Блог Футбольное чтиво

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 7 (последняя)

ПЕРВЫЕ ШАГИ В НАЦИОНАЛЬНОЙ КОМАНДЕ

Еще будучи юношей я всегда мечтал играть за национальную сборную. Свой первый шанс я получил относительно быстро. Юпп Хейнкесс сообщил мне, что Берти Фогтс включил меня в состав сборной. Наконец-то мне удалось попасть в сборную Германии, думал тогда я.

Свой первый матч за сборную я провел 5 июня 1991 года против команды Уэльса. Тогда мы выиграли 1:0. В повторной же игре в Нюрнберге я снова вышел на поле. Каково же было мое удивление, когда при каждом касании мяча болельщики освистывали меня. Постойте, не понимал я, я же играю за Германию.

После той игры мое настроение было ужасным. Штефан Ройтер, который родился в Нюрнберге, пытался было успокоить меня. Ему даже как-то неловко было за нюрнбергцов.

В 1992 году мы поехали на ЧЕ в Швецию. Это был первый для меня большой турнир в составе сборной. Однако, мое настроение резко изменилось, когда я увидел, в каких условиях нам предстоит играть. Маленький стадиончик, мало зрителей. В Германии при похожей обстановки проходят матчи в региональной лиге.

С горем пополам мы преодолели групповой турнир. Гол Хесслера со штрафного против России (1:1) спас нашу команду от фиаско. Тем не менее, к неожиданности многих, мы дошли до финала. У нас у всех было прекрасное настроение, и все только и говорили о победе. Однако, в финале мы уступили датчанам 0:2. Мой первый большой турнир я начал с поражения. Берти Фогтс обнял меня и сказал, что я еще выиграю большой турнир. «Через два года ЧМ в Америке», - произнес тогда бундестренер.

После ЧЕ я всегда входил в основной состав, но играл на непривычной и нелюбимой позиции правого защитника. Моими конкурентами в центре полузащиты были Заммер и Бухвальд.

АМЕРИКА

К ЧМ в США мы готовились в Канаде. Мотивация команды была огромная, но сказать, чтобы все шло гладко, было нельзя.

Перед отлетом в США Фогтс выступил с речью. «Я хотел бы, чтобы все усвоили принятые правила. У меня есть два билета без даты и фамилий обратно в Германию. И если кто-то провинится, то сразу же полетит обратно».

Да, классно, думал я. Суперречь! Возможно, на одном из этих билетов уже красуется фамилия «Эффенберг». Чиновники из НФС похоже совсем забыли, что имеют дело со взрослыми людьми. Смешно, когда состоявшемуся игроку бундеслиги говорят, что в 11 часов он должен идти спать или за три минуты успеть почистить зубы. Однажды с Бодо Иллгнером мы навещали своих жен, которые разместились в двадцати минутах от нашего отеля. Ровно в 22:50 мы вернулись в свою гостиницу. На пороге с недовольной гримасой нас встретил Фогтс. «Вам необходимо было покидать отель? И где вы, собственно говоря, вообще были?»

Когда мы сказали, что навещали своих жен, тренер посоветовал нам сконцентрироваться больше на игре, а не на семье.

Первую игру против сборной Боливии мы выиграли 1:0 – нормально для начала. Я играл правого защитника и поэтому был несколько разочарован. Но Фогтс неустанно повторял, что Эффенберг как раз подходит на эту позицию. Хорошо, думал я. Так тому и быть. Может в следующих играх Берти поставит меня в центр поля.

ADIUS, СБОРНАЯ

Нашу третью встречу мы проводили в Далласе против Южной Кореи. Конечно, наша сборная была явным фаворитом. Победа обеспечивала нам выход в 1/8 финала. Поведя быстро в счете 3:0, мы несколько успокоились и пропустили два гола. В 45-ти градусную жару нам было не так легко бороться против настырных корейцев. Немецкие фанаты не переставали оскорблять меня. Так как я играл у бровки, то слышал скандирование «Эффе raus!». Если бы я играл в центре… Что же случилось? Мы все боролись за одну цель, и игроки, и функционеры, и фанаты – стать чемпионами мира. Я не мог понять тогда этих свистов и провокаций. Мне пришло в голову даже попросить Фогтса заменить меня.

Беспокойства продолжались. После одного из моментов, когда фанаты снова выкрикнули какую-то гадость в мой адрес, я показал им средний палец. Это длилось буквально секунды две. Большинство людей на стадионе даже не заметили этого. У меня тоже не было никаких плохих предчувствий. На 75 минуте вместо меня на поле вышел Томас Хелмер. В конце концов мы сохранили преимущество и выиграли 3:2. После игры Заммер, Хесслер и Иллгнер пытались успокоить. Фогтс также попросил не отчаиваться. Впереди нам предстояло еще много игр. Так думали все.

Еще в Далласе президент НФС Эгидиус Браун подозвал к себе Фогтса и рассказал ему о моем «пальце». Предположительно, президенту все рассказал Румменигге. Еще ночью Фогтс вызвал меня и сказал, что ситуация не в мою пользу. Я пытался было оправдаться за свое поведение, но тренер ничего не хотел слушать о провокациях со стороны болельщиков. Я сразу же вспомнил о тех двух чистых билетах. Кстати, я так и не получил ни один из них. За билеты, в конечном счете, я заплатил из собственного кармана.

Я был шокирован. Моя мечта сыграть на ЧМ в Америке разрушилась. Я был готов. Бодо Иллгнер и Ике Хесслер говорили, что ничего не произойдет, а Руди Феллер обещал поговорить с тренером и не допустить моего «увольнения». Не знаю, сделал ли это Феллер. Я его никогда об этом не спрашивал.

На следующий день Браун прочитал мне целую мораль. Все сводилось к тому, что я немедленно должен покинуть расположение сборной. О`кей, сказал я, взял причитающие мне командировочные и собрался улетать.

Газетчики сразу же узнали о моем уходе. Ко мне подходили из Бильда, Киккера и других изданий взять эксклюзивное интервью. Мне предлагали деньги. Так корреспондент из Sportbild сказал, что заплатит за эксклюзив на 5 тыс. марок больше, чем предложит другое издание. В конечном счете, я подумал, что имею право высказать свое мнение. Я согласился дать интервью Sportbild, а полученные за «работу» 75 тыс. марок я спонсировал одному госпиталю в Гане, о котором мне рассказала монашка из Менхенгладбаха. Спустя несколько лет Самми Куффур подошел ко мне и сообщил, что в Гане выпущена почтовая марка с моим портретом. «В Гане ты настоящий герой, - сказал мне Куффур. - То, что ты перечислил деньги в больницу, знает каждый ребенок». Я был действительно горд. В Германии у меня имидж плохого мальчика, в Гане же я стал национальным героем.

В четвертьфинале Германия уступила болгарам 2:3 (Германия уступила болгарам 1:2 - опечатка в книге. А.П.). Это был конец. Если бы меня не выгнали, все могло бы быть по другому. Я помню, как Франц Беккенбауэр снял во время матча трусы и повернулся в сторону зрителей. И он не был за это наказан.

После ЧМ - 1998 года во Франции Фогтс уговорил меня вернуться в команду. Я сыграл два товарищеских матча на Мальте, после которых официально объявил о своем уходе из сборной.

РАЗВОД С МАРТИНОЙ И КЛАУДИЯ ШТРУНЦ

В начале 2002 года между мной и Мартиной образовалась трещина. Несмотря на то, что мы переселялись в наш новый дом во Флориде, я понимал, что не смогу больше жить с ней.

Я знал Клаудию Штрунц много лет. Мы дружили семьями. Когда Томас Штрунц закончил играть за «Баварию», они переехали в Кельн. Тем не менее мы часто созванивались по телефону.

Весной 2002 года Клаудия, работавшая тогда моделью, позвонила мне и предложила встретиться в Мюнхене, куда она прилетала. Мартина с детьми была в этот момент в США.

В воскресенье я встретил Клаудию в аэропорту. Мы были хорошими друзьями, не больше и не меньше. Но в тот момент произошел какой-то удар. В ее отношениях с Томасом также шло не все гладко. У Мартины же в Майами был любовник, и я знал об этом.

Клаудия поселилась в отеле Arabella Sheraton. Она пригласила меня на ужин в номер. Мы сидели на кровати, болтали, смеялись и ели суши. Уже тогда я понял, что не уйду из номера. И я впервые поцеловал Клаудию.

До среды мы встречались каждый день. Потом Клаудия улетела обратно в Кельн. Я был вне себя от волнения, я чувствовал свое счастье, я был по- настоящему влюблен.

После нашей домашней игры против «Вердера» вечером я сразу же полетел в Дюссельдорф, откуда меня забрала на машине Клаудия. Нам было ясно, что между нами происходит что-то серьезное, а не какая-то любовная афера. Мы забронировали отель, где и обсудили всю ситуацию. После этого у нас была прекрасная ночь.

Утром я улетел в Мюнхен на тренировку. Еще в аэропорту я написал СМС: «Это была чудесная ночь. Все было так прекрасно. Я все смотрю на твои фотографии. Ты прекрасна. Штефан».

Свой телефон я включил после тренировки. Пришел СМС. «Срочно позвони мне. О нас все узнали».

Это известие стало для меня настоящим шоком. Я поехал сразу же на ближайшую бензоколонку и выпил немного спиртного, после чего позвонил Клаудии.

Оказалось, что пока Клаудия занималась детьми, Томас Штрунц прочитал СМС. Думаю, не надо описывать, что испытал в этот момент Томас. Он наорал на Клаудию, побил все стаканы и тарелки на кухне. Потом на колонке купил две банки лимонной водки и залпом оглушил их. Клаудия пыталась было его успокоить, но это было бесполезно.

Вскоре позвонил и мой телефон. Это был Томас. Он сразу же наорал на меня. «Ты, свинья, ты украл мою жену. Если ты еще раз позвонишь, то что-то случится». Он пригрозил даже рассказать все газетам.

«Томас, - сказал я ему. В этой игре пять детей, подумай об этом. Если ты думаешь, что надо сообщить газетам, так сделай это». Я был уверен, что он не сделает этого. В конце концов, у него на стороне тоже была женщина. Разговор длился четыре минуты. Больше я никогда не контактировал с ним. Клаудия же так и так развелась бы со Штрунцем, даже если бы не встретила меня.

Несколько недель о нашем союзе никто не знал. Но так длится долго не могло, и мы решили выйти на публику. В программе RTL- Exclusiv я подтвердил, что Клаудия Штрунц – моя девушка.

Мои родители по- разному отреагировали на эту новость. Дети же, и до этого хорошо знавшие Клаудию, с понимаем отнеслись к ситуации. Уже спустя несколько месяцев мои дети спокойно играли с детьми Клаудии. Я чувствовал, что у меня сошел камень с сердца.

24 декабря перед Рождеством я сообщил Мартине, что хочу развестись с ней. В мае 2003 года истекал годовой срок, и мы могли официально оформить развод. Мартина была согласно и попросила сделать это в Америке. Уже 3 января ко мне пришел шериф и передал все необходимые бумаги. Я был удивлен, значит Мартина еще до нашего разговора подала сама на развод.

12 лет я прожил с Мартиной, и это был потрясающий отрезок в моей жизни. Конечно, печально разводиться. Но мы сделали все, что наш разрыв не повлиял на детей. Я оба были уверены, что сделаем все ради наших детей. В феврале я подписал бумаги о разводе.

Клаудия – особенная женщина. Он эротична и красива. Кроме того, она прекрасная мать. Она любит праздники и с удовольствием проводит время у камина. Она – женщина моей мечты.

Однажды я сказал ей, что очень сожалею, что не познакомился с ней раньше. На что Клаудия ответила мне, что прекрасно то, что мы вообще когда-либо познакомились.

Клаудия также развелась с Томасом. Все происходило намного сложнее, чем мы предполагали. Может быть, мы распишемся с Клаудией. Свадьба – важный шаг и нам необходимо время. Но мечтать об этом не запрещено и сейчас.

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 1

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 2

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 3

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 4

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 5

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 6

Вводите здесь текст, который должен быть скрыт

Вводите здесь текст, который должен быть скрыт

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.