Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    9 декабря 2015 13:24
    Логово тигра
    Логово тигра

    Официальный блог хоккейного клуба «Амур»

    Теги КХЛ Аким Алиу Калгари НХЛ Амур

    Аким Алиу: «Первые коньки храню до сих пор»

    В первом большом интервью в России канадский универсал «тигров» рассказал о детстве в Киеве и Канаде, впечатлениях от КХЛ и своем прозвище.

    - Те первые коньки, которые тебе купил отец, помнишь их?

    - Конечно, очень хорошо помню. Они хранятся дома, в Торонто. Старые коньки Bauer, полностью черного цвета, даже «стакан».

    - Ты встал на коньки в десять лет, довольно поздно. Как вообще получилось, что захотел играть?

    - В Канаде все играют в хоккей, все мои друзья и знакомые в школе играли. Мне тоже захотелось попробовать. Я был маленький, не понимал, что это дорого, нужно много денег. А мы только приехали в Канаду, с деньгами было тяжело.  Мне просто хотелось играть.

    - Вы приехали с родителями в Канаду, тебе девять с половиной лет. Ты говорил по-английски?

    - Вообще не говорил, только по-русски. Первое время было трудно, но я очень быстро учился и уже через пару месяцев мог нормально общаться с другими детьми.

    - Ты пошел в обычную школу?

    - Да, это была простая канадская школа.

    - Помнишь первый день в новой школе?

    - Сам первый день - нет. Но я помню это время. Где-то полгода было тяжело. Но мне многие помогали, все люди вокруг. Даже в мою первую команду меня взяли просто так, хотя обычно нужно было платить деньги за то, чтобы тренироваться. Меня это очень поддерживало и я быстро учился. Через какое-то время стало понятно, что у меня получается.

    - Чем занимались тогда твои родители?

    - Им было сложнее, чем мне. Папа геолог, мама - бухгалтер. Но в Канаде они не могли работать по специальности. Поэтому папа пошел работать в пиццерию и делал пиццу, а потом развозил ее. Это была тяжелая работа. Родители делали все для того, чтобы мы с братом могли нормально жить и я мог играть.

     - Сколько было брату тогда? Ему было тяжелее, чем тебе?

    - Эдику было пятнадцать лет. Не думаю, что ему было тяжелее. Я более замкнутый, а он - очень общительный, открытый.

    - Как называлась та первая команда?

    - «Паркдейл Флеймс». Это команда района, где мы жили.

    - А потом ты сыграл за «Калгари Флеймс».

    - Действительно. Никогда не думал об этом. Ирония.

    - Ты провел уже семь игр в КХЛ. Что можешь сказать об игре в лиге?

    - Хоккей здесь отличается от североамериканского. Но качество игры - очень хорошее. В ОХЛ, это юношеская лига Канады, есть несколько клубов, которые играют на больших катках. И я сыграл две игры в Швеции. Поэтому небольшой опыт игры на таком льду есть.

    - Ты волновался перед первой игрой в КХЛ?

    - Честно говоря, не особо волнуюсь перед играми.

    - Все знают, что ты агрессивный игрок. Многие ожидали от тебя грубой игры, возможно, драк.

    - Я просто стараюсь играть в мой хоккей. И считаю себя чистым игроком. Да, мой стиль агрессивный, но у меня нет цели драться. Хотя, если мне что-то не нравится, я даю это понять соперникам.

    - В книге «Future Greats and Heartbreaks» есть глава о тебе. Из нее можно понять, что тебе не особенно нравится, когда кто-то поступает несправедливо.

    - Книгу я не читал. Но это так. Больше всего мне не нравится, когда игроки другой команды играют грубо или задирают игрока, зная, что он не станет отвечать. Меня это выводит из себя.

    - Ты быстро акклиматизировался в команде. Что помогло этому?

    - Русский язык. В Торонто большая русская диаспора. У родителей очень много русских друзей. Поэтому здесь я понимаю ребят, тренеров, а они - меня. Конечно, когда говорят быстро - я понимаю не все. Но меня здорово приняли, ребята помогают мне. «Амур» - хорошая команда. Оказаться в такой команде здорово.

    - Кто из партнеров помог тебе развиться как хоккеисту?

    - Мне повезло играть с ребятами, которые сейчас выступают в НХЛ. С Джоном Таваресом мы играли вместе в «Торонто Мальборос» и «Милтон Айсхокс». Я был совсем молодой, когда меня поставили в звено с Джеромом Игинлой и Майком Камммалери. Смотрел на них и старался учиться. Не только у них, но у всех партнеров по команде. Но не могу сказать, что хотел быть как они. Я всегда хотел быть собой, играть так, как считаю нужным для себя.

    - Твои ассоциации о России до прибытия в Хабаровск?

    - Затрудняюсь ответить. Но приехать в Россию не было шоком для меня. Мама и папа много рассказывали о России и Украине. К тому же я хорошо помню свое детство в Киеве. Да, тут все новое, но так с любым местом, где ты не был раньше.

    - В будущем тебя будут спрашивать о твоей жизни и работе здесь. Что ты будешь рассказывать?

    - О людях. Я сталкиваюсь здесь только с хорошими людьми. И о погоде. Вот сегодня идет такой сильный снег, я такого раньше не видел. Даже когда играл за команду из города Садбери. Там тоже было снежно, но не так.

    - Ты жил в Киеве в детстве. Есть ли что-то общее у той жизни в Киеве и теперешней, в Хабаровске?

    - Может, жилые дома. Вообще, многое напоминает. Так как я хорошо помню свое детство, то постоянно сталкиваюсь с чем-то знакомым.

    - У тебя появилось что-то любимое из русской кухни?

    - О, дома мама постоянно готовит такую еду, поэтому никакой разницы я не заметил. Мне нравится.

    - Если следить за тобой на льду, то можно увидеть, что получив шайбу за нашими воротами, ты не сразу отдаешь пас, а обычно начинаешь движение с шайбой по центру сам. Сразу начинаешь атаку. Для КХЛ это не очень типично.

    - Это то, как меня учили играть в Канаде. Ведь если есть возможность обмануть чужого нападающего, «отрезать» его, это создает преимущество в чужой зоне. Практически «пять на четыре».

    - Люди в России удивляются, когда ты начинаешь с ними говорить по-русски? Тебя это забавляет?

    - Конечно, еще как! Не думаю, что они видели много чернокожих ребят, которые говорят с ними на одном языке. То же самое с моим папой. Только папа говорит намного лучше меня. И здесь люди не ожидают, что я заговорю с ними по-русски. Не могу сказать, что меня это забавляет. Я к этому привык.

    - Какая музыка тебе нравится?

    - Я слушаю много хип-хопа, рэпа, R&B - Дрейк, Уикнд, Future.

     

    - У тебя много татуировок. У всех есть значение?

    - Да, все татуировки касаются моей семьи. Имена родителей, Эдика, дедушки - его зовут Михайло Хребет, ему уже 83 года, мы с ним очень близки. Я попросил их написать их имена своей рукой, а потом мастер сделал по эскизу татуировки. Есть татуировка ангела, она посвящена моему дяде, он, к сожалению, умер. Птицы символизируют моих родителей. На запястьях надписи «Вера» и «Семья» на английском. И есть цитаты из Библии – «Be joyful in hope, patient in affliction, faithful in prayer» («Радуйтесь в надежде, будьте терпеливы в страданиях, постоянны в молитве» - прим.), это из Послания к Римлянам. И еще «It came to pass». Сложно перевести точно, но смысл в том, что все проходит, и хорошее и плохое.

    - Ты очень привязан к семье.

    - Да. Я постоянно о них помню. Вообще, у меня всегда четыре клюшки. Я высокий и чтобы удлинить клюшку, приходится использовать вставку из дерева. И на каждой вставке есть своя надпись – «Ma», «Pa», «Ed» и «Ded». Если я сыграл хорошо - беру эту клюшку на следующую игру. Если клюшка сломалась, достаю вставку и ставлю в следующую клюшку. Это мой ритуал.

    - У тебя есть прозвище – «Dreamer»? Откуда оно взялось?

    - Так меня стали называть ребята в молодежной команде. Был такой баскетболист Хаким Оладжувон. Он легенда. И родился в Нигерии, как и я. И у него было прозвище «Hakeem The Dream». А парни стали называть меня «Akim The Dream» или «Dreamer». И однажды менеджер по экипировке заказывал клюшки для команды. Мне было пятнадцать или шестнадцать лет, уже можно было наносить фамилии на них. Для меня он заказал клюшки с надписью «Dreamer». Я решил не менять это и сам всегда заказываю ту же надпись.

    - Что тебе показалось самым странным в хоккее КХЛ?

    - Меня удивляет и не очень нравится, когда игроки лежат на льду по пять минут после силового. В Канаде учат, что даже если у тебя что-то сломано, то нужно ползти к скамейке. Как хочешь. Понятно, бывает больно, но нужно сразу убираться со льда.

     

    Впервые интервью было опубликовано в журнале «PRO Хоккей»

    ***

    Следить за информацией о клубе и команде можно в наших соцсетях:

                   

    Автор 
    РЕЙТИНГ +31

    Свежие записи в блоге

    18 ноября 14:14
    Теему Рамстедт: «Я наслаждаюсь каждым днем в «Амуре»

    25 августа 13:56
    Открытие сезона

    29 июля 11:18
    Больше тигров

    27 июля 09:26
    «Тигры» отвечают на ваши вопросы

    14 января 15:21
    Вратарь-тренер и вратарь-игрок

    9 декабря 2015 13:24
    Аким Алиу: «Первые коньки храню до сих пор»

    12 ноября 2015 14:15
    Новая маска Печурского. Тигр и Бамблби

    29 октября 2015 15:47
    Томаш Зогорна: «Нужно быть благодарным за то, что имеешь»

    10 октября 2015 07:14
    Ветер перемен

    7 сентября 2015 13:27
    Нажми на кнопку. Как «Платинум Арена» подготовилась к новому сезону

    Сегодня родились

    ЛУЧШИЕ МАТЕРИАЛЫ

    Хоккей
    Хоккей
    Команда, которая никому не нужна

    Азиатский прорыв пока не получается. | 92

    Хоккей
    Хоккей
    Кто пришел на смену Кросби и Овечкину

    Главный спор хоккея будущего. | 92

    Хоккей
    Хоккей
    10 главных мифов о современной НХЛ

    Разрушаем легенды. | 99

    Хоккей
    Хоккей
    Игорь, который не пропускает

    Он пришел из «Спартака», и его обожают в Питере. | 43

    Бокс/MMA/UFC
    Бокс/MMA/UFC
    «Когда после моего удара человек корчится, это кайф». Самый эпатажный российский боксер заканчивает карьеру

    Илья Рольгейзер вспоминает суровое сибирское детство, набитых на теле врагов и книги Кастанеды. | 57

    Яндекс.Метрика