Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    След на траве

    Александр Кержаков покинул Севилью полтора месяца назад. Однако «Рамон Санчес Писхуан» о нем не забыл. Российские флаги на трибунах стадиона, воспоминания местных болельщиков о форварде и мнение тренера Маноло Хименеса – корреспондент Sports.ru побывал в столице Андалусии и взглянул на севильскую историю Кержакова глазами испанцев.

    Александр Кержаков на севильском газоне
    Александр Кержаков на севильском газоне

    В последние минуты матча «Севилья» – «Вильярреал» в воздухе материализуется аромат гола. Хозяева ведут 1:0, но 40 000 человек на «Рамон Санчес Писхуан» понимают: либо «субмарина» всплывет, отыгравшись, либо ляжет на дно, получив решающую пробоину. И на 87-й минуте стадион переживает синусоиду эмоций. Сперва – овация арбитру Пересу Ласе, который назначает пенальти в ворота «Вильярреала», затем тишина в ожидании удара Кануте и, наконец, взрыв севильского счастья. 2:0 – и успех гарантирован.

    На фанатской трибуне, расположенной слева от скамеек запасных, победоносно звучат барабаны и реют флаги – «Севильи», Андалусии, Испании и… четыре российских триколора. Александра Кержакова нет в городе уже с зимы, но символы любви и уважения к нападающему не исчезают. Так же, как невозможно содрать со стены клубного магазина огромный плакат, на котором «севильиста» радуются победе в Кубке Испании. На нем улыбающийся Кержаков среди сияющих лиц партнеров, чуть левее трофея. Эти фотообои можно будет заменить на другие, добившись следующего триумфа. Но когда он случится?

    «Мы чувствовали, что Кержаков хочет уехать», – говорит болельщик «Севильи»

    О любви и уважении болельщиков к Александру можно говорить без преувеличения. Ни один человек из тех, с кем довелось общаться в Севилье, не воротил носа при упоминании фамилии «Кхерсахов». Мужчина средних лет по имени Сесар, обвязанный шарфом «Севильи», с удовольствием вспоминает:

    – Алехандро! Конечно, помню!... Его здесь очень любили. Хороший парень, хороший футболист…

    А более молодой болельщик «Севильи», Антонио, называет Кержакова не просто «хорошим», а «очень, очень, очень сильным игроком». В России не станут так отзываться о каком-нибудь легионере, полгода игравшем, а полгода сидевшем в запасе. Но рядом с искренней любовью стоят и другие чувства. Тот же Сесар с придыханием в голосе говорит:

    – Хуанде Рамос? Великий тренер! Мы взяли с ним пять титулов.

    Однако буквально в следующей фразе клеймит нынешнего жителя Лондона:

    – Он предал «Севилью». Мы все понимаем, что наша жизнь – это деньги. Но Рамос не должен был покидать нас по ходу сезона.

    «Мне кажется, что супруга Александра не привыкла к жизни в Севилье», – считает сотрудник пресс-службы

    То же самое и с Кержаковым. Мой новый приятель Антонио, только что восхищавшийся игровыми качествами форварда, через десять секунд объявляет:

    – С конца ноября Александр мысленно был где-то в другом месте. Он не сумел здесь адаптироваться, и мы чувствовали, что он хочет уехать.

    Сотрудник пресс-службы «Севильи» Рафаэль встречает меня перед входом в пресс-центр. Когда речь заходит о Кержакове, он подчеркивает, что не может высказывать официальную позицию клуба:

    – Если же вас интересует мое личное мнение, могу открыть секрет: мне кажется, проблема заключалась в том, что супруга Александра не привыкла к жизни в Севилье.

    Признание отчасти шокирует – в родном для Кержакова Петербурге люди уверены в обратном: если уж кто в семье футболиста и был против отъезда из Испании, то как раз его жена.

    – Ну, не знаю… Я не утверждаю, а лишь предполагаю, – отвечает Рафаэль. – В любом случае, Александр не оправдал доверия клуба. Хотя мог бы. «Севилья» рассчитывала на него, но нападающий предпочел уйти. Разумеется, свою роль сыграл и чемпионат Европы, на котором Кержаков мечтает сыграть. Получив достойное предложение от московского «Динамо», клуб согласился его отпустить. Мы не можем закрывать двери для тех, кто хочет нас покинуть.

    «Я видел, что в «Севилье» Кержакову грустно», – сообщает Маноло Хименес

    На следующий день после матча с «Вильярреалом» у «Севильи» традиционная тренировка. Подъехав к клубной базе, вижу Диего Капеля, который своей особенной походкой, чуть сгорбившись, плетется к раздевалке. Десяток журналистов здороваются с молодым дарованием, но с вопросами не набрасываются. Никто не трогает и Кануте, хромающего на опухшую ногу, и Хесуса Наваса, прохаживающегося туда-сюда.

    Коллеги ждут пресс-конференции воспитателя местной кантеры Давида Прието. Моя же цель – разговор с главным тренером «Севильи» Мануэлем Хименесем. Через некоторое время мы присаживаемся на первом ряду трибуны здешнего стадиончика и наставник рассказывает о том, почему же Кержаков практически не появлялся на поле в последние месяцы:

    – Мне действительно очень жаль, что Кержаков уехал. Александр молод, быстр, техничен. Но я видел, что в «Севилье» ему грустно. Он нормально тренировался, выполнял все требования, но стремления пройти в основной состав я у него не заметил.

    В интонациях моего собеседника нет и намека на обиду. Слова «не стремился в состав» не оставят пятна на репутации форварда. У кого-то получается, у кого-то – нет; кто-то забивает, кто-то промахивается. А жизнь продолжается. И под жарким севильским солнцем, и под моросящим московским дождем. И на «Рамон Санчес Писхуан», и в Петровском парке.

    Александр Лукьянов – корреспондент газеты «Спорт день за днем».
    Автор благодарит переводчика Марию Пищик за помощь в организации репортажа.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы