Блог Русский бомбардир

Большая игра в Грозном

Этот материал – еженедельная колонка для газеты «Советский Спорт», 18.4.8

Я пропустил развитие событий вокруг давления на судью Гвардиса – был в отлучке. Я бы назвал развитие на самом деле образцовым. Мне было десять лет, когда на экраны вышел фильм «Место встречи изменить нельзя»; так что это было не просто сильное впечатление, но и одно из первых сильных впечатлений вообще. Когда увиденное запоминается накрепко.

ЗА ТЕРЕКОМ ФУТБОЛА НЕТ

К чему я это? А вот к чему. В серии, где Ручечник ворует шубу жены английского посланника, а Глеб Жеглов и Володя Шарапов это пресекают, говорится примерно следующее: «У них в Англии не меньше нашего воруют. А квалификация органов определяется не тем, как воруют, а тем, сколько раскрывают».

Так вот история с появлением известного, но неназываемого лица в судейской раздевалке на матче «Терек» – ЦСКА мне как раз в итоге и кажется здоровым симптомом. Мало ли кто и куда у нас войдет? Важно, что после этого будет. Разобрали. Строго наказали. Это торжество закона. Это хорошо.

И точно так же, как этот инцидент, будучи своевременно и законно разобран, способен принести пользу – и уже приносит, являя торжество закона, – точно так же и полемика, местами очень горячая, которая развернулась вокруг этой истории, может пойти всем нам на пользу. И вот каким образом.

На мой взгляд, высокий градус любого спора вокруг «Терека» объясняется очень простым противоречием. Мы все (или почти все) видим в чемпионате России по футболу спортивное соревнование. С некоторыми оговорками, с ухмылками в смешных местах, с ревностью провинций к столицам, но тем не менее мы смотрим на него как на турнир. А руководство Чеченской Республики, оно же и руководство «Терека», смотрит на свою команду как на социальный проект.

Посмотрите на ленты информагентств, которые собирают цитаты. Вы увидите достаточно много слов о том, какую роль «Терек» играет и в будущем должен сыграть в становлении Чеченской Республики. Рамзан Кадыров говорит о том, что через некоторое время в составе «Терека» будут только чеченские футболисты. Хайдар Алханов, придя на «НТВ–Плюс», практически не участвует в разговоре, когда он перестает касаться проблем, связанных с «Тереком». Казалось даже, что футбола за пределами «Терека» для Алханова и не существует.

А мы привыкли говорить о связи полузащиты с нападением, о хорошем использовании флангов, о качестве игры.

И самое главное здесь – понимать, что два этих подхода не противоречат друг другу. Потому, что футбол как таковой, без сомнения, социальным фактором является. В любой причем стране. Но это не мешает ему быть футболом.

ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ

Вот и наше отношение к чемпионату России как спортивному соревнованию – оно не на кусту выросло. Это наше завоевание, между прочим. Потому, что всему свое место и время. Есть время борьбы, скажем, с фанатским хулиганизмом; есть время благотворительных акций, когда клубы и футболисты напрямую работают на общество. Есть всплеск национальных эмоций, который сопутствует удачам в международных матчах. Есть, наконец, футбольные школы, которые сегодня содержатся клубами, – и если кто-то думает, что это в первую очередь бизнес, то посчитайте затраты и отдачу. Это в первую очередь социальный проект – клубные школы. Вам это любой руководитель скажет.

Но когда мы начинаем смотреть матч – это отходит на второй план, потому что на матч никакого воздействия не имеет. И не решает в нем ничего. А относиться к матчу именно как к игре, а не средоточию прочих факторов и обстоятельств, важно очень, потому, что если футбол перестанет быть спортом – он не сможет и другие свои функции нести. Он тогда просто умрет.

НА ВЫХОДНЫЕ В ГРОЗНЫЙ

Вы можете себе представить, что поехали на выходные в Томск? Ну, далеко, конечно, и на первый взгляд незачем… Ну, допустим, у вашего приятеля там девушка живет, а вы с ним за компанию. Представили? Ну, нет же в этом ничего нереального.

А в Грозный?

Тем не менее – в Грозном тоже живут люди. Но много лет там шла война. В последние годы ее активной фазы много говорилось, что те, кто сражался тогда с федеральными частями, уже выросли, не зная иной жизни. И это те, кто воевал. Между тем это коснулось и тех, кто жил мирно. И мир только тогда по-настоящему вернется туда, когда мы с вами точно так же легко сможем на выходные (или в будни, по бизнесу) махнуть в Грозный, как сейчас в Питер или Казань.

Я уверен, что именно поэтому руководители «Терека» и республики так держались за возможность играть дома. Это же огромное событие, меняющее умы, нормализующее жизнь: к вам приезжают десятки, сотни людей со всей России поболеть за свои команды, посмотреть по сторонам... Ничего подобного в жизни Грозного не происходило лет двадцать.

Но если футбол не сможет в Грозном стать собственно игрой, в которой есть место и победам, и поражениям, и – да, да! – несправедливостям, потому что куда без них в спорте – он просто уйдет оттуда. Невзирая ни на что – и в том числе на политическую волю. И историческая возможность исчезнет.

ФУТБОЛЬНОЕ ПОКОЛЕНИЕ NEXT

Противоречия между пониманием футбола как социального фактора и как спортивного соревнования на самом деле нет. Рамзан Кадыров, говоря о том, что в «Тереке» будут играть только чеченские футболисты, может не отдавать себе отчета в том, что так в мире просто не бывает. Но это ведь не принципиально. Потому, что в развитие своих слов Рамзан построит в своей республике футбольные школы. Пускай работают эти самые десять лет. Если проработают десять, то уже не остановятся.

А вот где будет к этому времени «Терек», совершенно неважно. Мы и про себя-то не можем загадывать. Поживем – увидим. 

P.S. В материал вкралась досадная неточность. Мне известно, что жители Чеченской республики не любят название «Чечня», и в тексте я его избегал. К сожалению, в редакции, дробя текст подзаголовками, использовали именно эту форму названия. Я сожалею об этом несоответствии. Здесь я его исправил, как и пару стилистических загогулин.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.