Перемен, мы ждем перемен!

Теги Локомотив Анатолий Бышовец премьер-лига Россия Юрий Семин

Взятки в «Ньюсвике» и повсеместно

Это не очень даже текст, я отвечал на вопрос в конференции о фактах, изложенных в последней спортивной публикации уважаемого издания «Ньюсвик». Но вот увлекся, написал много и выкладываю тоже и на блог. Тут читать удобнее, да и вообще.

Вопрос inkognito: Василий, приветствую, как отреагируете на статью Чермена Дзгоева на этом сайте про Бышовца? Вы его немало защищали, мне интересно, как отреагируете сейчас?

Ответ: Я не очень люблю заниматься рецензиями, однако в данном случае я, пожалуй, напишу. До вашего вопроса и не читал эту заметку, кстати. Правда, вчера у меня дома была небольшая вечеринка, я пригласил нескольких коллег на дружужин, и я слышал, что вышел текст Чермена в «Ньюсвике», в котором собраны все анекдоты о Бышовце. Теперь вот почитал и вот что мне хочется на этот счет заметить.

У меня сложное отношение к Бышовцу. Наверное, стоит в очередной раз об этом написать заметку – в ответах на вопросы я просто не могу всего объяснить. Я постараюсь сделать это в ближайшем будущем, я сейчас просто оговариваюсь, что сейчас хочу поговорить не о Бышовце, а вот именно о том, что вокруг него разворачивается. Потому, что это тоже проблема: человек может быть кругом виноват, он может быть при этом даже нехорошим человеком, но когда вместо нормального грамотного разбора ситуации начинается травля – нет, это недостойно профессии. Травить, а тем более слабого (а Бышовец сейчас весьма слаб) человека – ну, Чермен Дзгоев, я слышал, родом с Кавказа. Наверное, он знает, что это как минимум не по-мужски. Я считаю, что его работы в «Ньюсвике» выходят за рамки профессии и являются чистой воды попсой. Человека несет. Теперь объясню, а вернее – покажу, почему я так считаю, на примере текста о Бышовце. Он опубликован на сайте в редакционном блоге журнала. Это же названо «расследованием». Значит, важно, чтобы оно было логичным.

Травить слабого человека (а Бышовец сейчас весьма слаб) – не по-мужски

Вот второй абзац текста: зрители валят валом со с треском проигранного «Реалу» матча. Следующее предложение: «вместо класса и мотивации большие инвестиции принесли в команду одни лишь скандалы и склоки». Я не спорю с утверждением. Возможно, это даже так. Я просто думаю, что это очень серьезный вывод, который нуждается в аргументации. Каким образом именно инвестиции принесли в клуб склоки-то? Такое действительно бывает, и когда случается, то становится серьезной проблемой. Но в тексте это утверждается так, на голубом глазу, через запятую. Голословно.

Причем в следующем абзаце автор ссылается на мнение неизвестных людей («в «Локомотиве» уверены (кто уверен, почему уверен – вопр. авт.), что увольнение Бышовца и станет спасением для клуба»). Теперь вопрос: Бог с ними, неназванными людьми в «Локо», которые считают, что увольнение решит проблемы. Я бы просто хотел узнать: если проблемы клуба в бездумных инвестициях, то почему и как они могут решиться с увольнением Бышовца? Он что же, излишки финансирования с собой в рюкзачке унесет? Или это он бездумно денег в клуб насыпАл, из олимпийских, видимо, накоплений?))))

Да это же ржач. Это не расследование, это у автора такая сумасшедшая каша, а точнее, мамалыга в голове... Ну, как это можно писать? Кто у них там редактор-то, это же просто по-русски выглядит глупо, даже если б было колонкой, а не «расследованием».

Вот скажите мне, в чем мы видим инвестиции в клуб? В каких шагах, действиях? Наверное, в капитальном строительстве. Стадион у «Локо» и база построены уже достаточно давно. При том же хозяине (он у клуба вообще никогда, по-моему, не менялся), но тем не менее. Я понимаю, что не об этом в тексте Чермена Дзгоева речь, но все же отметим, что вряд ли это те инвестиции, которые приносят в клуб склоки. В чем еще проявляются инвестиции? В кадровой политике. В том числе – во вложениях в трансферы, в покупках игроков. Ну, на мой взгляд, в последние лет пять «Локомотив» не тратил денег на покупки настолько удачно и счастливо, как в этом году. Очень хорошие приобретения, особенно если не спорить о труднодостижимом идеале, а просто сравнить с прошлым-позапрошлым годами.

Я дальше на эту вот тему не стану рассуждать, потому что это ведь просто анализ написанного в журнале.

Вот третий абзац второй части текста, которая называется «Дитя революции». Цитата: «Бышовец не любит рассуждений о том, что олимпийский турнир всегда считался соревнованием молодежных сборных». Я, во-первых, не понимаю, как турнир может «считаться» молодежным. Он либо является молодежным, либо не является. Точно так же, как «Ньюсвик» не может считаться иллюстрированным журналом. Он им является. А главное, что в 1988 году, когда Бышовец в качестве главного тренера выиграл Олимпиаду, этот турнир не был молодежным. Он им стал со следующей Олимпиады. Садитесь, за матчасть двойка. Кстати, далее, описывая карьеру Бышовца, автор опускает период его работы на Востоке, а также в португальском «Маритиму» и в ведомстве хозяина «Хартс» Владимира Романова. Я это к чему говорю? Абсолютно не к тому, что это какие-то феноменально значимые вехи. Я это говорю к тому, что если бы автор действительно вел расследование, он бы в биографии искал факты, а не произвольные обобщения. Я не защищаю Бышовца – он противоречивый сложный человек. Может быть, даже плохой человек (допустим). Но плохим человеком быть можно. И хорошим, кстати, тоже быть не подвиг. Я вот прекрасно знаю, что очень много предметного и точного можно было бы узнать Чермену Дзгоеву о Бышовце и его методах работы от Владимира Романова, телефон которого может быть найден за пять минут и который навряд ли откажется от разговора с журналистом «Ньюсвика».

Неужели Семин сидел дома, пия чай с малиной, и робко ждал звонка из РЖД с предложением возглавить клуб?

Дальше автор более или менее близко к тексту рассказывает кулуарные толки и слухи. В общем, там достаточно много достоверного, хотя и не уйти от смешной подробности, что смена руководящего состава в клубе названа «осенней революцией Якунина», хотя произошло это в декабре. Но я бы хотел заметить две вещи по существу. Во-первых, я думаю, что методика принятия решения по Бышовцу имеет крайне косвенное отношение к тем процессам, которые привели к кризису в команде (о команде, заметьте, пока не сказано ни слова). Я вот лично очень уважаю и в этом не оригинален, Юрия Павловича Семина. Но неужели вы думаете, что сам он сидел дома, пия чай с малиной, и робко ждал звонка из РЖД с предложением возглавить клуб? Думаете, Юрий Павлович сам не ломился во все доступные ему двери? И разве имеет значение, делалось это через Морозова, Липатова, Якунина или Кондолизу Райс? Нет. Интриги, интриги, интриги. Везде, где у нас многоступенчатое коллегиальное руководство, везде это происходит. Только единоличное ответственное управление сводит этот процесс на нет. Я это все к чему говорю? Смешно, просто смешно в интрижности видеть генезис конкретных проблем клуба. А если уж видишь – то это прослеживать нужно, а не многозначительно рассказывать давние бывальщины. История прихода Бышовца в клуб рассказана, по мне, достаточно достоверно. Но как это связано с кризисом сего дня? Я не говорю, что связи нет. Может быть, она и есть. Но где же она? Это ведь названо расследованием.

Пока что вообще ни между чем в этом расследовании нет связи.

И второе по этой части текста. Интересно мне, почему любое сколько-нибудь предметное замечание по работе Бышовца или клуба анонимно? Анонимно и неконкретно, заметьте. Вот смотрите, я выпишу сюда последовательно. Узнав о решении Якунина, Липатов, по словам источника, онемел. Липатов, по словам источника, никогда бы не взял на работу Бышовца. Все знают, что Бышовец коммерсант, а не тренер, усмехается бывший коллега по работе (этому-то что терять, если он бывший, да и что в этих словах особенного-то, чего прямо нельзя сказать – но бывший коллега тем не менее говорит это анонимно и журналиста, что главное, устраивает, что настолько общие слова он публикует на условиях анонимности). «По сути, он клептоман», – говорит один из российских агентов. И этот, не сказав ничего предметного, анонимен.

Нет, конечно, порой бывает, и само по себе это будни нашей профессии, что цитируешь человека, не имея возможности его назвать. Но вот ведь что важно: во всей этой части текста иных свидетельств просто нет. Ну, как же так? Неужели не нашлось человека, который открыто может сказать хоть что-то из этого набора нефактических обобщений?

Кстати, а с Липатовым не попробовали встретиться? Он сейчас очень спокойно встречается с журналистами. Где же пресловутая «вторая точка зрения», которая так необходима в «расследовании» по всем тем канонам, которых «Ньюсвик», журнал американский, придерживается? В американской журналистике это все очень четко, канонически прописано.

Вся эта заметка написана в кабинете, не выходя наружу

Дальше опять гениально. Следующая часть текста называется «Вход – рубль». Я приведу абзац полностью: «Эта любовь настигла Бышовца, по словам другого агента (курсив мой), еще в годы его расцвета. Фамилия будущего тренера упоминалась рядом с умопомрачительными суммами даже во время его карьеры игрока – причем игрока великолепного. Владимир Высоцкий на эту тему спел: «Но недаром клуб «Фиорентина» предлагал мильон за Бышовца».

Здесь очень смешно даже не то, что в качестве аргументации об устройстве души конкретного человека не нашлось иных свидетельств, кроме песни Высоцкого. Смешно то, что этого «мильона» никто не получил, потому что ни в какую «Фиорентину» Бышовец не поехал! О ржач. Не поехал, потому что, как выходит из логики незадачливого автора, любит деньги. Каково, а? Ладно, что это Чермен пишет. Важно, что это все «Ньюсвик» публикует!

Дальше очень интересная история, я сам слышал ее много раз в незначительных вариациях, о поездке Бышовца в 1992 году в Лиссабон. Не знаю, что правда, а что нет в этом анекдоте, занятны два других аспекта: почему эта история, в которой фигурируют помимо Бышовца реальные лица, так вот – почему ее рассказывает коллега Андронов, а подтверждает ставший уже привычным «один из агентов»? Неужели он при этом присутствовал? Почему в этом случае об истории рассказывается как о факте, а не как о занятном анекдоте? Потому что он ведь действительно занятный... Но вот с Романовым, например, Дзгоев не пообщался. Не пообщался он, например, и с Червиченко, который работал с «Химками» практически сразу после ухода оттуда Бышовца и мог бы что-то интересное рассказать. Он вообще ни с кем не пообщался. Он поболтал с Лехой Андроновым, который стал его первым хронологически в заметке прямым свидетелем и рассказал о событиях, при которых он не присутствовал. Любопытства ради я спросил у Яндекса, чем занимался Леха в 1992 году. «Мы познакомились (с Газзаевым – прим. авт.) в 1992 году, когда Газзаев работал в московском «Динамо». В то время, перейдя из «Книжного обозрения» в «Футбол-экспресс», я делал первые шаги в спортивной журналистике». Это из интервью Фатимы Гамми, думаю, с Черменом отлично знакомой, поскольку родом оба они из Владикавказа, да и Леша очень любит вспоминать, что наполовину осетин. Кстати, очень, по-моему, заслуживает уважения, когда человек чтит свои корни. А я привел все это к осетинскому знаменателю, исключительно чтобы еще раз продемонстрировать, что вот собрались приятели – и потрепались. А потом один написал заметку в «Ньюсвик», а другой рассказал на телевидении нечто. Ребята молодцы. Они журналисты. Оба.

Коллега Андронов так и останется в этом расследовании единственным прямо цитируемым человеком. О дела! Ну, расследователи...

Дальше «один из агентов» смеется и рассказывает, как помощники Бышовца заносят ему по 3000 долларов (заметьте, не по 2500 и не по 4000, а именно по 3000) в день зарплаты. Я уже непроизвольно начинаю смеяться вместе с «одним из агентов». Может, это Джеймс Бонд? По уровню осведомленности и засекреченности они уже почти сравнялись.

Зарплата Бышовца указана неправильно.

Ну, а вот это уже просто мелко: «По информации Андронова, тем же самым Бышовец занимается и в «Локо». Неделю назад комментатор рассказал об этом в прямом эфире НТВ+. Клуб отреагировал очень мягко, судиться не стал, вместо этого, по информации Newsweek, руководитель спортивных каналов «Плюса» Анна Дмитриева поговорила по телефону с Юрием Семиным. Дмитриева сказала, что ситуация для «Локомотива», конечно, неприятная, но сама она пообщалась с несколькими людьми, в том числе с Владимиром Маслаченко, и сделала вывод, что сказанное Андроновым – «не на пустом месте». На что Семин якобы отреагировал фразой «мы в курсе».

Откуда у «Ньюсвика» информация о телефонном разговоре Дмитриевой с Семиным? Они телефоны слушают, да? Нет. Это просто вот так, походя, рассказывая черт знает о чем из третьих рук, Чермен Дзгоев раз за разом подставляет приличных людей, выставляя их в лучшем случае в балаганном свете. В одном абзаце – троих: Семина, Дмитриеву и Маслаченко (нет никого моложе 60 лет). Наверное, это еще одна кавказская традиция – подставлять старших. Я уже корни ищу только в воспитании и в личности автора, поскольку к профессии это ведь никакого отношения иметь не может.

Заметьте только одно: все названные в этом абзаце люди – публичны, уважаемы и достаточно порядочны. Задайтесь вопросом: если все это так, то что же они молчат? Ни слова, ни полслова, а вообще-то Маслаченко вот, к примеру, еженедельный эфир имеет на «Плюсе» авторский и в выражениях там сроду не стеснялся. По логике автора ответ здесь может быть только один: очевидно, из того, что Бышовцу заносят его помощники и игроки, он сам заносит уже всяким другим людям. Может быть, и Юрию Павловичу, глядишь, и Анне Владимировне. Нет, правда, Чермен, что же ты не поднялся до этого предположения? Оно абсолютно в духе написанного ранее.

И слова эти не стоят ни гроша ни в какой валюте. Ровно ни одно слово во всей этой заметке. Вся эта заметка написана в кабинете, не выходя наружу, и содержит перетирание более или менее старинных анекдотов, разложенных на куче непостиранного белья. К положению вещей в сегодняшнем «Локомотиве» относится полтора абзаца из источников на условиях анонимности. «Ньюсвику» должно быть просто стыдно за такую работу непрофессионального журналиста, потому что публикацию такого рода в «Ньюсвике» нельзя представить себе иначе, как в случае занесения Черменом Дзгоевым половины своей зарплаты (а во Владикавказе он все равно не получал и такого) главному редактору Леониду Парфенову и его заместителю Дмитрию Кузнецу. А что? Логика издания – к шагам и поступкам издания, и иного объяснения я тут просто не нахожу. Текст-то ниже критики, но вот ведь вышел.

Ну, а в сообществе после таких опусов люди становятся нерукопожатными. Сами себя они при этом считают, конечно, смельчаками.

P.S. Надо, надо написать про «Локомотив». Я сделаю это в пятничной колонке в «Советском спорте». Это будет о положении вещей в команде и в клубе, и о главном тренере Анатолии Бышовце, вот что я могу вам точно обещать. Пропорции будут понятны в процессе написания. Но пора.

Свежие записи в блоге

24 января 09:19
Как встретить Месси

21 марта 2016 20:00
«Нет, не присоединяюсь». Василий Уткин – об извинениях «Советского спорта» перед ЦСКА

14 марта 2016 21:13
Василий Уткин – о том, почему надо смотреть МЛС

28 февраля 2016 15:20
Не надо гадать о Семаке

17 февраля 2016 13:51
Василий Уткин – о майке Тарасова

8 февраля 2016 16:34
Мельгарехо – замена Промесу? Василий Уткин – о дилемме «Спартака»

13 декабря 2015 13:25
«Посмотрим, что перевесит – откровенно дебильная система проведения или разнопестрота»

12 декабря 2015 05:54
Субботнее. Про еду

10 декабря 2015 09:13
«Рядом с ней я чувствую себя как популяризатор науки около ученого». Василий Уткин – об Анне Дмитриевой

6 декабря 2015 18:48
Куда же деться от тоски? Василий Уткин – о «Спартаке»

Сегодня родились