Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Одного таланта не хватает

    Германия, в последние десятилетия активно внедрявшая гоночные таланты в «Формулу-1», в сезоне-2010 лишится одного из своих постоянных пилотов Гран-при. Уроженец Менхенгладбаха Ник Хайдфельд пусть и возвращается к сотрудничеству с «Мерседесом», готовится наблюдать за своими соотечественниками-напарниками в лучшем случае с командного мостика. Карьерный путь и перспективы одного из самых недооцененных пилотов последних лет – в материале Sports.ru.

    Одного таланта не хватает
    Одного таланта не хватает

    С момента начала работы тест-пилотом в «Макларене» в 1998 году чемпиона «Формулы-3000» Хайдфельда хвалили за техническую грамотность и умение работать над доводкой машины. Однако предложить ему место боевого гонщика в Уокинге не смогли – «Мерседес» никогда не имел серьезного влияния на Рона Денниса при выборе пилотов, да и менять состав успешно справлявшейся со своими задачами пары Хаккинен-Култхард смысла не было. Опыт, выросшая репутация и надежда на покровительство немецкого концерна – вот и все, что смог вынести из «Макларена» молодой гонщик.

    Еще во время работы тест-пилотом в «Макларене» Хайдфельда хвалили за умение работать над доводкой машины

    После первого блина комом в «Просте» в 2001 году Ник перешел в «Заубер», где вместе с новичком Кими Райкконеном провел потрясающий для конюшни средней руки чемпионат. Однако в глазах публики достижения немца остались в тени более молодого напарника: несмотря на то, что болид C20 швейцарской конюшни был новым для обоих гонщиков, отсутствие опыта пилотирования машины «Формулы-1» делало хорошие выступления Кими более значимыми для общественности. По итогам чемпионата Ник оказался ненамного, но выше напарника, завоевал единственный для команды подиум в сезоне, но, как известно, так и остался в «Заубере», в то время как финн пошел на повышение. По ходу сезона-2001 менеджеры Кими действовали более чем грамотно – активно подкармливали прессу слухами о переходе Райкконена в «Феррари» и не забывали вести переговоры с «Маклареном». В самой же конюшне из Уокинга слово Мики Хаккинена для Рона Денниса оказалось сильнее мнения руководителей «Мерседеса». Так тихоня Ник получил урок: обогнать напарника в чемпионате – еще не значит опередить его в борьбе за место в команде.

    Дальше – хуже. «Заубер», практически не работавший в аэродинамической трубе, стал все реже бороться за очки и доказать что-то руководителям топ-команд Хайдфельд просто не мог. Когда же швейцарская конюшня договорилась с «Феррари» о более тесном сотрудничестве, места в коллективе «старожилу» не нашлось – ему на смену пришли Масса (битый немцем в 2002-м) и Физикелла. Нику удалось остаться в «Формуле-1» в умирающем «Джордане», но через год карьера вновь повисла на волоске. Но все же переломный момент наступил во время межсезонных тестов за «Уильямс», когда Ник впечатлил своей работой коллектив конюшни из Гроува и их баварских коллег.

    Тихоня Ник получил урок: обогнать напарника в чемпионате – еще не значит опередить его в борьбе за место в команде

    В сезоне-2005 в «Уильямсе» главной звездой считался Марк Уэббер, однако австралийцу ничего не оставалось, кроме поиска оправданий – он чаще лучше смотрелся в квалификациях, но в гонках успехов регулярнее добивался его напарник Хайдфельд. Когда же Марк заработал первый подиум, финишировав третьим в Монако, выражение лица австралийца не говорило о большой радости – Ник и тут опередил его, поднявшись на ступеньку выше. Кроме того, на Гран-при Европы Хайдфельд заработал свою первую и пока единственную в карьере поул-позицию – не так уж и плохо для парня, который годом ранее мог покинуть «Формулу-1», и этого никто бы и не заметил.

    В «БМВ-Заубере», куда баварские мотористы, собиравшиеся строить собственную конюшню, прихватили Ника с собой, за четыре сезона немец трижды по очкам опережал своих напарников, но единственный неудачный год пришелся на тот момент, когда конюшня начала борьбу за подиумы и победы. Технические особенности болида F1.08 и его работа с покрышками «Бриджстоун» не позволяли аккуратисту Хайдфельду, бережно обращающемуся с резиной, добиваться успехов на одном быстром круге. Ник регулярно уступал любителю действовать рулем агрессивно Роберту Кубице в квалификациях, что отражалось и на гоночных результатах. Широкая публика была уверена в том, что просто талант поляка оказался выше таланта немца, но, как всегда, уровень мастерства спортсмена порой очень трудно определить. Хайдфельд не мог использовать потенциал машины на все 100 процентов в сухую погоду, но добирал свое в дождевых гонках, где требовались правильные стратегические решения и такие специфические факторы, как умение довести машину до финиша на сликах на мокрой трассе – вторые места в сезоне-2008 в Великобритании и Бельгии – яркие тому подтверждения.

    О победе Кубицы в Канаде в свое время было сказано многое, но неизвестно, как бы сложилось окончание той гонки, если бы команда не приняла решение попросить Ника пропустить более легкий болид Роберта. Возможно, в таком случае, именно немец выиграл бы гонку в Монреале, но «БМВ-Заубер» мог лишиться дубля. Да и победа Кубицы с точки зрения борьбы за чемпионский титул выглядела для команды более логичным завершением Гран-при.

    Скромного в «Формуле-1» обзовут незаметным, умного – скучным, правильного – серым

    Карьера Ника лишний раз подтверждает, что победителями в «Формуле-1» становятся пробивные и напористые парни, настоящие эгоисты. Скромного здесь обзовут незаметным, умного – скучным, правильного – серым. Хайдфельд и его менеджеры (а они по ходу дела менялись) так и не научились главному – рекламировать себя. В итоге случилось так, что, несмотря на неплохие выступления, Ник так и не добился ни побед, ни возможности как-то влиять на трансферный рынок. В 2009 году Хайдфельд терпеливо ждал у моря погоды – когда же «Мерседес» определится со своим будущим и будущими пилотами. В то же время расторопные конкуренты столбили места в других конюшнях.

    Впрочем, выбор стать тест-пилотом «Мерседеса» уже сделан, и теперь самое время оценить перспективы такого шага.

    Многим, пожалуй, самым реалистичным кажется вариант, согласно которому Ник Хайдфельд так и останется штатным испытателем команды, человеком, который не покинет группу гонщиков, проведших наибольшее число Гран-при без побед. Ведь в «Мерседесе» уже есть пара пилотов такой же национальности, с большим опытом и разницей в возрасте, и в отсутствие каких-то форс-мажорных обстоятельств менять одного из них на Хайдфельда нет смысла.

    Гораздо веселее смотрится другое развитие событий: Ник и «Мерседес» точно знают, что может произойти через год. Речь не только о возможном уходе Михаэля Шумахера из «Формулы-1», а, например, о прощании с коллективом Нико Росберга, которому явно не захочется быть вторым номером при семикратном. В таком случае вместо Нико могут поставить Ника, и все будут довольны.

    Если Росбергу не захочется быть вторым номером при семикратном, вместо него могут поставить Ника, и все будут довольны

    Есть и третий вариант, согласно которому Хайдфельд подписал контракт с «Мерседесом» от безысходности, чтобы не потеряться, и напоминать о себе «Формуле-1» в конюшне, к которой приковано пристальное внимание прессы и общественности. А через годик вновь попытать счастья в поисках места в одной из команд.

    Можно даже предположить, что любая из трех версий продолжения истории может смешаться с другой, но из любой из них складывается вывод, что Ник поставил себя в зависимое положение от обстоятельств и обязательств других людей. Заставить говорить о себе очень сложно, если по ходу сезона пилот не будет работать за рулем болида.

    Есть во всем этом какая-то усмешка фортуны, когда гонщик, умеющий бережно работать техникой и шинами, сохранять их рабочие кондиции на тяжело заправленной машине, уйдет в запас именно тогда, когда его таланты обязательно бы пригодились.

    Но одного таланта для достижения успеха не всегда достаточно…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы