android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview

Матч-Понт

Уметь правильно сварить боксерскую капу и знать, как остановить кровоток при рассечении кожи черепа. Понимать прелести джинсов в вариации сэлведж и вникать в разницу между куртками Stone Island прошлых лет и нынешнего сезона. Больше того, уметь, знать, понимать и вникать надо одновременно,что крайне сложно. И тем не менее этими навыками должен обладать каждый человек, желающий попасть в число самых занимательных футбольных фанатов - casuals, или - в народе - «кэшлс». Первые кэшлс (в элементарном переводе - «обычные») появились в Британии в восьмидесятых - вышли из обыкновенных стадионных хулиганов (и, по сути, ими и остались). К тому времени мирное население и силы правопорядка научились опознавать хулиганье по шарфам и свитерам клубных цветов - английские, как выражался могучий спортивный журналист Юрий Ваньят, «болельщицкие массы» взяли привычку наряжаться таким образом еще в пятидесятых, когда и появился фанатизм - то есть когда болельщики «Ливерпуля» стали слаженно петь на стадионах, а на мерсисайдской арене «Энфилд Роуд» появилась первая фанская трибуна Тhe Кор. Итак, дебоширов начали опознавать - а, как легко догадаться, хулиганам не очень симпатичны ситуации, когда их вычисляют. Поэтому от ношения атрибутики ребята отказались. Снобизм повел их от простого к сложному: сначала они переоделись в котон не самых доступных предприятий Diadora, Sergio Tacchini и Lacoste, а потом открьти для себя настоящую дизайнерскую одежду, в их случае - подчеркнуто взрослого и мужественного вида; им подошли самые немаркие и практичные товары из цехов Armani, Burberry и Aquascutum. В новом тысячелетии болельщики из числа кэшлс перепрыгнули и этот барьер. для многих из них Стиль стал важнее Драки. «Мы понимаем в моде все. Мы, откровенно говоря, и есть мода», - как сказал в свежем интервью Ник Лав, английский алкоголик, режиссер «Фабрики футбола» и вообще певец кэшлс-культуры. Теперь в числе самых модных фанатов практически не осталось хулиганов: визуальное совершенство стало для них главной идеей существования. Начались эксперименты: совмещение несочетаемого, дизайнерские татуировки, исследование новых высокотехнологичных тканей вроде гортекса и кевлара; да, их сильно засосало. Они объявили себя smart casuals - если хотите, «смышлеными обычными». Smart саsuаls-это гетеросексуалы (теперь этот пункт, видите ли, стал требовать уточнения) с идеально воспитанным вкусом; эдакие упакованные, но маскулинные молодые люди. Вот они на гостевой игре родной команды, вот они напились и отболели свое, вот они едут домой - а вернувшись из путешествия, без проблем приходят поправиться в совсем не бедняцкий IceBar или в Attica - клуб со взыскательными стражниками на входе и Томом Фордом в качестве завсегдатая. Время идет, претензий становится все больше: сегодня, например, в этих кругах на смех поднимаются попытки наставника «Челси» Моуринью соответствовать образу франта, а тема проклятого метросексуализма затрагивается исключительно хохмы ради - эти хлюсты, мол, пороху не нюхали и вообще до понимания Стиля дошли, пользуясь подсказками толстых глянцевых ежемесячников, а никак не лично. Несколько десятков лет назад и наше отечество заполучило собственных футбольных фанатов. Развивалось все это дело по схожей схеме и пришло к закономерному результату. В середине девяностых свои casuals появились в «Спартаке» - красно-белые были в этом первыми. Потом подтянулись динамовцы с армейцами. К 2002-2003 годам из их числа вышли на свою отдельную орбиту странные, мало кем понимаемые футбольные модники-экспериментаторы. Эти люди принялись играть в совершенных снобов: дискутировать на тему, где дубовей фотосъемки - в Arena или в Esquire, или почему с подачи Хеди Слимана на последних показах Dior Homme звучали исключительно рокеры Тhe Rakes. Зваться истинными smart casuals в России сейчас могут человек двадцать, количество кэшлс (точнее, мнящих себя таковыми) вообще достигает неслабого числа в несколько тысяч. Между ними - переходный вид, несколько сотен, кого не отнести ни туда, ни сюда. Разделять всех этих парней по степени боевитости и общей околофутбольной вовлеченности не хочется, да и не надо - посмотрим на них, исходя исключительно из внешнего вида и впечатления, которое они производят.

Несколько тысяч Перед матчами, на матчах, после матчей каждой московской (и единственной нормальной петербургской) команды невозможно не заметить молодых людей, которые изо всех сил занимаются любимым делом. Они пыжатся. Объединенные в группки, они ведут себя под стать возрасту и преимущественно окраинному происхождению: руки в боки, эффектные сплевывания и не слишком педалируемая культура речи. Им обыкновенно по 15-20 лет, и они в абсолютном большинстве на поющих фанских трибунах. Они с гордостью носят сомнительного вида теннисные майки с левыми бирками Карра или Веn Sherman, недорогую спортивную классику на ногах, слушают ска, Oi! и почему-то транс. Они массово водятся в моллах и на центральных площадях. Они, в принципе, могут надеть высокие кроссовки-борцовки. Нужны еще комментарии?

Несколько сотен Этим ребятам, в маркетинговых сводках именуемым «20+», уже есть что терять и на что выпить. Большинство - работники офисов с перспективой карьеры и приятными девушками. То есть нормальные люди. Все из себя обычные. Разве что любят бокс (лучший боевой спорт для уличных столкновений) и имеют привычку побродить по торговым рядам на предмет Lacoste, Pringle, СР Соmpanу и Stone Island. Они - основные покупатели белых кроссовок на липучках и главные поклонники марки Fred Perry. Парка, поло, синие джинсы, белые кроссовки - вот классический комплект, точь-в-точь как у лондонских и бирмингемских собратьев. А еще они ходят на вечеринки с музыкой грайм, читают книжки всяческих бримсонов с уэлшами и отмечаются на фестивалях британского кино.

Несколько десятков

Им под тридцать или вокруг того. Работают в пиар-службах, трудятся дизайнерами, с готовностью идут на фриланс в журналы мод. К футболу неравнодушны, но на стадионах сидят с самыми равнодушными: в VIР-ложах, рядом с представителями сырьевой и биржевой России. К мнению этих людей прислушиваются сотрудники англофильского салона одежды на Никитском бульваре, они состоят в личной переписке с охранниками Мадонны (той самой) и больше всего на свете радуются возможности оказаться на вечеринках их кумира, англо-турецкого диджея Эрола Алкана - человека, которого они считают носителем идеального вкуса. Хотя бы за райдер. Требования в нем такие: бутылка водки и водички попить. Больше пунктов нет.

(С)("Афиша" , Игорь Компаниец)

Автор 

Лучшие материалы