android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Перемен, мы ждем перемен!

Мои любимые комментаторы-2

Ну вот, что получается свысока – мне уже написали. Наверное, было бы странно, если бы обошлось без подобного упрека. Ну да ладно – на это стоило пойти. Я просто хочу поговорить о профессии. И рассказываю я о том, что мне в нашей профессии близко. В конце концов, в заметке не упомянут никто из тех, кого я не знаю и не люблю. Надеюсь, они поймут меня правильно, а чтобы правильно поняли все – так не бывает, и учит этому в том числе и комментаторская работа. Всегда люди болеют за разные команды, и кому-то не угодишь. Вообще, главная специфика нашей работы заключается в том, что мы встречаемся с нашим зрителем в момент, когда он испытывает эмоции чудовищной подчас силы. Ведущие новостей или ток-шоу с этим не сталкиваются...

В общем, нужно быть полным идиотом, чтобы верить всему, что происходит.

Продолжаем. В моем сугубо субъективном, построенном по принципу личной симпатии рейтинге есть еще семь незанятых мест.

Я рассказал о своем отношении к практике коллеги Стогниенко. Нужно написать и об Андрее Талалаеве, которого я уже вспоминал здесь. Я восхищен его прогрессом. Разговор о том, насколько важен для комментатора опыт профессионального футболиста, является бесконечным в силу того, что он беспредметен: нам известны толпы случаев, когда никогда не игравший в футбол профессионально человек отлично комментирует и когда замечательный в прошлом футболист не может связать двух слов. Насколько важен опыт футболиста? Он неоценим! Но не сам по себе. А то, как ты умеешь им пользоваться, только, исключительно, эксклюзивно в этом случае.

Никому в жизни не приходится говорить подряд девяносто минут

Вот Андрей умеет. Он чрезвычайно органичен. Такое впечатление, что вот закончил играть, ушел с поля, принял душ, вышел – и поднялся в комментаторскую будку. Он узнаваем, каков он в разговоре – таков и в работе. Но на самом деле это, конечно, совершенно не так, простота тут кажущаяся. Известно ведь, что проза как литературный жанр, хотя и больше похожа на обычную речь, возникла позже поэзии и является более сложным видом лутературы. Именно потому, что литература – не живая речь, поэтому она возникает сперва в поэтическом виде – как нечто отличное от повседневного. И только позже, как новый, отличный от первого, жанр она делает шаг в сторону естественности – ритм и рифма уже не необходимы, их отсутствие и становится новым – более сложным приемом...

Поначалу Андрею были свойственны все те же проблемы, с которыми всегда сталкиваются футбольные люди на телевидении. Не стоит тут говорить о косноязычии или о недостаточном образовании, просто телевидение – тоже профессия, которой надо овладеть. Никому в жизни не приходится говорить подряд девяносто минут. Это можно только благоприобрести. Или – не благоприобрести. Так что органика – вещь не врожденная, нужно научиться быть собой в новых обстоятельствах.

Я открыл для себя комментатора Талалаева в репортаже о Суперкубке Европы, когда «Севилья» вынесла «Барсу». Это был первый случай, когда я слышал, как он работает один. Все-таки способность работать сольно – это совсем другая история, нежели пара. Очень многие спортсмены могут участвовать в репортаже в качестве собеседника, «эксперта», для этого вполне достаточно просто грамотной речи и способности компактно изложить мысль. Ведь рядом с тобой, полуобращаясь к тебе с полувопросами, сидит профессиональный, так сказать, собеседник. Совершенно другое дело – уметь размышлять вслух, что называется, без посредника. Эта привычка вообще немногим свойственна, а потом – тут же ты сам должен определять ритм репортажа... Что и является важнейшим навыком, который отделяет эксперта от собственно комментатора.

Сколько было таких «приходов» на уважаемом канале «Спорт» – а получилось-то только у одного Андрея

Тем репортажем Андрея я был просто восхищен, даже помню, что тут же отправил ему какую-то очень темпераментную SMS-ку.

В чем вообще проблема экс-спортсмена на телевидении? Ну, во-первых, часто человек, сам игравший, начинает учить. Говорить – «как надо». А зрителю не надо – как надо, он хочет рассуждать вместе с тобой. И вообще он не в институт за парту пришел или там в школу рабочей молодежи, он сел смотреть футбол. Его необходимо увлечь, и именно это первично... А во-вторых – мало кто из экс-спортсменов, особенно сейчас, когда профессиональный спорт наконец-то приносит людям заслуженный серьезный заработок, так вот: мало кто относится к телевидению серьезно. Между тем, это профессия и это работа. Она не требует, разумеется, ежедневных многочасовых двухразовых тренировок, но она тем не менее кое-чего требует. Не только явки к началу эфира.

Андрей относится к своему новому поприщу именно как к самостоятельной работе. Это редкость. Вот ведь сколько было таких «приходов» на уважаемом канале «Спорт» – а получилось-то только у одного Андрея. А пробовалось за годы десятки людей. Десятки! Пожалуй, вижу только один подобный пример на своей памяти – как приходил на телевидение Денис Панкратов. Он внедрялся в любую телеспецифику просто как одержимый. Двукратный олимпийский чемпион, он – в истории, а сейчас он просто классный комментатор и очень классный ведущий. Я думаю – один из лучших. Но об этом я напишу потом отдельный текст.

Меня очень подкупает в Талалаеве то, что он очень прибавляет, что он исправляет шероховатости всякие. Он, конечно, стесняется немного. Вот, в частности, очень забавно, что он всякий раз, когда собирается сказать что-нибудь нестандартное (например, пошутить), как бы предупреждает: а вот сейчас я пошучу. Вы, типа, не подумайте, я вообще-то человек серьезный. Но сейчас пошучу. Нет, вы только не обижайтесь... О... Как говорят футболисты... Эх. Пошутил. Назвал Комбаровых комбариками.

Как комментатор я тяжело страдаю от того, что Стогниенко и Талалаев не работают у нас на канале

А это на самом деле в порядке вещей. Их так вообще все вокруг называют.

Но это наживное. Еще нужно обязательно запретить себе вообще произносить словосочетание «настоящий праздник футбола», от него прямо-таки веет пионерской линейкой. Но никто и не обещал, между прочим, что будет легко. Пока не закончит карьеру Радим (дай ему Бог еще тысячу лет), у Талалаева не будет конкурентов среди экс-коллег в жанре футбольного комментария. А, глядишь, и потом не будет – все же сами кузнецы своей удачи.

Как комментатор я тяжело страдаю от того, что Стогниенко и Талалаев, вместе и поврозь, не работают у нас на канале. Как зритель я от этого не страдаю никак.

В моем личном рейтинге комментаторов Андрей занимает шестое место.

А седьмое – человек, которого год назад я бы точно не включил в десятку. В мой рейтинг он просто-таки ворвался. Я обалдел, когда увидел, довольно случайно угодив на французскую трансляцию (к Франции я в общем-то равнодушен), как он «стрельнул». На седьмое место я ставлю Тимура Журавеля.

Все знают, что Тимур – мой ближайший друг. Вообще, я своих друзей и отчасти врагов совершенно не скрываю, но вопросы о том, насколько это определяет мои взгляды и симпатии, не иссякают. Вот очень простое соображение: разве это не логично – дружить с людьми, которых ты уважаешь и ценишь? То есть связь здесь обратная вполне разумна... Скажу вам больше: комментарий как жанр, если вы очень хорошо знаете того, кто комментирует, лично, вообще очень усложняет восприятие. Дело в том, что в режиме 90-минутного монолога ты видишь человека как на ладони. Он весь себя проявит в комментарии – со своим темпераментом, порой даже с политическими взглядами. Ну, как облупленный. Вот среди моих друзей и людей, которых я хорошо знаю и с симпатией к ним отношусь, немало таких, которых в комментаторском качестве я совершенно не принимаю. Потому, что видно: плавает человек, старается быть кем-то другим.

У Тимура присутствует феноменальная реакция и способность быстро формулировать

А вот Тима не меняется. Он ровно такой, какой в жизни. Как и в случае с Андреем Талалаевым, он очень органичен. И ему тоже это далось совершенно не сразу.

Скажу честно и откровенно: когда я задавался вопросом, получится ли из Тимура комментатор (на всякий случай – он участник самого первого конкурса 96 года, после которого он все это время работал и работает репортером «Футбольного клуба»), я всегда думал, что нет. Не могу в точности сказать, почему. А вот Дядя, кстати, верил. Из качеств, которые обязательно должны быть присущи комментатору, у Тимура присутствуют совершенно феноменальная реакция и способность очень быстро формулировать. Кстати, с помощью этих же качеств можно описать сущность такого явления, как чувство юмора. Оно у Тимы скорострельное, как автомат Калашникова.

Но в манеру это как-то не складывалось. Тимур работал ни шатко, ни валко.

Но вот случился прорыв. Так, кстати, часто бывает: мы с Димой Федоровым уже сколько раз ловили себя на том, что вот, например, когда готовишь из молодого парня репортера – вот он делает, делает раз за разом какие-то идиотские ошибки, переписываешь за него тексты, инструктируешь дословно перед выездом – а потом вдруг он становится взрослым единым махом. Вдруг привозит отчет о матче, и ты понимаешь – может. Научился! И наблюдения эксклюзивные, и интонация ни на кого не похожая, вот он, авторский взгляд на хорошем русском языке! И тут срок у каждого свой. Вот то же произошло с комментатором Журавелем. Он резко обрел себя в профессии.

А сам Тимур вообще-то – человек очень разнообразных интересов, профессионально, например, разбирается в театре и кино. Как репортер он постоянно бывает в разных интересных местах, как ведущий репортер программы – именно в тех местах, где происходят исторические в футбольном смысле события. Он очень наблюдателен – в чем, собственно, зерно профессии журналиста. Просто эти качества не могли преломиться до поры в репортаже. Я почему говорю об этих вещах, которых зритель совершенно не должен знать о комментаторе – да потому, что я объяснил выше: когда ты хорошо знаешь человека и видишь, что в репортаже он «зажимается», это красноречивее любых характеристик чисто ремесленных говорит тебе, что он далек от мастерства.

Репортаж – это диалог средствами монолога

Сильные стороны Тимура-комментатора – это звучание, конечно. Все то, о чем я говорил в этом аспекте про его ровесников Кирилла Дементьева и Володю Стогниенко, есть у него слитно. Отлично интонированный голос, Тимур прекрасно умеет пользоваться вот этими переходами – от восклицания, от «гона мяча» к практически разговорной интонации. Он не выпадает из матча, оченнь концентрирован. Но важнейшее качество – думаю, это от огромного репортерского опыта – у Журавеля есть то, что я бы назвал применительно к нашей профессии «защитой от дурака». Что я имею в виду? А вот что: всего знать нельзя. Но у тебя должно быть такое вот чувство, что про то, чего ты не знаешь, ты не говоришь. Не подставляешься. Тимур, в частности, если говорить уже о слабостях, на фоне лучших не слишком хорошо разбирается в игре. Но при этом он совершенно далек от излишних умствований о тактике или чрезмерного смакования технических подробностей, чем грешат многие. Лишены его репортажи и назидательности. Они легки, они не напрягают.

Я бы сказал, что из практически всех своих ровесников Тимур ближе других подошел к той точке мастерства, которая, как мне представляется, символизирует собой качественную ступень. Фокус футбольного репортажа заключается в том, что он по форме является монологом. НО! По сути-то, по своей сути – он не может быть монологом. Это диалог! И тут не важно, сольный репортаж или парный. Репортаж есть диалог в первую очередь со зрителем. Зритель смотрит игру – и ты не можешь уходить далеко от игры. Ты должен быть ей адекватен. Ты трактуешь момент так или иначе – но ты должен понимать, что у зрителя может быть свое понимание. И нужно оставить ему это право! Как? Всегда – с помощью снижения пафоса, с помощью самоиронии, с помощью интонации. С помощью пауз. Репортаж – это диалог средствами монолога.

О завернул...

Тимур диалогичен. Кирилл, например, никогда не будет диалогичен – он возьмет другим, у него свой путь. А вот в той манере, которую избрал Тимур, это крайне важное качество, качество мастера. Кстати, работать с ним в паре – одно удовольствие.

Но абсолютным хедлайнером нового поколения я считаю другого человека. И именно его из всей молодежи я ставлю выше всех. Четвертое место в десятке моих любимых комментаторов я с удовольствием вручаю Денису Казанскому. Кстати, он выиграл два года назад конкурс комментаторов.

Футболисты ни в какой момент времени не кажутся ему аватарами из компьютерной игрушки

Денис – чрезвычайно талантливый человек. Потенциально он может быть лидером нашего цеха, у него потрясающий набор качеств. Во-первых, у него удивительный голос – с легкой хрипотцой. С хрипотЦой, хотя славился этим, конечно, совершенно другой народный артист. Голос – это прирожденное, конечно, качество, однако это ведь очень важный фактор. Вкупе с очень нестандартной манерой говорения это составляет могучий козырь Дениса – его ни при каких обстоятельствах ни с кем не спутаешь. Во-вторых, Денис отлично разбирается в игре (он в юности много занимался всяким спортом, преимущественно хоккеем). Из молодежи он в этом смысле такой один. В-третьих, Денис уже взрослый человек, жизненно опытный. Он не формирующаяся – он сформированная личность. Он взрослый человек, который прекрасно понимает, что делать можно, а чего не стоит. И футболисты ни в какой момент времени не кажутся ему аватарами из компьютерной игрушки – один из самых страшных соблазнов нашего времени, в фифы-то все играют. Или почти все. И думают, что это футбол. А это на самом деле просто фифа.

Ему повезло еще немного. Он попал, что называется, в струю. Он в придачу к своему таланту совершенно неожиданно получил возможность заниматься тем, чем всегда хотел. Его до сих пор носит в этом смысле на крыльях.

Я описывал здесь уже разные болезни роста – пока Кас избежал их. Вообще. Я вправду думаю, он скоро обставит нас всех.

Самое главное, что уже сейчас возносит Дениса в «топ», кто бы и как бы его ни составлял – у него есть сочетание высокого класса собственно ремесла со своей, ни на кого не похожей манерой. Практически про всех молодых комментаторов можно сказать, кому он так или иначе подражает, и в этом нет ровным счетом ничего плохого или вторичного. Тем не менее – у Каса своя манера. Он ни на кого не похож.

Четвертое место в моем рейтинге. Остались свободны первая тройка и пятое. Об этом – чуть погодя.

Свежие записи в блоге

21 марта 2016 20:00
«Нет, не присоединяюсь». Василий Уткин – об извинениях «Советского спорта» перед ЦСКА

14 марта 2016 21:13
Василий Уткин – о том, почему надо смотреть МЛС

28 февраля 2016 15:20
Не надо гадать о Семаке

17 февраля 2016 13:51
Василий Уткин – о майке Тарасова

8 февраля 2016 16:34
Мельгарехо – замена Промесу? Василий Уткин – о дилемме «Спартака»

13 декабря 2015 13:25
«Посмотрим, что перевесит – откровенно дебильная система проведения или разнопестрота»

12 декабря 2015 05:54
Субботнее. Про еду

10 декабря 2015 09:13
«Рядом с ней я чувствую себя как популяризатор науки около ученого». Василий Уткин – об Анне Дмитриевой

6 декабря 2015 18:48
Куда же деться от тоски? Василий Уткин – о «Спартаке»

30 октября 2015 08:54
Семейное. Уткин – о начальстве

Сегодня родились

Лучшие материалы