Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Александр Пережогин: «Автограф у Михалева не взял. Но возьму»

    Чемпион мира Александр Пережогин в интервью корреспондентам Sports.ru Алексею Шевченко и Александру Лютикову дал понять, что пока не определился со своим будущим, сказал, что не скучает, но думает о «Монреале», и вспомнил вспышки прошедшего сезона в «Салавате»: игру с температурой 38, отставку Михалева и драку Свитов – Емелин.

    Александр Пережогин: «Автограф у Михалева не взял. Но возьму»
    Александр Пережогин: «Автограф у Михалева не взял. Но возьму»

    Думаю о «Монреале»

    – Прошло уже два года после вашего отъезда из-за океана. Скучаете?

    – Скучаю – неправильное слово. Это там я скучал по России. Лучше так – я думаю о Монреале.

    – Вернетесь туда?

    – Есть такие варианты. Будем думать.

    «Я слежу за новостями из «Монреаля», насколько это возможно»

    – Нет ощущения, что там уже не ждут?

    – Я разговаривал с агентом, понял, что есть заинтересованность – но пока без конкретики.

    – Там столько веселого происходит. Белорусы дерутся между собой, Костицыных обвиняют в том, что они с мафиози дружат. Вы лично знакомы, кстати, с этим мафиози?

    – Нет.

    – Точно?

    – Да точно. Я слежу за новостями из «Монреаля», насколько это возможно. Знаю, что у Ковалева и Маркова хорошая статистика. Видел, как Грабовский нанес травму Маркову. Знаю, что тренера сняли – и там сейчас генменеджер Боб Гейни сам тренирует. Мне нравилось с ним работать. Плохо ничего не скажу.

    – Сейчас в антикризисный фонд игроки НХЛ отчисляют по 20 процентов.

    – Сейчас кризис во всем мире, нет ничего удивительного.

    – Плюс налог – в итоге в никуда уходят больше 60 процентов от зарплаты.

    – Так я же еще не уехал, зачем вы меня спрашиваете?

    – Но это ведь наверняка удерживает от возвращения туда.

    – Я не думаю, что это будет главным фактором. Посмотрим. Вы меня вынуждаете просто сейчас объяснять решения, которых я еще не принял. Это довольно сложно.

    Уфа была заинтересована больше, чем Омск

    – Антикризисное соглашение профсоюза с лигой изучили? Теперь ведь сложно уходить из клуба.

    – Так я никуда еще не ухожу. Никаких движений по подписанию контракту я не делал. Не хочу торопиться. Надо очень трепетно подойти к этому вопросу, потому что этот шаг будет очень важным для моей карьеры. Это должен быть шаг вперед.

    – Всем казалось, что возвращение из «Монреаля» сюда – это как раз шаг назад.

    – Ну, может, он и был шагом назад изначально, но пошел мне на пользу. Я нашел свой хоккей, много играю, чемпионат России и мира выиграл. И здесь не в деньгах дело, мне нужно было найти свою игру. В «Монреале» здорово было, но на льду я там проводил меньше, чем в Уфе.

    – Когда вы вернулись в 2007-м, первым вариантом был Омск. Почему же вы в итоге оказались в «Салавате»?

    – Уфа была больше заинтересована, чем Омск. Вот и все дела.

    – Правда, что еще до этого, в 2004-м, «Авангард» предложил вам съездить на сбор за свой счет?

    – Правда.

    – А вы пошли в московское «Динамо», много забивали в предсезонке – и «Авангард» вас оттуда вынужден был выкупать.

    – Да, это был очень интересный момент. Сейчас смешно, а тогда было не очень.

    С температурой 38

    – Почему «Салават» так рано завершил сезон?

    – Мне сложно сказать. Коллектив – был. Был и результат в течение сезона. Но какие-то недочеты накладывались, накладывались, накладывались друг на друга. Плюс мы и в Лиге чемпионов, и в регулярке. Может, свежести не хватило, эмоций.

    – Правда, что вы в плей-офф с температурой против «Авангарда» играли?

    – Да, 38 было. Не только я болел. Мы на друг на друга перед игрой посмотрели, решили: играем. Мед, чай – и вперед. Состояние было не очень, конечно. Потом вылетели – и я загрипповал сильно.

    – Удивлены были, когда Сергея Михалева сняли?

    – Конечно. Но я не знаю, что тут комментировать. Сняли и сняли. Тренерская судьба такая.

    – Но все произошло так быстро. Еще вчера он был национальным героем башкирского народа. Книжки писал. А только команда вылетела в первом раунде, как остался безработным.

    – Я же его не снимал. Это руководство так решило.

    – Книжку его прочитали?

    – Только фотографии рассматривал.

    – И как?

    – Смешные.

    – Сергей Михалев не предлагал почитать книжку? Например, вместо тренировки.

    – Так мы читали иногда, но не вместо тренировок и не вслух. Михалев всем подарил по экземпляру. У меня теперь она дома стоит. Автограф вот не взял. Но возьму.

    За драки на двусторонках не штрафуют

    – Михалев – первый тренер, которого уволили при вас?

    – Первый. А, нет – второй. Или первый? Нет, точно второй. В «Монреале» при мне уволили Клода Жюльена. Но я тогда в фарм-клубе играл, так что не считается, наверное.

    – Не удивлялись, когда приезжали легионеры типа Стива Маккарти, которые потом неизвестно куда пропадали.

    – Вы знаете, Россия – довольно специфическая страна, в которой очень трудно адаптироваться. Стиву этого и не хватило. Да просто не попал в струю. И по-русски он не разговаривал. у нас есть ребята, знающие английский, помогали во всем

    – Не приняли его?

    – Все вроде нормально было. Но он себя не реализовал. Бывает такое, Маккарти не первый и не последний.

    – Мы часто читаем, что за океаном на тренировке партнеры подрались друг с другом. В России такое бывает?

    – Конечно, бывает. Но у нас в этом году такого не случалось. Драки случаются обычно на двусторонках, а у нас сезон к двусторонкам не располагал: чаще всего мы занимались восстановлением, ведь матчи шли слишком часто. Но даже если бы и случались – в этих боях нет ничего страшного. Некоторые тренеры, наоборот, рады, когда такое происходит. В командах за это не штрафуют. Это за драки в игре может серьезно лига наказать. Насколько я понимаю, Свитов пострадал за бой с Емелиным.

    – Страшный эпизод был. Вы видели?

    – Смотрел отрывки. Но мне не привыкать. Я же со Свитовым вместе играл в «Гамильтоне». Там многого насмотрелся. Кости он, правда, никому не ломал, но соперников бил знатно. Я вообще считаю, что большой плюс российскому хоккею за то, что у нас есть такие, как Александр Свитов. Только не разбирающийся в хоккее человек может сказать, что Сашино амплуа – тафгай. Он здорово играет в хоккей, но способен врезать, если есть за что.. Не понимаю, в чем вина Свитова в том эпизоде. Он просто сильнее Емелина – может, это всех так возмутило.

    Мозг Примо

    – У вас в «Монреале» было столкновение со знаменитым Китом Примо. Помните?

    – Да. Но там было все случайно. Была очень быстрая атака на ворота «Филадельфии», я на всей скорости ехал на ворота, но тут мы потеряли шайбу, Кит Примо стал разворачиваться и попал под меня. В тот момент у меня была большая скорость, я даже не успевал увернуться.

    – Он затылком ударился?

    – Плохо помню. Но после того силового приема даже драки на площадке не возникло, все понимали, что это был случайный момент. С моей стороны агрессии не было, я пытался уйти от столкновения.

    – Слышали, что теперь Примо завещал свой мозг для исследований?

    – Ладно вам.

    «Уверен, что рано или поздно мы придем к американским стандартам в организационных вопросах»

    – Серьезно.

    – Я знаю, что он долго не играл, но то, что он завещал свой мозг для меня новость.

    – Когда об Америке говорите, у вас даже взгляд зажигается. Все-таки скучаете?

    – Ну да. Негатив присутствовал, но положительного все равно больше.

    – Вспоминаете, когда баулы в России таскаете?

    – Это не самое страшное. Кстати, уверен, что рано или поздно мы придем к американским стандартам в организационных вопросах. Уже сейчас позитивных изменений очень много. Появилась новая арена, там есть ложи для жен, рестораны. Условия в поездках стали гораздо лучше. Обслуживающий персонал меняется, а тех, кто не хочет меняться, меняют.

    – Запутано как. Но вот Константину Кольцову так и не помогли сделать визу для жены, которая является гражданкой США.

    – Не говорю же, что все идеально. Но позитивные изменения все равно есть. Рано или поздно ему помогут с визой.

    – У вас не болит голова от Александра Радулова? Вы с ним целый сезон провели, сейчас еще и в сборной. Он очень шумный и веселый.

    – Конечно, в раздевалке только его и слышно, но я не жалуюсь.

    – Как вы думаете, все поняли, что он сделал правильный шаг, вернувшись в Россию?

    – Да. Я точно так же поступил. Ну, почти. У меня контракт с «Монреалем» закончился.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы