Блог Русский бомбардир

Как играет сборная России и как она, возможно, сыграет

Йоахим Лев вроде сказал, что, как ему кажется, схема игры 4-5-1 окажется на Евро наиболее употребимой. Дело тут, разумеется, не в схеме – команды, играющие совершенно по-разному, в этой методологии могут быть изображены совершенно одинаково. Дело здесь в том, что 4-5-1 – очень гибкое сочетание. Внутри этого заголовочка можно уместить целый ряд игровых концепций и перестроений.

Вот и наша сборная играет примерно так. Что характерно для этого построения? В первую очередь тот самый «1» – центральный нападающий, ярко выраженный, можно сказать, акцентированный и желательно – габаритный. Для чего он нужен? А для всего. Если у вас сильная команда, то главное его оружие – подыгрыш и маневр. К нему приковано внимание защитников, он может уводить их, создавая возможности для прорыва игроков середины – тех самых «пяти». А в пас он играет, оказываясь в роли «столба» – спокойненько, накороточке. Конечно, может и забивать, если ситуация благоприятна, но тактически – вот именно такая роль.

А если у вас слабая команда – он вам тоже необходим, но уже в основном для того, чтобы закидывать ему мяч, чтоб он там за него цеплялся, ждал партнеров – или сам шел напролом.

В общем, в любом случае это должен быть очень маневренный игрок. Мне кажется, что в командном отношении, в способности вписать себя в многочисленные взаимодействия партнеров и в количестве тех умений, которые для этого требуются, лучший сейчас игрок в мире такого плана – это Руд ван Нистелрой.

Павлюченко просто больше умеет, он куда техничнее Погребняка, он комбинационнее

У нас до недавнего времени было три игрока на эту роль: Павлюченко, Погребняк и Адамов. Адамов – новичок в команде, его главный козырь тут, я думаю, – работоспособность. Особенно сейчас, когда нам придется обходиться без Погребняка (долго ли, коротко ли), а Павлюченко нет-нет да и ка-а-ак встанет! В общем, если с настроением что-то не так будет... Тут и поможет подмена. Но вообще роли распределяются следующим образом: за Погребняка – блестящий сезон во всех отошениях. Это человек в оптимальной форме, абсолютно уверенный в себе, готовый забивать. А за Павлюченко – значительно большая оснащенность игровая. Он просто больше умеет, он куда техничнее Погребняка, он комбинационнее. Вот только никто и никогда не знает, в какой день Павлюченко способен привлечь к себе внимание скаутов «Реала», а в какой поселяет в голове клубного тренера мысль посадить его на лавку. Очень большой разброс.

Тем не менее, если верить в лучшее, то появление в основе Павлюченко – при условии его удачной игры – позволяет рассчитывать на большее разнообразие впереди. Особенно в связке с Сычевым. Так что это, возможно, даже обернется усилением...

Под нападающим действуют двое (это мы пошли дальше по схеме). Точное место на поле можно нарисовать, но лучше этого не делать – потому что это не несет в себе никакой полезной информации. Задача этих двоих – собственно творить игру команды, их можно назвать нападающими второго темпа, можно назвать инсайдами (кстати, слово в общем-то бессмысленное, потому что его исходное значение описывает давно уже несуществующую позицию в дототальном футболе, а конкретный новый смысл в этих шести буквах так и не поселился), и есть еще модное слово «вингер». Но эти два игрока могут быть совершенно разными; как они действуют, где они действуют – зависит не от рисунка на схеме, а от того, кто из них чем силен. В нашей сборной в роли этой парочки могут выступать Билялетдинов, Аршавин, Быстров, Сычев, Саенко, ситуативно – Янбаев (потому что в этой роли он может выполнить только совершенно точечную задачу – создать прорыв; в подыгрыше он уступает всем перечисленным). Ну, еще можно приплюсовать сюда Торбинского, который в сопоставимом качестве действовал в «Спартаке». Однако в сборной Гус никогда не использовал его иначе как центрального полузащитника.

Думаю, к группе таких игроков ошибочно причислять Жиркова. Он все же игрок бровки, что оставаясь полузащитником, что играя в обороне. И выносливость, способность разгонять атаку и являются для него базовыми качествами. При этом нет никаких сомнений в том, что, приходя в атаку, Жирков может придумать все что угодно; но ведь мы и так знаем, что по ходу матча каждый может оказаться в любой точке поля... Я, кстати, не скажу, что предвидел перевод Жиркова в оборону. Если кто-то захочет перечитать мой текст про отбор состава, то там прямо и сказано, что одна из важнейших задач – создать для Жиркова возможность больше времени уделять атаке... Но здесь просто не удалось просчитать мысли Гуса. А вообще, если кто помнит, мне очень нравилось сравнивать Юрия со светлой памяти Пуэртой. И тот в конце концов оказался на позиции крайнего защитника – просто потому, что это приносило команде бОльшую пользу. И уже на позиции защитника Пуэрта стал и в сборную вызываться, и считался европейской надеждой.

Когда вздыхают о переводе Жиркова в оборону и говорят, что ему трудно будет успеть в атаку, упускают из виду, что – наоборот. Теперь проще, чем раньше

И еще одно «кстати». Вот когда вздыхают о переводе Жиркова в оборону и говорят, что ему трудно будет успеть в атаку, упускают из виду, что – наоборот. Теперь проще, чем раньше. Потому, что играя по флангу при трех центральных защитниках, Жирков де-факто играл как бы между двумя позициями и должен был успевать и туда, и сюда. Такой Фигаро-Жирков. А теперь у него куда более конкретная зона ответственности. Ну, а защитников, которые умеют атаковать, мы знаем немало. Дани Алвес, например. Прекрасно все он успевает...

Возвращаясь к описанию качеств «парочки под центральным нападающим» отмечу, что в сборной России эти футболисты должны обладать в первую очередь таким качеством, как работоспособность и навыки игры в отборе. Потому, что полузащите обязательно придется помогать. Думаю, именно это обстоятельство и несколько снижает шансы Быстрова на постоянное появление в основе – Сычев подинамичней. Но ежели будут все здоровы, сыграет и тот, и другой, я уверен. Дополнительный аргумент в пользу Сычева перед Быстровым – то, что он почти не играет собственно по краю, что дает больше возможностей для подключений Анюкову.

У Билялетдинова же пока не получается – и даже в большей степени не получается взаимодействие с Жирковым, то есть тактическая задача, а не что-либо еще. Мне кажется, что Динияру сейчас нужно просто успокоиться. Думаю, если он снова почувствует уверенность в себе в полном объеме, в качестве одного из лидеров команды на Евро, – моментально испарятся все проблемы. Ему тяжеловато психологически пришлось в последнее время, от него слишком многого ждали. Впрочем, это входит, что называется, «в стоимость купленного билета». Футболист сборной всегда будет в центре внимания, в том числе порой – и раздраженного внимания, и даже злобного внимания.

На мой взгляд, главное качество Билялетдинова, которое делает его присутствие на поле почти обязательным – то, что генетически он все-таки полузащитник. Он усиливает тем самым среднюю линию, хоть и не является полузащитником в этом построении по факту. А креативно действовать в середине поля ему мешает «одноногость».

Самый большой вопрос – способна ли сборная России на должном уровне концентрации, собранности, избежав ошибок, провести не один матч, а три?

Остались три полузащитника, полузащитника в чистом, что называется, виде. Думается, тут ровно все ясно по именам: Семак, Семшов и Зырянов, и Торбинский в уме. Он вполне может появиться и в основе, но в данный момент шансы и опыт первых трех предпочтительнее. В оценке игры полузащиты важно, что все трое (и даже все четверо) игроков могут играть на любой позиции в этом треугольнике. И тактические нюансы игры полузащиты, которые, несомненно, будут появляться от игры к игре, вряд ли станут прямо проявляться в выборе игроков. Нет; дело тут не в персоналиях, а дело в задании.

Треугольник полузащитников может поворачиваться углом вниз, а может – и вверх.

Когда теперь эта линия укомплектована, ну, может быть, более правильное слово – определена (в том смысле, что она, может, и не идеальная, но она уже такая и другой не будет), думаю, становится понятным, почему в отборочном цикле Хиддинк не пытался пригласить в сборную одного из опорников-разрушителей, которые вполне водятся в нашем чемпионате, и даже с российским паспортом. Ну, например, Алексея Игонина. Да потому, что задача любой средней линии все равно не сводится к тому, чтобы один атаку соперника встречал, а другой начинал собственную. Это не так. Главное оружие любой средней линии – синхронность действий, взаимозаменяемость. Ведь даже Тимощук – уж на что чистый опорный хав, а разве он не в состоянии поддержать атаку? Вполне. Вот и здесь, формируя середину поля, Хиддинк искал игроков достаточно разносторонних, чтобы главная сила была в коллективных действиях.

Собственно, это и является самой сложной задачей в принципе. Это и является в современном нам с вами футболе критерием класса, да и раньше так было. Я вот тут посмотрел у нас на «Классике» матч 88-го года Голландия – СССР. Тот, что в группе был, не финальный. Вот когда говорят, что старый футбол невозможно смотреть, потому что все медленнее происходит – я думаю, люди просто не туда смотрят. При чем тут – медленнее, быстрее? Вы на взаимодействия посмотрите. В том матче наша сборная, которая была давима очень мощным соперником первый час игры, защищалась и играла на контратаках – однако в течение того самого часа до чужой штрафной (и отнюдь не на стандарты!), к примеру, однажды доходил центральный защитник Хидиятуллин и дважды – центральный же защитник Кузнецов. О команда была! Это был матч, в котором команды играли очень сложно тактически. Очень много менялись. Не каждый современный матч уровня Евро, полагаю, в этом смысле выдержит с той игрой сравнение.

Синхронность действий, компактность игры – сейчас наша команда стоит именно перед этой сложнейшей задачей. Я не убежден, что ее удастся решить – но симптоматично, что в своем становлении команда уже подошла именно к этой проблеме.

В заключение хочу сказать пару слов о результате. О том, как мы можем сыграть на Евро.

Знаете, сейчас, готовясь к работе на турнире, я довольно много разного читал о наших соперниках. Вообще о командах-участницах. По дню на каждую; старался погрузиться. И вот к какому выводу я пришел. Мне, пожалуй, трудно себе представить разве только победу над Испанией. Ну, не то чтобы она невозможна; просто мне кажется, что для нас испанцы с их контролем мяча, с их искусством маневра очень неудобный соперник. А вот греки и шведы сами по себе вполне по зубам. Обе команды (не факт, но весьма велика вероятность) прошли свой пик. Они немолоды, они идут на спад. Применительно к шведам меня лично до глубины души поражает тот факт (я о нем уже рассказывал), что Златан Ибрагимович не забил в отборе ни одного мяча... О чем это говорит? Да о том, что команда свои сильные качества, свои естественные плюсы не может использовать.

Мы можем превзойти их и в скорости, и в работе с мячом, и в настрое.

Но есть одно важнейшее «но». Мы можем все это сделать в одной, отдельно взятой игре.

А здесь – турнир. Для меня самый большой вопрос – а способна ли сборная России на должном уровне концентрации, собранности, избежав ошибок, провести не один матч, а три. И, возможно, больше. И вот в этом у меня уверенности нет. То есть хотелось бы верить – но уверенности нет. Я считаю, что пока сборная России не показывала такого класса, и я не вижу (сейчас, до турнира), что бы указывало с достаточной ясностью, что она на этот новый уровень вышла.

Поэтому для меня главный вопрос – не собственно результат. Для меня главное – понять, вышла команда на новый уровень или нет. Если вышла – то все появится. Если нет, то выйти из группы мы сможем только при счастливом стечении обстоятельств, а удаче должное отдается, но это не класс и не мастерство, которые всегда с тобой. Удача, случись она, ничего не будет означать.

Ну, я полетел.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.