Блог Русский бомбардир

О составе сборной. Часть 1

Наступило самое интригующее время: вот-вот, может быть, завтра, а может быть, в среду Хиддинк объявит состав. Каким он будет – ясно не до конца, потому что это может быть как окончательный состав из 23 человек, так и промежуточный – 26-28. На самом деле я практически уверен, что не будет 23-х. Потому, что тогда любая травма на предтурнирном сборе (а это, в общем-то, будни) приведет к надобности вызывать другого человека из отпуска.

Угадать состав очень интересно. Даже не для того, чтобы угадать тик в тик – сам процесс увлекателен. Не скрою, я провел несколько занимательных часов, анализируя эту проблему. Можно было и меньше, но хотелось растянуть удовольствие и вместе с ним я растягивал круг материалов, которые привлекал к анализу.

Для начала я стал думать, а будет ли Гус использовать длительный сбор для того, чтобы попробовать наиграть игру в четыре защитника. Ну, потому, что в три центральных получается негибко. Этот строенный центр, имея главным плюсом клубную наигранность, на самом деле очень сужает дальнейшую вариативность игры. Уж слишком ясно, например, что при игре «в три» на краях остается по одному человеку, и, к примеру, становится ясно, что как ни крути, а атакующий потенциал Жиркова – сильнейшего сейчас нашего полузащитника – уменьшается. Даже чисто математически. Ну, и далее, не имея футболиста, который в полузащите мог бы сыграть чистого опорника, задачи центра полузвщиты тоже становятся практически неварьируемыми.

Иногда сборная может сыграть с двумя центральными полузащитниками и тогда «группа атаки» увеличится до трех человек. Это возможно и по ходу встречи

Как вообще играет сборная? Под какой вариант игры собирается состав? В общем, ясно, что перед вратарем располагаются три защитника (дискуссию о том, сколько их будет, отложим на потом), ещё два фланговых игрока, три центральных полузащитника и два игрока впереди, которых назовем «группа атаки»: там не обязательно два чистых форварда. Там есть варианты. Иногда сборная может сыграть с двумя центральными полузащитниками и тогда «группа атаки» увеличится до трех человек. Это возможно и по ходу встречи.

Давайте это себе просто в голове нарисуем.

А теперь вопрос. Если предположить, что от игры «в три» переходим на игру «в четыре», то что меняется? Меняется то, что появляется позиция чистого левого защитника. Собственно, это и призвано в теории развязать руки Жиркову.

Но фокус в том, что чистого левого защитника у нас в общем-то нет. Из вариантов есть три. Первый – Ренат Янбаев. Он весьма моторен и очень быстр. Однако у него есть проблема: он практически не может встречать соперника лицом. Для того, чтобы противодействовать сопернику в своей зоне, Янбаев, как правило, пропускает его вперед, а потом догоняет и атакует сзади – за счёт скорости, в которой он и вправду блистателен. Тем не менее это делает его манеру как минимум однообразной, а раз однообразной – значит, к ней сопернику легче приспособиться и легче использовать. Второй вариант – Алексей Березуцкий. Это футболист, безусловно, стартового состава, но есть разница – играть слевак из трех центральных или играть чистого левого. Для чистого левого Алексей, пожалуй, несколько громоздок. Кроме того, он пока ещё не поправился окончательно, и предпринимать радикальные тактические шаги с не здоровым до конца игроком – большой риск.

Третий вариант – перевод налево Анюкова. Справа может сыграть и Широков. Но, во-первых, закрывать одну позицию за счёт оголения другой – тоже риск неоправданный. А во-вторых, имея Широкова в виду как флангового игрока, моментально теряется стратегическая возможность использовать его в центре или в полузащите. Потому, что как только такая надобность появится, сразу обнажается правый край обороны. А зачем?

На самом деле все плюсы перехода на игру «в четыре» – в свободе Жиркова. А достигается это тактически и без изменения пропорций. Просто представьте себе, что мы поворачиваем расстановку 3-5-2 по часовой стрелке примерно на один час. Оборона просто несколько смещается влево, Анюков оказывается по расположению на поле глубже Жиркова, а позиция левого центрального защитника не превращаетсяч в чистую крайнюю. И тогда с ней легко справляется и Березуцкий, и Колодин, который, конечно же, тоже в обойме. Самое главное, что если бы мы рассуждали всё-таки об игре «в четыре защитника», пришли бы к Алексею Березуцкому на краю как главному варианту. Так что для просчёта состава это не принципиальный вопрос.

Дальше. Есть несколько проблем, связанных персонально с игроками. Ну, например: вызывать ли Семака. В общем, вряд ли есть сомнения, что игрок его амплуа и в его форме сборной нужен. Но есть важное «но»: нужен – в обойме. Нет никаких гарантий, что это будет место в составе. А Семак ведь опытный игрок, бывалый. Захочет ли он «быть в обойме»? Момент щекотливый. Как он разрешится – можно только гадать.

Точно так же – лишь гадать – мы можем в вопросе, возьмет ли Хиддинк Аршавина. Аргументы проговорены сто раз, по меньшей мере, и выбрать можно как одно, так и другое. Хиддинк никому ничего на этот счёт пока не сказал, залезть к нему в подкорку мы не можем.

Разобравшись со стандартной расстановкой и обрисовав те вопросы, которые не поддаются просчёту, мы должны перечислить тех футболистов, которые непременно будут в составе. Нравится нам это или нет, но Гус работал с командой уже практически два года и, конечно, будет опираться на наработанное.

Полная ясность с тремя вратарями. Это Акинфеев, Габулов и Малафеев. Все играют достаточно прилично. Шунин четвертый сейчас. Он появится только в случае экстраординарных обстоятельств.

В обороне непременно будут вызваны Игнашевич, Василий Березуцкий, Колодин, Анюков, Широков. Практически непременно – и Алексей Березуцкий; оговорку делаю только с учетом того, что у него травма, лечение которой затягивается. Однако сроки восстановления таковы, что в обойме Алексей окажется почти наверняка. На него необходимо рассчитывать.

В средней линии не подвергаются сомнению кандидатуры Семшова, Зырянова, Жиркова, Торбинского, Билялетдинова. Динияр начал сезон неважно, но он – ключевая фигура у Гуса. А недостатки в мобильности тренер, готовый сделать ставку на игрока, всегда может поправить за три недели подготовки.

Если главный тренер говорит, что, в принципе, уже и сейчас почти всё ясно с окончательной заявкой, значит, такая логика уместна

В «группе атаки» не приходится сомневаться в приглашении Быстрова и Погребняка. Несмотря на определенные игровые проблемы на старте сезона, на основании анализа косвенных источников я уверен, что непременно в составе окажутся Павлюченко и Сычев. Почему уверен? Потому, что не является секретом в футбольных кругах, что Гус крайне неодобрительно отнесся к воспитательному процессу Павлюченко в «Спартаке». Если бы не рассчитывал на игрока, так не реагировал бы. В общем, на самом деле видно, что у неиграющих сборников в «Спартаке» проблемы отнюдь не только чисто спортивного плана. А, стало быть, сборная не станет делать на них поправку. Там другая команда, другой тренер, другие взаимоотношения.
Что же касается Сычева, то его игра в данный момент имеет только один недостаток – нет голов. Кондиции у Сычева отличные, работает он добросовестно, а нападающий, способный действовать в глубине, хороший в подыгрыше, сборной просто необходим. Особенно в связи с отсутствием Аршавина в первых матчах как минимум. Всё это делает шансы Сычева преобладающими.

И Аршавина оставляем в скобках. Итого у нас получается восемнадцать игроков, с Андреем – девятнадцать.

Здесь мы, конечно, рассуждаем в основном на основании того, что БЫЛО. Но, если главный тренер говорит, что, в принципе, уже и сейчас почти всё ясно с окончательной заявкой, значит, такая логика уместна. Будь иначе, планируй Хиддинк большие изменения и новые творческие искания – он говорил бы о более широком круге кандидатов.

О тех, кто может быть приглашен в команду в качестве соискателей оставшихся мест – поговорим ближе к вечеру или завтра. Это отдельная интересная тема.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.