Блог Футбольное чтиво

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 4

МИССИЯ ИЗ БЕКЕЛЬБЕРГА

Мое возвращение в Менхенгладбах вызвало необычайную эйфорию в городе. Продажа абонементов увеличилась с 9500 до 15000, также быстро раскупались и клубные футболки. Казалось, что все журналисты Германии находятся в эти дни в Менхенгладбахе. Это был хороший PR «Боруссии». Неожиданно я стал «миссией из Бекельберга».

В чемпионате команда стартовала средне. Победы чередовались поражениями, однако, в конце сезоне мы стали пятыми. Грандиозный успех. Менхенгладбах ждал какого-либо трофея вот уже 16 лет. В этом сезоне «Боруссия» пробилась и в финал Кубка Германии. Нельзя сказать, что все в команде были друзьями, это бред, но мы были типами, которые знали, что хотели. Кроме того, у нас был тренер, понимающий язык игроков. Бернд Краусс чувствовал, что нужно клубу.

24 июня 1995 года во время финала кубка мы были по-настоящему готовы к бою и легко переиграли находившийся тогда во второй бундеслиге «Вольфсбург» 3:0. Это была моя первая значимая победа. Я выиграл свой первый титул! Тем самым мы обеспечили себе место в еврокубках, впрочем также, как и «Бавария». Здесь есть одно «но». Мюнхенцы стали шестыми в чемпионате, но так как мы выиграли Кубок Германии, баварцы благодаря только нам пробились в Кубок УЕФА. Все были довольны и саркастичны, каждый понимал, что он помог великой «Баварии».

Более 200 тыс. болельщиков вышли в этот день на улицу и громко отмечали успех команды. Такого я не видел больше негде. Это было настоящее безумие. Вместе со своим другом Йоргом Нойном я праздновал наш успех. Мы пили шампанское, курили сигары. Уже позже в гостинице все продолжилось в том же духе. Пиво и шампанское лилось рекой. Когда мы уселись у барной стойки, к нам подошел тип и сказал: «Эй, Эффенберг, какого хрена ты здесь делаешь?». Я не смог сдержать себя и готов был убить этого козла. И если бы не Йорг, не знаю, чем бы закончилось все это. Этот скандал стал первым в целой череде моих разборок с обычными болельщиками.

Уже во время сезона было очевидным, что клуб захочет удержать меня. Перед последней игрой на стадионе началась грандиозная акция пожертвований, для того чтобы помочь руководству команды оставить меня в «Боруссии». В конце концов Рольф Рюссманн договорился с «Флоренцией», и я заключил первоклассный контракт на четыре года, став одним из самых высокооплачиваемым игроков бундеслиги.

Тем временем конфликты продолжали преследовать меня. На дискотеке Alten Wartesaal около кельнского вокзала к нам подошел тип и начал оскорблять меня. «Эй, ты, слепой, - кричал он мне. – Ты, Эффенберг, пошел вон отсюда». Я не стал ожидать конца всей его грязной плеяды и вышвырнул этого мерзавца из здания дискотеки. На следующий день я из газет узнал, что он подал на меня в суд по поводу телесного повреждения. Конечно, эта история с жаждой муссировалась во всех немецких изданиях. Идиоты, какую чушь они несли! Все равно, где я появлялся, находился какой–то сумасшедший, пытавшийся оскорбить меня, а потом еще и подать иск в суд. Именно поэтому я всегда хожу только в VIP-ложи не потому, что я нахожу это классным. Здесь я могу посидеть в спокойствии, выпить и получить удовольствие.

ПРЕВРАЩЕНИЕ В ТИГРА

Томас Готтшальк (самый высокорейтинговый ведущий Германии тех лет) пригласил меня на свое Light Night Show на канал RTL. Он был большим знатоком футбола и болел за «Баварию».

«Спорим, что «Бавария» станет снова чемпионом Германии», - сказал он. «Ни в коем случае! В этом году ей не удастся это сделать», - уверенно парировал я. Баварцы с большим отрывом отставали от «Айнтрахта» и только безумный мог поставить на их чемпионство.

«О`кей, - начал Готтшальк. – Что ты сделаешь, если проиграешь?» «Не проиграю, в этом я уверен», - стоял на своем я. «Если ты проиграешь, ты пострижешь свои кудри под ноль (Готтшальк знаменит в Германии и своей шевелюрой). Если же я проиграю, то я нарисую тигра на своих волосах».

Готтшальк тотчас согласился. И представляете, «Айнтрахт» умудрился в последних турах растерять весь очковый запас и проиграл «Баварии» чемпионство. У меня возникла проблема. Собственно говоря, я не горел желанием «косить» под тигра. Но спор есть спор.

Через неделю я снова был на шоу. Меня удивило то, что Готтшальк попросил приехать за 5 часов до начала представления. Оказалось, что модератор выписал из Англии парикмахера, совершенно сумасшедшего типа из Лондона, который должен был нарисовать на моем затылке тигра. И сделал он это великолепно.

Уже на следующий день я получил кличку «Эффе – тигр». Бернд Краусс, увидевший мой затылок, посоветовал избавиться от столь необычной «прически».

«Но я же не нарисовал там терьера», - защищался я.

«Не стоит беспокоить Берти Фогтса такой выходкой», - аргументировал Краусс.

Следующий матч мы выиграли 7:1 у «Бохума», я забил два гола и сделал одну результативную передачу. И вдруг мой «тигр» понравился Бернду Крауссу. Кроме того, «тигр - Эффе» стал и капитаном команды.

МАЙСКИЙ КОТ В ИСПОЛНЕНИИ ХЕЛЬМУТА КРУГА

Второй сезон мы провели потрясающе. Команда финишировала четвертой и вылетела из Кубка Кубков по чистой случайности в Роттердаме. Однако, именно в это время настроение в клубе стало меняться.

Уже во время сезона 1996/97 стало значительно хуже. В газетах появились заголовки о том, что «Эффенберг зарабатывает слишком много». Президент «Боруссии» Другальски постарался. Мне надоело, что все только и говорили о моих пяти миллионах, кстати, на самом деле, сумма была намного выше.

Бекельберг. «Боруссия» играет против «Фортуны» из Дюссельдорфа. Настоящее дерби. Полный стадион. Мы «летим» 0:1. Колоссальное напряжение. Перефирическим зрением я вижу судью Хельмута Круга. Он бежит спиной ко мне, и вдруг я уже не могу избежать столкновения. В следующее мгновение Круг буквально рушится на землю. Он лежал на поле, как майский кот. Стадион взорвался, я тоже не мог в первый момент сдержать свой смех.

Shit, уже оправился я. Проблема. Круг же медленно поднялся на ноги и полез за карточкой. Красная.

«Большое спасибо, - только и мог выронить я. – Но за что?»

БИТЬ ПО РЕБРАМ – НЕ ДЕЛО ЭФФЕНБЕРГА

На третий год продолжились проблемы не только на футбольном поле. В декабре 1996 года я, Мартина и Уве Кампс были приглашены в частный дом на ужин. Когда мы уже сидели за столом, кто-то позвонил в дверь. Мы вышли на улицу, но никого не увидели.

Уже спустя несколько часов гости стали расходиться. На улице на паркинге мы увидели следующую картину: перед одной из наших машин лежал человек. Тип был чертовски пьян. Его лицо было полностью в крови. Уже смотря на него, меня почти стошнило. Я осторожно потрогал его ногой, но он не отвечал.

И что мы теперь будем делать? Должны мы звонить в полицию, такси или скорую помощь?

Мы решили вызвать такси, но когда шофер увидел нашего «дружка», он лишь развел руками и отказался вести. «Ваш друг испачкает мне весь салон». Нам не оставалось ничего, кроме как вызвать полицию. Когда полицейские увидели этого мужчину, у них искорежились лица. Было видно, что сегодняшний день для них не удался. Они постелили специальный материал на сиденье и втащили мужчину в свою машину.

«Желаете ли вы подать на него в суд за ночное беспокойство?», - только и спросили они.

«Боже упаси, конечно, нет», - был наш ответ.

Несколько месяцев спустя во время тренировочных сборов мне позвонила Мартина и взволновано сказала: «От прокурора пришел счет на 390 тыс. марок». Не понял!? Я думал, что ослышался.

Да, тот пьяный мужчина подал жалобу на тебя за телесные повреждения. Сказать, что я был вне себя от гнева, было бы неправильно. Такого дерьма я еще не слышал в своей жизни.

Какая-то женщина показала на меня и утверждала, что я яко бы десять раз ударил ногой этого несчастного. Конечно, уже на следующий день вся история была красочно расписана в газетах. Через месяц я предстал перед судом. Неужели Бог накажет меня за такое вранье, - думал тогда я.

«При всех обстоятельствах, - сказал я своему адвокату. – Я профессиональный футболист. Если бы я даже один раз ударил его по ребрам, то от них бы остались одни щепки».

Обвинявшая меня женщина так и не смогла в суде четко описать всю эту грязную историю. В итоге прокурор закрыл дело и признал меня невиновным. Но что написали после этого в газетах? Ноль! Абсолютно ничего.

«Смотри, Мартина, завтра газеты напишут, что я изнасиловал кого-нибудь. И целый месяц до решения суда я буду перемещаться по местности с ярлыком насильника. Ну, и дерьмо все это!»

ИЗМЕНЧИВЫЕ ПОЛИТИКИ

В сезоне 1997/98 года я вернулся в Мюнхен. «Бавария» сделала заметный шаг вперед. В команду пришел новый тренер – Оттмар Хитцфельд перешел из дортмундской «Боруссии». Помимо меня в клуб пришли такие игроки как Салихамиджич, Йеремис, Линке, Али Даи.

В Мюнхене многие были настроены против меня. Даже сам Эдмунд Штойбер, премьер-министр земли Бавария, подлил масло в огонь. Он считал, что «Штефан Эффенберг не нужен «Баварии».

Первый раз я лично встретился со Штойбером на балконе на Мариенплатц, когда мы праздновали чемпионство.

«Господин Эффенберг, спасибо! Вы многое сделали для Мюнхена».

«Вы быстро меняете свое мнение, господин Штойбер».

Эдмунд так праздновал нашу победу, как будто сам вкалывал на поле. Несмотря на то, что в Мюнхене я был встречен не самым радужным образом, Хитцфельд с первого дня встал на мою защиту и однозначно дал понять, что он доверяет мне. Это помогло мне невероятно.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ НРАВЫ

В сентябре 1998 года вся команда ужинала в одном ресторане. Конечно, в этот вечер не обошлось без немецких колбасок и нефильтрованного пива. После этого я, Торстен Финк, Свен Шойер и еще несколько молодых футболистов решили продолжить «ужин» в одном из мюнхенских баров. Настроение полностью соответствовало выпитому, все было в порядке. Когда я садился в свою машину, я чувствовал себя хорошо и в состоянии был управлять автомобилем. Я ехал домой медленно и осторожно, соблюдая все правила дорожного движения. Когда я подъезжал к дому, то на углу увидел полицейскую машину. Оh shit, думал я, надеюсь они не остановят меня. Что, собственно говоря, делали полицейсике в три часа утра в тихом квартале, где последняя машина проехала разве что три часа назад? Все это выглядело так, как будто именно меня здесь и ждали.

Конечно, меня остановили. «Ваше водительское удостоверение и документы на машину, пожалуйста. Вы что-нибудь пили?»

«Да, - ответил я. Я выпил немного, два-три маленьких пива, но чувствую себя хорошо».

«Тогда мы сделаем тест на алкоголь».

Аппарат показал 0,89 промиле, что было не так плохо. Я уверен, что другие полицейские не устроили бы весь этот театр и спокойно отпустили бы меня со словами «будьте осторожны». Но не эти два спортивных друга. Казалось, им доставляло удовольствие издеваться надо мной. У меня было чувство, что они действительно ждали здесь именно меня.

Вторая проба показала 1,07, «копы» решили взять еще и анализ крови. Было уже почти пять утра. После всех процедур они наконец отпустили меня. На следующий день история быстро разошлась по городу. Полицейская служба постаралась на славу. После тренировки ко мне подошел наш пресс-атташе Маркус Хервиг. «Слушай, Штефан. Газеты завтра напишут о том, что ты попался пьяным за рулем с 1,07 промиле. Поговори с тренером и объясни ему, пока он не узнает это от других людей».

Хорошо, я сразу же позвонил Хитцфельду. Он спокойно отреагировал. «1,07 промиле не так плохо», - сказал он. Несмотря на это я получил стандартный в «Баварии» штраф 10 тыс. марок. Подобная сумма платится в клубе за любое мелкое «преступление», даже если ты в туалете не смоешь после себя. Заплатив штраф, в клубе больше никого не волновала эта тема. В отличие от газет.

Газетчики продолжали спекулировать. Изо дня в день журналисты без устали строчили о моих "промилях". Джоване Элбер и Марселиньо также лишались своих водительских прав, но никогда вокруг них не было столько шума.

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 1

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 2

Штефан Эффенберг - "Я показал "это" всем!" Часть 3

Продолжение следует...

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.