. Но вы просто не имеете права проигрывать 0:10».

    – Были такие случаи в карьере, когда хотелось снять майку и просто уйти с поля?

    – Матч против испанцев за молодежку, когда мы сыграли 1:1. Меня еще никогда так не возили. Они отлично прессингуют, играют в касание, подстраиваются друг под друга. Я не знаю, как так, но они просто в порядке.

    – Как получилось, что в итоге сыграли вничью?

    – Они после первого тайма полностью поменяли состав. И уровень игроков во втором тайме был совсем другим. Там был парень из «Мальорки» 89-го года рождения. Он ни разу даже не смог нормально принять мяч – мы над ним смеялись. А в первом тайме играли и Кркич, и Алькантара, и Хави Мартинес. Не играли только Мата и Де Хеа.

    Кожа

    – Когда вы сделали первую татуировку?

    – В 17 лет. Родители особо не возражали. Татуировка, кстати, была про них. Тогда я сказал, что сразу остановлюсь.

    – Не получилось.

    – Да уж. Вторая татуировка – имена родителей. Потом надпись Smol, потом православный крест. Сначала хотел, чтобы их было не особо видно. Пока ни разу не жалел, но вторую руку все равно забивать не хочу.

    – Какая татуировка будет следующей?

    – Не думал об этом. Пока у меня пауза. Хотелось бы, чтобы она затянулась.

    – У вас на руках молитвы. Вы их читаете?

    – Да, каждый день перед сном – Богородицу, Отче наш. Это еще с детства. Меня родители приучили.

    – Последний матч не с участием «Динамо», который вас поразил?

    – Наверное, кубковый полуфинал «Спартака» с ЦСКА.

    – Завидуете, что на них собирается целый стадион?

    – Да. Хотелось бы, чтобы на «Динамо» ходили больше.

    – Осталось ли в России понятие «клубный патриотизм»? (Странник-Д)

    – Да, конечно. У нас главный патриот – Шунин. Он говорит, что с радостью провел бы в «Динамо» всю карьеру.

    – Какой у вас любимый европейский клуб?

    – «Милан». Болею за него года с 96-го, смотрю все игры, если выпадает такая возможность, радуюсь их победам. Йон-Даль Томассон – мы с ним в Голландии общались – говорит, что «Милан» – это потолок. Там все просчитано. Например, у каждого своя диета. Любимый игрок? Сначала был Джордж Веа, потом – Андрей Шевченко.

    – Какую музыку слушаете? (перхоть Бога)

    – Вообще слушаю рок, но после Голландии пристрастился к рэпу. Местные черные парни подсадили. Они постоянно включали его в раздевалке. Лерой Фер вообще его классно читает – в Ютьюбе есть видео, как они с Анитой выступают. Из русского рэпа слушаю далеко не все – только некоторые песни. Ну а рок до сих пор включаю радио Maximum – Red Hot Chili Peppers и все такое. Так что слушаю все подряд, но не шансон и не попсу.

    – Где вы покупаете одежду?

    – В Москве.

    – Самая дешевая вещь в вашем гардеробе?

    – Сланцы, наверное. Что-то около 1200 рублей.

    – У вас много вещей от Louis Vuitton?

    – Достаточно. И я нормально воспринимаю, что многие ходят в такой одежде.

    – Пойдете на выборы в 2012 году?

    – Я еще ни разу не ходил. Может, пойду. Если будет свободное время, заскочу. Думаю, от этих выборов ничего не изменится.

    Кости

    – Последняя вещь, которой вы научились у Воронина или Кураньи?

    – У Вороны учусь ставить корпус. Он широкий и невысокий, поэтому ему легче всех отталкивать. Но у него интересная техника: он не ждет, когда к нему прилетит мяч, а делает два шага назад и втыкается в игрока. И тогда либо его толкают, либо он принимает мяч.

    – А вы не хотите накачаться и стать таким же широким?

    – Я спрашивал, как это может сказаться на мне. Оказалось, могут упасть скорость и резкость.

    – Почему вы никак не реагируете, когда я кричу вам «Федя, жги»? Сижу над скамейкой запасных. (НЕпросТОтак)

    – Слышу эти крики, но не понимаю, как мне нужно реагировать. Поджечь себя, что ли? А вообще я присмотрюсь и кину ему футболку в следующий раз.

    – Как относитесь к идее создания второй сборной? (manseer)

    – Если РФС решил создать такую сборную, значит, от этого что-то нужно. Но я слышал, что для Адвоката молодежная сборная важнее, чем вторая. Но при этом если сейчас кто-то из вратарей получит травму, то вызовут именно Рыжикова из второй сборной, а не Заболотного из молодежной.

    – Как относитесь к лимиту на легионеров? (dreamstep)

    – Положительно. Все правильно. У таких команд, как «Анжи» и «Зенит», есть возможность купить дорогостоящих легионеров, и если бы не этот лимит, то они бы покупали их еще активнее.

    – Но он же развращает молодых русских игроков: зарплата больше – желания играть меньше.

    – Не знаю, у меня желания играть – вагон. Потому что я еще нигде долго не играл.

    – На что вы готовы, если «Динамо» станет чемпионом?

    – Меня очень красиво развели ребята из «Футбольного клуба». На сборе молодежки спросили: «Готов эмблемой «Динамо» себе всю спину забить?» «Эмблему – нет. Но что-то на спине набить – да, готов». Первую часть моего ответа вырезали, а «да, готов» оставили. Но если станем чемпионами, что-нибудь себе на спине нарисую.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы