Загрузить фотографиюОчиститьИскать
    Блог La Strada

    «С первого дня Карпин был против меня». Главный тренер недели

    Денис Романцов – о секретах Унаи Эмери

    Федуну его посоветовал спортивный директор «Спартака» Дмитрий Попов, игравший с Унаи в «Толедо». Почему именно Эмери? Три года подряд с так себе составом финишировал сразу за «Барсой» с «Реалом», одержим атакующим футболом и заграничной карьерой – то, что нужно «Спартаку». «С самого первого дня гендиректор Карпин был против моего присутствия в клубе, потому что сам хотел тренировать «Спартак», – признался Эмери в книге французского журналиста Ромэна Молины El Maestro. Когда стало известно о назначении Унаи в «Спартак», ему написала журналистка Евгения Лариошкина, жившая в Стране Басков. Она вызвалась помочь Эмери в изучении русского и стала заниматься с ним несколько раз в неделю. Унаи освоил футбольные термины, но в остальном особо не продвинулся и со временем переключился на изучение английского, который понимало большинство основных игроков.

    Дмитрий Попов предупреждал Эмери: «Ты потеряешь контроль над командой, если не будешь жесток». Когда двух иностранных игроков «Спартака» заметили в отеле с девушками во время подготовки к матчу, Эмери не оштрафовал их, а ограничился беседой – и об этом быстро узнала вся команда. В начале ноября «Спартак» вылетал на матч в Самару, но в аэропорту выяснилось, что один из игроков забыл паспорт. Администраторы быстро уладили проблему и провели футболиста в самолет, но Эмери все равно ворчал: «Если ты забываешь паспорт – значит, не думаешь о команде. Это неуважение ко всем нам». В Самаре «Спартак» выиграл 5:0, через три дня приехал в аэропорт, чтобы лететь на матч с «Бенфикой», и в тот раз паспорт забыл сам Эмери. На международные рейсы влияние администраторов не простиралось, поэтому всей команде пришлось ждать три часа, пока привезут паспорт тренера. «Спартак» выиграл только один матч из следующих пяти.

    «После поражения от «Динамо» Карпин объявил о моем увольнении журналистам, а те в ответ аплодировали – это просто нереально! – сказал Эмери Ромэну Молине. – С одной стороны был Карпин, который делал все, чтобы испортить мне жизнь (однажды он устроил собрание, где набросился на мой штаб), с другой Дзюба – сев в запас, он настраивал против меня других игроков и журналистов, с которыми охотно общался и сильно влиял на их мнение».

    Покинув Москву, Эмери вернулся в родной город, как всегда делал после жестоких поражений (например, 3:6 от «Реала», когда он признался, что будет отсыпаться три дня), и первым делом зашел в ресторан Kailuze. Шеф-повар Елена Салданья приготовила его любимое блюдо – отварной хек с чесноком, петрушкой и оливковым маслом. «Когда солнце выглядывает после дождя – это замечательно. Оно подчеркивает красоту моря и гор, которые окружают нас в Фуэнтеррабии», – говорил Унаи о родном крае в кулинарном шоу «No es para Pais Sosos». Его дедушка играл левого защитника в местной команде «Реал Унион». Антонио Эмери был невысок, 170 см, его называли Птичкой, но, когда заболел первый вратарь Мугуруса, Антонио занял его место и достиг с командой финала Кубка Испании 1924 года, где обыграл мадридский «Реал» 1:0. На пути Антонио Эмери в сборную Испании встал тогдашний закон (помешало то, что его отец – француз), но он и так вошел в историю: через пять лет после кубкового финала пропустил первый мяч первого чемпионата Испании – от Хосе Прата из «Эспаньола», который других голов в том году и не забивал. Сын Антонио тоже стал вратарем, а внук – левым полузащитником.

    Тренер Унаи в молодежке «Реал Сосьедада» Микель Этчарри вспоминал, что Эмери был слишком хрупок – кожа да кости: «Я каждый раз боялся, что Унаи сломают пополам, но однажды выпустил его на второй тайм товарищеской игры с «Фиорентиной» и он забил, – рассказал Этчарри в интервью баскскому телевидению ETB SAT. – Я так хорошо это запомнил, потому что больше за мою команду он не забивал». В мае 1996-го новый тренер «Реал Сосьедада» Хавьер Ирурета выпустил Эмери вместо де Педро (еще раньше Валерий Карпин заменил травмированного Альгуасиля) в матче с «Альбасете» при счете 4:1, Эмери забил пятый гол своей команды, выиграли 8:1, румын Крайовяну, сделавший хет-трик, взял мяч на память, но в раздевалке пристал Унаи: «Пожалуйста, подари его мне». Это был единственный гол Эмери в главной лиге Испании. Через несколько недель он покинул «Реал Сосьедад», из-за хронической травмы колена проиграв конкуренцию Хави де Педро, будущему левому вингеру сборной Испании.

    Перед рождеством 2004 года 27-летний спортивный директор «Лорки» Педро Реверте сидел в кабинете президента, Антонио Баньоса Альбасете. Дальше-то что? Мечтали о повышении, а теперь бы не вылететь. Тренер Кике Яге безнадежно старомоден, но кого еще заманишь в третью лигу? Неожиданно Педро Реверте предложил: тренером будет Эмери! «Что за бред? Почему он?» – удивился президент. – «Он получил тренерский диплом, когда играл в Галисии. Тайно совался на занятия «Реала» и «Атлетико», чтобы понаблюдать за их тренерами. А у нас, пропуская игры из-за травм, он сидел рядом со мной и толково разбирал все, что творилось на поле». Вызвали Унаи в кабинет. «Ты не сильно испугаешься, если я назначу тебя тренером?» – осторожно спросил президент. – «Нет. Если хотите, я буду тренером», – ответил Эмери. Вернувшись с новогодних каникул, игроки «Лорки» здорово удивились, узнав, что один из них стал главным тренером. Еще сильнее удивились, когда узнали: став тренером, Эмери захотел в последний раз выйти на поле, хотя пропустил первый круг из-за проблем с коленом. «Если колено заболит на первых минутах, тебе придется признаться в этом тренеру», – услышал Эмери от защитника Хави Моро.

    Открыв книгу Терри Орлика «Ментальная тренировка», он не заметил, как пролетели четыреста километров до Эсихи – города, который называют сковородой Андалусии. В Эсихе «Лорка» выиграла 3:0 (ради победы Эмери посадил в запас своего друга, полузащитника Хаби Санчеса, из-за чего тот обижается до сих пор), за несколько месяцев поднялась на пятое место, на одно очко отставая от «Марбельи», шедшей четвертой, но в последнем туре «Марбелья» внезапно проиграла 0:4, а «Лорка» разнесла ту же «Эсиху» 6:0, стала самой результативной командой своего дивизиона и пробилась в переходный турнир за выход во вторую лигу, где в финале столкнулась с «Реалом Унионом» – командой, с которой дед Эмери дважды выигрывал Кубок Испании. Финал состоял из двух матчей, дома «Лорка» проиграла 1:2, и Эмери устроил команде тренировку на пляже, а после – процитировал Федерико Гарсию Лорку: «Самое ужасное из всех чувств – это ощущение, что надежда умерла». Отец Унаи Хуан не смог досмотреть ответную игру и ушел со стадиона, когда его родная команда пропустила второй мяч от команды его сына. Пропустив за несколько минут до конца основного времени, «Лорка» забила в овертайме и поднялась во вторую лигу.

    Трансфер бюджет «Лорки» составил шестьдесят тысяч евро, осилили только аренду аргентинского форварда Факундо Савы из «Фулхэма» (причем 80 процентов зарплаты ему продолжали платить англичане), но Эмери хватило и игроков третьей лиги, чтобы во второй взметнуться на пятое место. После побед он давал игрокам два выходных и вел их в бар, где выпивал со всеми кружку пива и исчезал, говоря на прощание: «Отдохните сегодня как следует, завтра будем убиваться на тренировке». В «Лорке» Факундо Сава не только забил семь мячей (на один больше, чем за два года в «Фулхэме»), но и стал консультантом Эмери в вопросах психологии, которую изучал в Ла-Плате. «Настоящая красота кроется в футболе, а не в окружающих его автомобилях и женщинах, – сказал Эмери в интервью AS. – Футбол должен быть в радость. Я эгоистичен, и хочу, чтобы мои игроки радовали меня не только как тренера, но и как зрителя». «Лорке» не хватило пяти очков для подъема в главную лигу Испании. Эмери ушел в «Альмерию», а «Лорка» рухнула в третью лигу и в 2012 году обанкротилась.

    В «Альмерии» Эмери начал с трех поражений, игрокам донесли, что четвертое станет для Унаи последним, и нападающий Франсиско Родригес сказал журналистам: «Если мы не изменим нашу игру, то продолжим падать». Прочитав это, Эмери вызвал Родригеса, одного из лучших бомбардиров в истории «Альмерии», и уточнил формулировку: «Если ты не изменишь свою игру, тебя не будет в клубе». Остальным игрокам Унаи сказал: «Команда как стол: одна ножка – игроки, вторая – руководство, третья – болельщики, а четвертая – пресса. Если одна ножка сломается, нарушится баланс. Если три – стол рухнет». В следующем матче – с «Кадисом» – игроки «Альмерии» получили две красные карточки, но все равно победили, а в конце сезона продвинулись в высшую лигу.

    Перед дебютом там Эмери разжился только форвардом дубля «Реала» Негредо и двумя бразильцами – вратарем Диего Алвесом и полузащитником Фелипе Мело (в первой товарищеской игре Мело подрался с двумя игроками «Малаги» и президент «Альмерии» поинтересовался: «Зачем мы его взяли? Он же сумасшедший» – «Если бы он был нормальный, мы бы не смогли его купить», – ответил Эмери; через год «Фиорентина перекупила Мело за тринадцать миллионов евро»). В остальном Унаи полагался на тех же игроков, что тащили «Альмерию» из второй лиги. Чтобы воодушевить их перед первым туром – гостевым матчем с «Депортиво» – Эмери объявил: «Я напишу на бумажках ваши имена и вытяну одиннадцать штук, потому что мне все равно, кто из вас выйдет на поле. Я верю в каждого и знаю, что мы все равно победим – кто бы из вас ни попал в стартовый состав». Вечером «Альмерия» – команда с самым маленьким бюджетом в лиге – разгромила «Депор» – 3:0, а через полгода обыграла дома мадридский «Реал» – 2:0.

    «Вокруг Эмери постоянно кружились репортеры, – рассказал в книге El Maestro полузащитник «Альмерии» Альберт Крусат. – Он привлекал их вулканическим темпераментом и тем, что в тридцать шесть лет дерзил лучшим командам Испании, но, к счастью, репортеры не проникали в наш автобус и не видели, как Унаи выпивал с игроками после побед». На декабрьских тренировках Эмери предложил Негредо и полузащитнику Короне отрепетировать нетривиальный розыгрыш штрафного – один подкидывает, а второй лупит с лета. Попробовали раз пятнадцать – вроде как для развлечения, – но Эмери призвал Негредо повторить трюк в игре с «Вальядолидом». За пятнадцать минут до конца – при счете 0:0 – судья Мехуто Гонсалес назначил штрафной в двадцати пяти метрах от ворот «Вальядолида», охраняемых Серхио Асенхо, Негредо передал Короне приказ тренера, но тот подчинился не сразу: «Ты чокнулся? Мы же ни разу не забили на тренировке». Негредо настоял и забил победный мяч, при этом повредил стопу и был заменен на Калу Уче. «Это была сумасшедшая идея, – сказал Негредо после матча, – но Эмери любит риск».

    После непостижимого успеха с «Альмерией» (восьмое место) Эмери взялся за «Валенсию». Долги этого клуба достигали 547 миллионов евро, Эмери и другим сотрудникам несколько месяцев задерживали зарплату, а когда в феврале – марте 2009 года «Валенсия» набрала всего три очка в шести матчах, Эмери не уволили только потому, что на нового тренера не было денег. Чтобы не обанкротиться, клуб должен был вернуться в Лигу чемпионов, и Эмери заявил на пресс-конференции: «Нам нужно выбрать хороших гребцов и грести, грести, грести. А тех, кто не будет грести, скинем в воду». В следующие три года «Валенсия» финишировала третьей: каждое лето Унаи продлевал контракт еще на сезон, и ему ни разу не повысили зарплату – не было денег, – а однажды даже слегка понизили. Президент «Валенсии» Мануэль Льоренте рассказывал, что Эмери с пониманием относился к продаже лучших игроков клуба вроде Вильи и Сильвы, не ворчал и не требовал ошеломляющих трансферов, только раз, после ухода Хуана Маты в «Челси» попросил купить на его место Антуана Гризманна, игравшего во второй лиге за «Реал Сосьедад», но наткнулся на отказ совета директоров «Валенсии».

    Как и в «Лорке» с «Альмерией», Эмери активно искал усиление внутри клуба. Например, запасного полузащитника Жорди Альбу стал наигрывать в защите. Тот долго сомневался, его ли это дело, а Эмери переубеждал его с помощью видео. «Жорди был очень упрям в своей мечте играть в атаке, – говорил помощник Эмери Микель Хауреги в книге 2012 года «Победный менталитет», – но наткнулся на еще больше упрямство и вскоре стал основным левым защитником сборной Испании». Перед игрой с «Барселоной» в сентябре 2011 года Эмери сказал: «Сегодня я выпущу двух левых защитников, Альбу и Матье, но это не для обороны, а для того, чтобы запутать соперника. В атаку будет бегать то Матье, то Альба, и это дезориентирует «Барсу».

    В первые двадцать пять минут «Валенсия» забила с передач Жереми Матье два мяча.

    Эмери изводил игроков «Валенсии» просмотром прошедших матчей (защитник Мигел всегда приходил первым, чтобы устроиться в углу на последнем ряду – там удобней спать). «Почему Месси оказался один на один с Рами? Где наш номер шесть? Почему не помогаешь? Почему даришь пространство?» И все в таком духе. Однажды сеанс затянулся настолько, что Эмери пришлось на пару минут отлучиться. В это время защитник Бруно Сальтор, знакомый с Унаи еще по «Альмерии», спрятал лазерную указку, которую тренер использовал для разбора эпизодов. Вернувшись, Эмери стал шарить в карманах и под столом – не закатилась ли куда – и всякий раз, когда он отворачивался от игроков, Сальтор светил лазером на экран, выводя тренера из себя. Защитник издевался над тренером почти десять минут, но в итоге вернул ему указку, а через пару дней вышел в стартовом составе против «Эспаньола» и отдал голевой пас Хуану Мате. Полузащитник Хоакин сказал в эфире радио Cadena COPE: «С Эмери мы смотрели так много видео, что мне приходилось бегать за попкорном».

    Эмери за пять лет пронесся от третьей испанской лиги до Лиги чемпионов, но после трех подряд третьих мест с «Валенсией» решил резко сменить обстановку – и отказал даже «Реал Сосьедаду», где отыграл много лет, потому что хотел испытать себя вне Испании. Эмери стал первым тренером со времен Альфредо Ди Стефано, кто прослужил тренером «Валенсии» так долго – четыре года. Подписав трехлетний контракт со «Спартаком», Унаи узнал, что им интересуется «Рома», уволившая Луиса Энрике.

    Через полгода, отстрелявшись в Москве, Эмери отверг «Эспаньол», пару недель отдохнул и принял «Севилью». На шестичасовых переговорах со спортивным директором Рамоном Мончи Эмери сказал, что через два года хочет сделать «Севилью» чемпионом, но, попав в команду, ужаснулся. Капитан команды и его заместитель не общались, считая себя врагами, защитник Спахич обещал сжечь полузащитника Рейеса, а немцу Троховски поставили неправильный диагноз после травмы колена и он потерял целый сезон. Первой задачей стало объединить эту веселую компанию. Эмери отменил пару тренировок и увлек игроков сначала велосипедными гонками, а потом картингом.

    В апреле 2013-го Эмери включил игрокам видео с нарезками матчей ближайшего соперника, «Бетиса», но не комментировал его, как обычно, а молча смотрел на футболистов – сначала на Негредо, потом на полузащитника Гари Меделя и так далее. «В чем дело? Почему вы молчите?» – спросил Медель. – «Я слежу за вашей реакцией. Негредо уже сосредоточен на том, как проходить оборону «Бетиса», а ты, Питбуль (кличка Меделя), до сих пор не сконцентирован на севильском дерби». Назавтра Медель получил красную карточку, и «Севилья» упустила победу. С Эмери команда финишировала всего-то девятой, но все равно втиснулась в Лигу Европы – «Малагу» и «Райо Вальекано» не пустили в еврокубки из-за долгов.

    Новый сезон стартовал впечатляюще: три поражения, две ничьи и последнее место. Эмери призывал игроков: если не согласны с моими решениями, спорьте, доказывайте, переубеждайте. В восьмом туре «Севилья» приняла «Альмерию» с тренером Франсиско Родригесом – все тем же бомбардиром, которого Эмери выкинул из состава после откровенного интервью, а после выхода «Альмерии» в высшую лигу отправил в «Гранаду». Потеря очков еще и с «Альмерией», шедшей восемнадцатой, грозила увольнением, и не видал бы Эмери трех подряд побед в Лиге Европы, но на 92-й минуте Иван Ракитич забил победный мяч при счете 1:1, и Унаи остался в «Севилье».

    Конфликт вроде того, что был с Дзюбой, случился и в «Севилье». Эмери поругал форварда Карлоса Бакку за пассивность, а тот ответил оскорблениями. В двадцать лет Бакка работал автобусным контролером в деревне Пуэрто Колумбия, но чудом прорвался в Испанию через Венесуэлу с Бельгией и не сразу разобрался, как вести себя в команде уровня «Севилья». Но Эмери простил его и вскоре дубль Бакки обеспечил победу над «Реалом».

    В финал своей первой победной Лиги Европы Эмери пробился на стадионе «Валенсии», болельщики которой во время разминки кричали ему: «Сукин сын!» Наслушавшись этого еще до начала матча, родители Унаи покинули стадион и посмотрели игру в отеле. Перед третьим финалом Эмери долго думал, как зарядить команду на игру с «Ливерпулем» в Базеле, где англичан было гораздо больше, чем испанцев. После первого тайма проигрывали 0:1 и Эмери сказал: «Представьте, что вы в Севилье, что это стадион «Санчес Писхуан» и что на трибунах десятки тысяч наших болельщиков. Представьте, что вы дома. Дома вы никогда не проигрываете». Гамейро сравнял счет сразу после перерыва, а Коке сделал дубль. На победной вечеринке в Мадриде полузащитник Эвер Банега, с февраля знавший, что переходит в «Интер», протянул бокал пива брату Эмери Игорю и шепнул: «Убедите Унаи, чтобы он тоже перешел в «Интер».

    С «Интером» Эмери мог бы снова раскачать Лигу Европы, но выбрал ПСЖ, которому давно охота просиять в плей-офф Лиги чемпионов. То, что не вышло со «Спартаком», в Париже уже удалось – «Барселона» побеждена.

    Блез Матюиди. «Златан сказал: «Проснитесь, даже мои дети играют лучше вас»

    «Вкусная еда, красивые женщины. Чего тебе не хватает?» Вратарь последнего чемпионского «Арсенала»

    Фото: Gettyimages.ru/Gonzalo Arroyo Moreno (1,5), Dmitry Korotayev/Epsilon, Angel Martinez (3,4), Michael Steele

    Автор

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы