Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Фантастическая четверка. Норвегия, мужчины

    Во второй части биатлонного сериала Sports.ru – специалист по «муравьиной терапии» Магнар Сольберг, медийный персонаж Эйрик Квальфосс, вечный «Краб» Халвард Ханеволд, не нуждающийся в представлении Уле Эйнар Бьорндален, а также квартет запасных, наполовину состоящий из героев нашего времени – Фруде Андресена и Эмиля Хегле Свенсена.

    Фантастическая четверка. Норвегия, мужчины
    Фантастическая четверка. Норвегия, мужчины

    Магнар Сольберг

    Двукратный олимпийский чемпион. В некотором смысле нетипичный для своего времени спортсмен. Тогда иных (да что иных – многих) 30-летних биатлонистов безжалостно списывали в утиль, а Сольберг, разменяв четвертый десяток, только-только раскатился. Впрочем, «раскатился» – это тоже не совсем про него. На стыке 60-70-х бывший норвежский полисмен вовсе не слыл бегунком (по крайней мере, относительно быстроходных советских парней) и свое брал в основном за счет более удачного прохождения огневых рубежей. Когда летняя стрелковая тренировка проходит в самой гуще муравейника, серьезные проблемы решаются сами собой. Известный лыжник Мартин Стоккен, натаскивая Сольберга, не чурался метода «муравьиной терапии» и справедливо полагал, что она наилучшим образом повлияет на скорость и точность стрельбы подопечного.

    Первые плоды такой подготовки Магнар вкусил в Гренобле-1968. Отправляясь туда в лучшем случае темной лошадкой, норвежец возвратился из Франции в ранге олимпийского чемпиона и серебряного призера эстафеты. Гроссмейстерский «ноль» в индивидуальной гонке заставил биатлонный мир по-новому взглянуть на малоизвестного и, казалось бы, заурядного биатлониста. Следующие четыре года Сольберг не покидал крупных турниров без награды, а окончание карьеры отметил еще одним олимпийским триумфом в «индивидуалке». Два промаха не стали большой помехой – к тому времени Магнар, все так же ведомый Стоккеном, значительно прибавил в скорости и атлетизме.

    В одном из последних интервью (датированным, правда, 2005-м годом) Сольберг продемонстрировал прогрессивность взглядов, высказавшись за введение в биатлон лазерного оружия. Сейчас он живет на родине, изредка выбираясь на домашние этапы Кубка мира.

    Альтернатива: Олав Йордет

    Трехкратный чемпион мира. Начало всех начал национального биатлона. Норвегия до середины 60-х была лишь четвертой силой. На домашнем первенстве чемпионате в Элверуме Йордет принес стране первую золотую медаль – в индивидуальной гонке, поучаствовал в завоевании второй – в официальном командном соревновании, и третьей – в пока еще неофициальной эстафете. На четыре сезона Олав стал неотъемлемой частью самой ранней норвежской dream-team, которой периодически удавалось совладать с грозной советской бригадой.

    Эйрик Квальфосс

    Олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира, обладатель Кубка мира. Едва ли не единственный биатлонист своей эпохи, сумевший по-настоящему вклиниться в ставшее классическим советско-немецкое противостояние и разбавить его норвежским духом. Лишь в 1989-м году мировой кубок впервые за свою двенадцатилетнюю историю уехал не в Германию, причиной чему стал именно Квальфосс. К тому моменту Эйрик уже выиграл львиную долю из своих 16-ти медалей с чемпионатов мира и Олимпиад, состоялся как спортсмен и обрел репутацию спринтерского короля. Его карьеру лучше всего разбить по трехлеткам.

    Дебютировав на кубковых этапах в 1981-м, Квальфосс уже через год блистал на минском чемпионате мира, приятно поражая болельщиков и неприятно – конкурентов ураганным темпом и доселе нехарактерной для норвежцев спортивной наглостью. На ближайшие три сезона (включая Олимпиаду в Сараево) спринт стал вотчиной моторного викинга, который был щедр к соперникам на стрельбище, однако на трассе поистине рвал и метал, компенсируя снайперские недостатки. В том же Сараево неудержимый Эйрик умудрился даже приехать к бронзе «индивидуалки» с чудовищными пятью промахами. Его фантастические успехи немало способствовали «расконсервированию» норвежского биатлона, сам Квальфосс, умело работая с прессой, прочно вжился в образ медийного персонажа и, кажется, излишне увлекся собственной популярностью, что чаще всего приводит к конфузу.

    Конфуз случился на домашнем первенстве мира-1986, когда национальный герой не смог толком побороться за медали и после этого угодил в затяжное трехлетнее пике. Вновь расправить крылья у помудревшего Эйрика получилось в Фэйстрице, где он опять выиграл свою «коронку» и затем выдал очередной трехлетний отрезок – на этот раз серебряно-бронзовый, но все же вполне успешный.

    С 1998-го года Квальфосс несколько лет работал менеджером по маркетингу в компании Vital – своем старом спонсоре. Ныне – частый гость на этапах мирового кубка.

    Альтернатива: Фруде Андресен

    Олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира. Карьерный путь ветерана можно окрестить как стабильно непредсказуемый. По идее, Фруде можно относить к теневым фаворитам абсолютно любой гонки, но чаще всего уже после первой стрельбы он перестает быть интересен режиссерам. Когда же (вдруг) все чисто – норвежцу светит медаль. Прекрасен тот сезон, когда Андресен выбирается за 70% попаданий. По-прежнему оставаясь одним из быстрейших на трассе, он способен вытворять на стрельбище форменный трэш. Проблемы с глазомером сильно закоптили блеск таланта Фруде, однако завидная коллекция наград не позволит поставить его в один ряд с теми, кому вместо огневого рубежа лучше сразу намотать пяток штрафных кругов.

    Халвард Ханеволд

    Двукратный олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира. Выросло уже целое поколение болельщиков, которые просто не знают биатлона без Ханеволда. Сказать им, что Краб гонялся не всегда и когда-нибудь гоняться перестанет, то же самое, что шокировать русского ребенка заявлением, будто Деда Мороза не существует. Плечистый, поджарый Халвард – синоним долговечности и надежности. Его карьера обладает редкой для атлета такого уровня характеристикой – в ней нет пиков и спадов. Вообще. Годами он держит общий процент попадания в диапазоне «за восемьдесят» – «хорошо за восемьдесят» – «близко к девяноста», годами в общем зачете тотала он фланирует между одиннадцатым и четвертым местами, годами он привозит с крупных турниров одну-две медали.

    Пару-тройку сезонов после попадания в первую сборную, будучи уже достаточно зрелым, Халвард потратил на раскачку, с зимы-97/98 вышел на проектную мощность и с тех пор ни разу не сбоил. Без выдающихся скоростных данных, без яркой харизмы, он сполна использовал данные природой выносливость, усердие и меткость, выковав себе репутацию незаметного трудяги, с которым приходится считаться всем.

    Неслучайно важнейшими победами Ханеволда – в олимпийском Нагано и пять лет спустя на ЧМ в Ханты-Мансийске – стали «индивидуалки». Гонки, где редкий авантюрист доберется до призовой тройки, где не в чести разгильдяйство и где обычно побеждают «чернорабочие». То же самое с эстафетами, в которых Краб, снабженный дополнительными патронами, чувствует себя еще более комфортно и почти никогда не позволяет себе откровенно напортачить. Благодаря нему норвежские тренеры уже десятилетие не ведают забот как минимум по двум квартетным позициям.

    И все-таки Ханеволд уходит. Нынешний сезон станет финальным аккордом великого ветерана, давайте напоследок приглядимся к его привычной шапочке с наушниками и фирменной «крабьей» технике.

    Альтернатива: Йон Истад

    Трехкратный чемпион мира. Еще один представитель победоносного норвежского квартета второй половины 60-х. Чемпионат в немецком Гармиш-Партекирхене стал звездным часом коренастого норвежца. «Индивидуалку» он пронесся, не разбирая дороги и не считая промахи, коих между тем накапало четыре, а затем помог Норвегии впервые выиграть только что ставшую официальной эстафету. В следующие несколько лет Истад постоянно маячил в претендентах на что-то серьезное, однако личных медалей больше не взял.

    Уле Эйнар Бьорндален

    Пятикратный олимпийский чемпион, четырнадцатикратный чемпион мира, шестикратный обладатель Кубка мира. Человек-биатлон, владелец бесчисленного множества рекордов, объект преклонения миллионов, объект лютой ненависти сотен.

    Его эпичные, многолетние схватки с Рафаэлем Пуаре, Свеном Фишером, Михаэлем Грайсом – классика жанра. Его локальные стычки с Дефраном на Олимпиаде в Турине, со Свенсеном на ЧМ в Эстерсунде, с Чудовым на ЧМ в Пхенчхане – как highlights современного биатлона. Потому что он – Бьорндален, на котором сошелся таки клином белый свет. Иногда кажется, что у него просто нет другой жизни, кроме спорта. Даже скандалы вокруг него какие-то крайне спортивные – вспомнить хотя бы тот злополучный пасьют в Пхенчхане.

    Да, местами великий норвежец слегка рисуется, как вот сейчас с медитацией, но кому от этого скучнее?

    В длиннющем реестре медалей Бьорндалена одна – дороже остальных. Это его первое олимпийское золото, завоеванное в Нагано. Тот знаменитый спринт растянулся на два дня и включил в себя отнюдь не спринтерские двадцать километров и четыре стрельбы. Причем, как выяснилось, первая часть этого марафона не значила вообще ничего. Из-за кошмарной метели японские организаторы остановили гонку, и Бьорндалена, уже отстрелявшего свое и, словно на снегоходе, спешащего по сугробам к триумфу, тормознули вместе с ней. О том, что в подобных случаях происходит с психологией нормального спортсмена, может многое поведать (безо всякой охоты) белорус Александр Попов, в «первой попытке» лихо взобравшийся на пьедестал, а через сутки провалившийся в шестой десяток. Норвежец же на следующий день сделал первый толстенный намек, что он спортсмен ненормальный – ноль промахов и одна минута отрыва от второго места. «Тогда я разозлился, но уже через пять минут был готов к новой гонке», – с удовольствием вспоминает Уле Эйнар.

    Альтернатива: Эмиль Хегле Свенсен

    Трехкратный чемпион мира. Тот, кому прочат трон Короля, и тот, кто (по крайней мере, пока) выглядит достойным этого трона. Свенсен, воспитанный в том числе и самим Бьорндаленом, за последние пару сезонов ощутимо повзрослел и вроде бы избавился от ярлыка всего лишь подмастерья Уле Эйнара. Определяющим для молодого норвежца обещал стать прошлый сезон, но вмешалась нелепая и непонятная хворь. Теперь ключ к его карьере видится в нынешнем – олимпийском. Само по себе слабое выступление в Ванкувере не станет для Свенсена фатальным, однако с королевскими притязаниями придется повременить. Так что пора побеждать, Эмиль.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы