android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог 18 мне уже

Очень грустная история Юлии Липницкой. Кто виноват?

Владислав Воронин – о золотом ребенке Сочи-2014, который ушел из спорта. 

Юлии Липницкой было 10 лет, когда они с мамой Даниэлой сели в машину и уехали из Екатеринбурга в Москву. Там их никто не ждал: они не разговаривали с тренерами, не записывались на встречу и никого особо не знали. Просто позвонили в московскую СДЮСШОР № 37 и попросили администратора передать тренеру Этери Тутберидзе, что скоро приедут на просмотр.

До этого Липницкая выигрывала все екатеринбургские турниры в своем возрасте и несколько раз соревновалась с девочками на 2-3 года старше – иначе было неинтересно. При этом на всех всероссийских турнирах мелькали более мощные соперницы – и чтобы протащить дочь наверх, Даниэла Липницкая постоянно присматривалась к тренерам из крупных городов. Как-то сама Юля сказала маме, что ей нравится Тутберидзе – и они решились.

Перед отъездом в Москву Юля и мама договорились: если Тутберидзе отказывается, с фигурным катанием покончено навсегда. В Екатеринбурге Даниэла даже снимала квартиру поближе к катку, чтобы Юля тратила на дорогу как можно меньше времени. Но дальнейшее самопожертвование казалось бесполезным – как показывали соревнивания, стать чемпионом в Екатеринбурге было невозможно.

Первый тренировочный день Липницкой в Москве длился 9 часов – вместе со льдом, залом и заминкой. Мама нервно сидела в машине и ждала.

Все получилось.

Но дальше началась настоящая жесть.

Первые срывы

Сразу несколько людей в окружении Липницкой связывают многие проблемы Юлии с тем, что практически вся ее юность была принесена в жертву Олимпиаде в Сочи. Этери Тутберидзе не скрывала, что уже в 13 лет Липницкая была эмоционально истощена диким темпом выступлений: этапы и финал Гран-при, чемпионат России, первенство России, чемпионат мира среди юниоров – причем между этими стартами ей активно корректировали прыжковую технику и шлифовали скольжение.

Организм сходил с ума, посыпались травмы: в сезоне-2012/13 их было семь или восемь, при этом один раз Липницкая ударилась подбородком о лед и получила сотрясение мозга. Чтобы в будущем сезоне попасть на этапы Гран-при, она форсировала восстановление и поехала на юниорский чемпионат мира. Тут же из-за высоких нагрузок защемило нерв – пришлось делать дополнительные уколы.

Все это творилось на фоне переходного возраста, некоторые проявления которого приходилось сдерживать искусственно. Так, из-за сложного гормонального фона Липницкая очень быстро набирала вес, и, чтобы бороться с этими процессами, где-то год постоянно пила «Сквизи» – это белково-углеводная порошковая смесь, которую можно размешать в кефире. По словам Тутберидзе, иногда Липницкая питалась только им.

Как утверждают два человека в окружении Юлии, именно в предолимпийский сезон у нее появились первые психологические проблемы, связанные с питанием. Давление от постоянных ограничений пошатнуло общее состояние, и Липницкая начала рассуждать о том, нужно ли ей фигурное катание такой ценой.

Мама и Этери Тутберидзе просили ее потерпеть – а так как перспектива выиграть медаль на Олимпиаде была реальной, уговоры подействовали.

Но это никак не повлияло на мышление Липницкой в глобальном смысле. Позже она говорила, что в олимпийском сезоне «терпела» фигурное катание.

А через полгода после золота Сочи-2014 призналась: «Теперь понимаю, почему после Игр некоторые спортсмены заканчивают карьеру. Люди просто высосаны, все из них вытянуто».

Дикая популярность и изменения в теле

После Олимпиады началось настоящее безумие. Именем Липницкой хотели назвать ледовый каток в подмосковном Щелкове. Ее притащили на светское мероприятие, где продюсер группы «На-На» Бари Алибасов задавал кошмарные и стыдные вопросы («Кушать будешь?», «Замуж хочешь?»). В день рождения на стене напротив тренировочного катка появилось слово «Поздравляем», выложенное фотографиями Юли. Кто-то взламывал ее соцсети и пытался влезть в айфон. Однажды прямо на порог квартиры принесли щенка.

Не привыкшая к такому вниманию, Юля явно пошатнулась. «У меня сил не то что не осталось – мне было реально тяжело. Я не публичный человек. На катке тоже все перестало получаться. В какой-то момент я вообще перестала понимать, как жить и что делать. Мне стало все равно», – рассказывала она в интервью «Спорт-Экспрессу».

За весь постолимпийский сезон у Липницкой не было ни одного абсолютно чистого проката даже на тренировке.

Но не все объясняется психологией. Татьяна Тарасова еще во время Олимпиады в Сочи сказала, что у Липницкой есть проблемы с техникой, которые не заметны только в конкретный момент, «пока она ребенок». При взрослении – как говорят в спорте, при смещении центра тяжести – меняется весь подход к основным элементам, меняются прыжки.

Как сказал Sports.ru один из тренеров, работавших с Липницкой, в постолимпийский сезон Юля долго не могла набрать приемлемую физическую форму, а ее прыжковая техника оставалась «неидеальной». Как только начались физиологические изменения и увеличился вес, изначальная база приобрела особое значение – а поскольку с ней были проблемы, это приводило к постоянным падениям. «Я ничего не знаю о претензиях к технике Юли, – отметила в интервью Sports.ru первый тренер Липницкой Елена Левковец. – Этери Тутберидзе в начале работы с Юлей как-то сказала мне: «Спасибо вам за ребенка. Она все слушает, понимает и сразу делает». Впрочем, Липницкая и сама подтверждала, что у нее были проблемы с техникой, потому что она еще в Екатеринбурге неправильно выучила реберные прыжки.

В декабре 2014-го Липницкая заняла только 9-е место на чемпионате России. За этим последовало неожиданное заявление о том, что она задумалась о завершении карьеры.

В тот момент окружение Липницкой уже думало о переходе к другому тренеру, но вдруг вмешалось министерство спорта, и конфликт пришлось на время заглушить. В январе 2015-го Липницкая и Тутберидзе оказались на переговорах с заместителем министра спорта Юрием Нагорных и президентом федерации Александром Горшковым – в итоге из медиа исчез постоянный шум. Через пару месяцев Юлия в эфире «России 2» даже сказала, что «отдохнула от этого фигурного». 

Как сообщили Sports.ru два менеджера, работающие в мире фигурного катания, окружение Липницкой напрягалось из-за конкуренции с Евгенией Медведевой. На том же декабрьском чемпионате России она взяла бронзу, рвалась все выше и, по мнению близких Липницкой, Тутберидзе стала уделять ей куда больше внимания и заботы – как более перспективной, морально стабильной и менее капризной воспитаннице. Тутберидзе уверяет, что это неправда, так как работает одинаково усердно со всей группой.

Появление инвестора

В тот момент в карьере Липницкой уже появился самый непубличный герой этой истории – Петр Макаренко, владелец компании «Телеспорт» (самый крупный игрок на рынке спортивных медиаправ России, именно она владеет правами на примеру и UFC). Он давно считал фигурное катание перспективным маркетинговым направлением, но после Олимпиады в Сочи убедился в этом окончательно. Сейчас «Телеспорт» владеет лицензией на поиск партнеров для Федерации фигурного катания и различных турниров, но чуть ли не главные надежды владелец компании связывал именно с брендом Юлии Липницкой.

Как стало известно Sports.ru, Макаренко стал теневым инвестором фигуристки – грубо говоря, вкладывал деньги в спортивное развитие, чтобы потом зарабатывать на ее медийности. Публично об этом нигде не сообщалось, а окружение Липницкой называло Макаренко загадочным словом «спонсор». Елена Вайцеховская в газете «Спорт-Экспресс» обозначала его как «куратора».

В 2014 году Макаренко назвал фигурное катание ведущим олимпийским видом спорта в плане рекламы. Он объяснял это так: «Если сравнивать условный футбол и фигурное катание по итогам Олимпиады, то фигурное катание продемонстрировало колоссальные рейтинги, колоссальный интерес аудитории, но совершенно точно с футболом это будут разные спонсоры. Невзирая на сопоставимые цифры и интересы. Я бы даже сказал несопоставимые – не в пользу футбола. Олимпиада показала, что в спортивные события на их пике заложен сумасшедший аудиторный потенциал».  

Рекламный потенциал Липницкой так и не был реализован. Единственный крупный контракт она подписала с adidas. По данным менеджеров, работающих с имиджевыми правами спортсменов, гонорар Юлии составлял около 100 тысяч евро в год.

Самым запоминающимся итогом сотрудничества стал ролик «Сегодня будет моим», собравший более 3 миллионов просмотров в YouTube.

С этим контрактом связана еще одна спорная точка в отношениях Тутберидзе и Липницкой. Многие фигуристы отдают тренерам часть рекламных доходов (до 10%) в знак благодарности за успехи, потому что тренеры не получают больших премий за олимпийские медали. Но здесь никто не делился – в том числе потому, что все переговоры Макаренко вел только с мамой Липницкой, а отношения между сторонами портились. 

Другие крупные бренды к Юлии так и не пришли: во-первых, из-за спортивных результатов после Олимпиады, во-вторых, из-за репутации сложного партнера. Липницкая неохотно шла на контакт, ее мама отказывалась от участия в мероприятиях, ссылаясь на постоянные тренировки.

Уход от Тутберидзе

Тем временем работа с командой Этери Тутберидзе продолжалась в очень напряженной атмосфере. Окружение Липницкой и тренер потеряли доверие друг к другу, новый конфликт был неизбежен. Сторону спортсменки не устроил вариант новой программы от Тутберидзе: хотелось большего драматизма и мощного лирического героя. В итоге летом 2015 года Липницкая уехала в США, где Марина Зуева подготовила для нее сразу три программы (короткую, произвольную и показательный номер). Все расходы, связанные с перелетом, проживанием и работой тренеров, взял на себя Петр Макаренко.

«Меня обижает, когда говорят «Да ну что вы, это неинтересно», – отмечала Тутберидзе в интервью телеканалу «Матч ТВ». – Я же чувствую, что было бы хорошо, наверное, не ошиблась в «Списке Шиндлера» и «Не отрекаются любя» (программы, с которыми Липницкая выступала в Сочи). 

По возвращении из США в Россию Липницкая большую часть времени работала со вторым тренером группы Сергеем Дудаковым. Именно он ездил на этап Гран-при в Бордо, где Юлия впервые за долгое время откатала короткую программу без всяких срывов. По словам Этери Тутберидзе, о том, что во Франции рядом с Юлией будет именно Дудаков, ей сообщили звонком сверху.

«В последние два года была как игра: я должна была в предложенных обстоятельствах – сколько я получала Юлю – попытаться подготовить ее к тем или иным соревнованиям. Допустим, она не ходит ко мне на ОФП, потому что стала ходить к другому специалисту, которого я не видела, даже не знаю, чем они там занимаются», – отмечала Тутберидзе.

Юлия ответила на это замечанием о том, что в группе Тутберидзе вообще нет организованной работы над ОФП – только у нового тренера она обнаружила неразвитость мышечного корсета и слабость ног.

Физиотерапевт, работавший с Липницкой летом 2015-го (то есть накануне окончательного разрыва с Тутберидзе), сообщил, что в тот момент Юлия была перетренирована: «По состоянию всех систем организма было невозможно предсказать восстановление после нагрузок». 

В том числе этим объясняются плохие выступления.

***

Примерно в то же время Юлии и Даниэле Липницкой стал звонить мужчина. Он живет в Израиле, во время Олимпиады в Сочи увидел фигуристку по телевизору и якобы почувствовал родную кровь. Зайдя в гугл, он только укрепил это ощущение: мамой Юли оказалась та самая Даниэла, с которой он встречался в девяностые годы в Екатеринбурге. 

Вячеслав – так представляется мужчина – стал героем программы «Мужское / Женское» на «Первом канале», которую ведут Александр Гордон и бывшая жена Андрея Аршавина Юлия Барановская. Он рассказал, что Даниэла Липницкая против какого-либо общения.

Продюсеры «Первого» привезли Вячеслава в Москву – и он вместе с оператором ходил по тем районам, где в прошлом снимали квартиры Юлия и Даниэла. Все попытки найти Липницких оказались безуспешными. Вячеслав заглянул даже на каток, где раньше тренировалась Юля, но явно не учел, что в последний раз она приходила туда примерно 2 года назад. 

Юлия отреагировала максимально жестко: «По разным передачам кочует человек, который смеет называть себя моим отцом. Этот человек – откровенный мошенник. Даже если он однофамилец, то не надо решение подгонять под ответ. И то, что он рассказывал про меня – просто хочется кляп в его рот вставить. Невозможно такое слушать! Что касается моего отца, я прекрасно знаю, кто он и где он живет. Поэтому я предупреждаю: если подобные случаи повторятся, на каналах будут появляться мои «папаши или родственники», одержимые желанием пропиариться за мой счет, то встретимся с ними в суде». 

Вячеслав ответил на это заявлением о готовности пройти ДНК-тест.

Анорексия

В ноябре 2015-го Липницкая официально ушла от Тутберидзе к Алексею Урманову, который переехал из Санкт-Петербурга в Сочи. Других сильных тренеров, не занятых работой с конкурентками, в фигурном катании все равно не было. Важно учитывать, что после Олимпиады в Сочи конкуренция в женском катании стала запредельной: Медведева, Погорилая и Радионова вырвались в лидеры и, пока Липницкая боролась со внутренними проблемами, делали свои программы все мощнее. 

Главная причина трансфера по версии Тутберидзе: «Юлия – очень ведомая. Все, что мама говорила, – так все и делалось» (цитата из эфира «Матч ТВ»). Надо отметить, что тренер сама разрешила Даниэле Липницкой всегда быть рядом – впоследствии это и обернулось вмешательством в работу.

Главная причина по версии окружения Липницкой: требовался внимательный и техничный тренер, главный плюс – работа в спокойной обстановке вдалеке от Москвы.

Все расходы, связанные с проживанием в Сочи, снова взял на себя Петр Макаренко. Он оплачивал и апартаменты около Олимпийского парка, и питание.

К тому моменту у Липницкой был лишний вес. По данным источника в окружении фигуристки, стремительный набор лишних килограммов был спровоцирован гормональными проблемами. Это косвенно подтверждают и слова самой Юлии: «Раньше думала, что фраза «поправляешься от воздуха» – это всего лишь такой оборот речи, но то, что происходило со мной, лучше всего отражают именно эти слова. Ложку меда в чай положил – получи килограмм сверху».

По словам тренера Александра Жулина, в этот момент Липницкая потеряла «феноменальное вращение» при прыжках и начала интенсивно сбрасывать вес. Она отказывалась от многих продуктов и через несколько месяцев уже выскакивала из старых платьев. В феврале 2016 года, после финала Кубка России в Саранске, Юля говорила: «Вообще утонула в синем»; «Черное уже свободненько, хотя уже было ушито под чемпионат России».

Сначала это казалось классным знаком: Липницкая сбрасывает лишнее, набирает форму, оттачивает технику. «Прыжок стал выше. Раньше я сильно зажималась в воздухе, а сейчас поднятая рука помогает додерживать вращение, не сгибаться», – рассказывала Липницкая.

Но позже активное похудение стало проблемой. Из-за старой психологической травмы и новых постоянных ограничений у Юлии появился барьер перед едой. К концу 2016 года врачи выявили анорексию (нервно-психологический тип – когда человек сознательно ограничивает себя в еде, а потом это перерастает в навязчивую идею).

Последним и самым страшным примером анорексии в российском спорте была фигуристка Юлия Антипова. Она выступала в паре с Нодари Майсурадзе и обвинила в заболевании собственного тренера Наталью Павлову: якобы та следила за всеми приемами пищи фигуристки и фиксировала каждый грамм, в то время как партнер постоянно жаловался на тяжесть Юлии. Тренер заявила, что это бред, так как просто требовала от спортсменки сбросить 6 лишних кг и не провоцировала ее на радикальные методы.

Антипова весила 24 килограмма, отказывалась от еды и почти не могла двигаться – в таком состоянии ее отправили в израильскую клинику. Там фигуристка заново научилась есть 6 раз в день, в рацион входили в основном белковые продукты: творог, йогурты, яйца, тунец, куриные фрикадельки. Весь курс лечения стоил более 200 тысяч долларов (сейчас Антипова полностью здорова, убедиться в этом можно в ее инстаграме).

Нечто подобное пережила и Липницкая. В январе 2017-го она тоже улетела в Израиль, 3-месячное лечение оплатил Петр Макаренко. Как отметил представитель «Телеспорта», со стороны владельца компании была «помощь от человека к человеку». Сам Макаренко комментировать ситуацию отказался: «Даже если я что-то и делал, то я не буду вам об этом рассказывать».

***

Весь 2016 год Липницкая пыталась вернуться в борьбу. И хотя уже не было никаких шансов попасть в финал Гран-при, 5 ноября она все равно вышла на московской этап – чтобы напомнить о своем обновлении и подготовиться к новому году.

Это оказался ее последний прокат.

Анорексия подступала – не то чтобы ломала все движения, но уже сказывалась на общей мощи. «Когда ты слишком худой, у тебя отсутствует мышечная сила. Ты просто не способен прыгать и понимать что-либо», – рассказывал тренер Александр Жулин.

Похоже, именно с этим столкнулась и Липницкая. Еще в короткой программе у нее закружилась голова. На разминке перед произвольной свело ногу – Алексей Урманов усиленно массировал ей мышцы перед выходом на лед, но и это не спасло. На отметке 3 минуты 8 секунд Юлия остановила программу: правая нога практически не слушалась. «Вот она, худоба. Вот оно, без соли», – сокрушалась в телеэфире Татьяна Тарасова.

Символично, что даже в последнем прокате Липницкая не сдалась. Она все-таки раскаталась и закончила произвольную – с тех самых 3:08, где все оборвалось. Юля упала при приземлении с прыжка, лишилась 6 баллов и заняла последнее место.

Все болельщики, которых брали крупным планом телевизионные камеры, рыдали. Липницкая и сама едва сдерживала слезы, подергивая шарф и мягкую игрушку в ожидании оценок.

А потом уехала домой, сложила коньки в шкаф – и больше их не надевала.

Спустя почти год, 12 сентября 2017-го, Юля сказала: «Больше меня не тянет на лед. Вот и вся история».

Фото: instagram.com/sunnylipnitskaya; РИА Новости/Валерий Мельников, Максим Богодвид, Владимир Песня (4,8,12), Виталий Белоусов; tvrain.ru; РИА Новости/Артем Житенев, Екатерина Лызлова, Александр Вильф (10,11)

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы