Реклама 18+
Блог Фонарь

Стеф Карри – шоу. Ради его разминки толпы пригоняют на арену за 1,5 часа

Третий матч финальной серии между «Торонто» и «Голден Стэйт» прошел сегодня ночью: «Рэпторс» выиграли в гостях 123:109, несмотря на 47 очков Стефа Карри. Счет в серии (2-1) в пользу «Торонто».

Карри уже много лет убеждается, что спортивная карьера состоит из мелочей, важность которых нельзя недооценить.

Ниже вы узнаете:

• почему на разминку Карри приходят толпы;

• как Карри возвращался после неудач;

• почему квинтэссенция всего – это 0 очков;

• в каких аспектах изменилась игра Карри;

• в чем влияние новых технологий и новых упражнений;

• и при чем тут вообще попкорн.

***

«Мы проиграли из-за меня».

Спустя три года, три финала, два чемпионских титула и десятки эпизодов самоутверждения за счет Кевина Лава Карри по-прежнему прокручивает в голове тот самый момент – ключевую атаку против форварда «Кливленда» на последней минуте седьмого матча в 2016-м.

При всей внешней простоте момент генерирует бесконечные «если бы» и побуждает к самокопанию.

«Голден Стэйт» делают все так, как хотят – оставляют Карри один на один против худшего защитника «Кэвз».

Тот прытко защищается против дальнего броска, но легко пропускает «малыша» под себя.

Карри медлит – он слишком зациклен на трехочковом отставании (хотя до конца еще 50 секунд). Он отпрыгивает и получает немного пространства для броска. Но медлит вновь – выбрасывать он еще не готов – убежден, что рано или поздно сбросит Лава, выведет его из игры не вот так вот частично, а полностью.

Танец продолжается.

Карри отходит на метр назад – это его рабочая дистанция, он свободен, но он все равно колеблется.

Дальше уже время поджимает – Карри делает одно движение, другое, сбросить Лава полностью так и не удается.

Он выбрасывает.

Лав отзащищался изо всех сил, но попытка оказалась вполне добротной. Карри просто перемудрил – на протяжении всего сезона он вытворял с защитниками все, что хотел, и здесь увлекся играми вместо того, чтобы сделать минимум того, что было нужно.

«Я искал возможность для трехочкового и поспешил – не стал пользоваться теми возможностями, которые возникли – проще было обойти его и попытаться пройти в «краску», вот и все».

Та кошмарная ситуация – промах через Лава и защита против Ирвинга в решающем владении – могла определить его карьеру. Но в итоге полностью подпала под главный тренд всей жизни: поражение – это не конец, это вечно зудящий импульс для того, чтобы все изменить.

***

Стеф Карри появляется из раздевалки «Голден Стэйт». И на секунду замирает – его замечает один из охранников на арене.

«Уорриорс» идут…» – кричит он.

«Расступитесь», – отвечает Карри.

Обе фразы традиционно должен выкрикивать секьюрити, но Стеф давно сделал даже официальный протокол частью собственной подготовки к матчам.

Дело происходит за 1,5 часа до начала игры: Карри только выходит на предматчевую разминку, но ближние трибуны уже забиты.

Карри – один из двух самых популярных игроков НБА. Его предматчевая подготовка давно превратилась в отдельный вид шоу. Клубы, принимающие «Уорриорс» в гостях, просят у них и лично у Карри разрешения пускать болельщиков на трибуны заранее. ТВ фиксируют ключевые детали разминки. И особенно странно все выглядит на гостевых матчах: хозяева бегают перед пустыми трибунами, вокруг «Голден Стэйт» – ажиотаж.

«Я долго не мог к этому привыкнуть, – говорит Карри. – Иногда очень сильно заводился от такого числа людей. Даже чересчур. Мне приходилось успокаиваться, чтобы приберечь энергию на игру».

Карри выбегает с не зашнурованными кроссовками. Первым делом он завязывает их на скамейке.

Потом встречается глазами с тренером Брюсом Фрэйзером.

Шоу начинается.

***

В 99-м Делл Карри стал игроком «Торонто». И перевез все семейство в Канаду.

Его сыновья, в том числе и Стеф, мелькали на тренировках «Рэпторс». Иногда им разрешали участвовать в бросковых упражнениях и конкурсах. Ребятишки были одними из лучших в том, что касается броска с места, на фоне Винса Картера, Трэйси Макгрэйди, Магси Богса и остальных. Когда разбирали участников команд, их называли одними из первых – раньше, чем действующих игроков НБА.

Проблем с броском у Стефа Карри не было с 9 лет. Тогда он играл за команду «Звезды» в любительском турнире и на последних секундах финала заработал право на три штрафных. Он промазал в первой попытке и разрыдался после игры. «Это был момент, определивший мое детство, – позже скажет он. – Я думал о нем в течение года. Мне казалось, что у меня два варианта: либо забыть все, либо сделать так, чтобы этот момент повторился. Я решил, что я хочу, чтобы он повторился».

В 12 Карри уже имел прозвище «разрушитель зоны» и начал обрастать легендами.

«У меня закончились идеи, – рассказывал его канадский тренер Лэки. – До конца оставалась минута, и никак не получалось задействовать Карри. Его били, пихали, защищались против него втроем. И вот мы отстаем на 6 очков, и я беру тайм-аут.

Говорю: «Парни, я не знаю, что вам сказать. У вас есть предложения? Спасите меня». Следует тишина.

И тут Стеф говорит: «Дайте мне мяч, я забью».   

«Ок, вы его слышали. Дайте ему мяч и уйдите в сторону».

Защита концентрировалась рядом с трехочковой линией. Карри взял мяч – и бросил, не доходя метра до нее. В следующей атаке они приблизились к нему – но он снова бросил, не доходя пары шагов.

Мы выиграли с преимуществом в 6 очков. Карри набрал 9 из 12 за последнюю минуту».

Как там было на самом деле, никто уже не знает. Но именно Лэки начал проводить на юном Карри первые эксперименты – он находил для спаррингов все более возрастные команды и смотрел, смогут ли его остановить.

Именно тогда Делл увидел, что сыну нужно заново ставить бросок.

В 15 лет пареньку, который выигрывал бросковые конкурсы у игроков НБА, потребовалось полностью измениться: он выбрасывал по слишком низкой траектории, нужно было ее резко задирать, чтобы иметь преимущество против превосходящих в размерах игроков.

Карри пережил самое тяжелое лето. На протяжении месяца он бросал из «краски» (трехсекундной зоны – Sports.ru) – не мог делать это дальше, потому что ему не хватало сил на то, чтобы обеспечивать нужную форму с более дальней дистанции. До этого он бросал за счет плеч. Более высокая точка релиза (теперь мяч подносился ко лбу) позволяла ему направлять энергию ног в кисти.

«Я называл это метод катапульты, – рассказывал Карри. – Если вы посмотрите на мой бросок сейчас, то увидите, что это то же изначальное движение, что было в детстве. Но я не останавливаю мяч у подбородка. Теперь я больше использовал кисть. Но тогда, когда я приезжал в лагеря, мне все говорили: «Ты вообще кто такой и почему ты играешь в баскетбол?! Я был ужасен».

На то, чтобы переучиться, ушло больше двух месяцев и потребовался весь авторитет Делла Карри, не только игрока НБА, но одного из лучших снайперов своего времени.

Финальный экзамен принимали родители – Делл и мать Соня, которая играла в волейбол в Вирджиниа Тек, защищались против маленького Стефа вдвоем.   

***

Первое упражнение очень простое – попробуйте как-нибудь на досуге – Карри контролирует на месте два мяча и постоянно переводит их с одной руки на другую.

Сегодня это визитная карточка Карри, но само упражнение появилось случайно. Бывший помощник Стивен Сайлас возился с новичками клуба, в числе которых был и разыгрывающий, и предложил немного усложненный вариант, чтобы они расслаблялись и одновременно работали над дриблингом.

«Помню, для него это было в новинку, он все время попадал себе в ногу, терял мяч, – вспоминает Сайлас. – Иногда он путался – пытался перевести оба мяча за спиной или наоборот спереди. Тогда еще он не чувствовал такой уверенности, как сейчас. Но нужно отдать ему должное, он много работал над собой».

После упражнений на месте Карри проходит с дриблингом всю площадку – переводит мяч с одной стороны на другую, переводит мяч под ногами. Добежав до конца площадки, он делает то же самое в обратную сторону, только спиной вперед.

«Пять минут. Просто, чтобы разогреться», – объясняет Карри.

***

В мае 2011-го Стеф Карри перенес первую операцию на правом голеностопе.

В апреле 2012-го ему потребовалась еще одна. Перед ней возникла реальная угроза, что хирургам придется полностью реконструировать связки голеностопа.

Во всеобщем восприятии Карри превращался во второго Гранта Хилла. Ему нужно было подписывать новый контракт. И даже те скромные 44 миллиона на 4 года, что удалось вырвать его агенту, выглядели жестом доброй воли со стороны клуба. Руководство прежде всего ориентировалось на человеческие качества разыгрывающего и не мечтало о том, что тот когда-нибудь подтвердит свой звездный потенциал.

Сам Карри говорил: «У меня ощущение, что последние два года я только лечусь. У меня ощущение, что я больше не буду играть».

Операция прошла успешно, но не изменила главного – Карри все еще не верил своим ногам и не был самим собой. В 2013-м «ГС» хорошо выступил в плей-офф, но защитник между матчами восстанавливался после вновь возникших проблем с голеностопами.

В 2013-м в штабе «ГС» появился Кеке Лайлз. Он предложил такую догадку: Карри травмирует голеностопы из-за того, что сильно полагается на них для резкой смены направления на площадке. Чтобы компенсировать износ голеностопов, ему нужно укрепить бедра.

Изменилось тело Карри – тренеры ввели в его обязательную подготовку упражнения из йоги и бодибилдинга, заставили укрепить тело.

Изменился сам Карри – после всех мытарств с голеностопами он начал более внимательно относиться к себе и прокачивать специфические группы мышц для снижения нагрузки на проблемные места.

Насколько теория Лайлза верна, так и не понятно.

Изменилось слишком многое.

У Карри появились суппорты для голеностопов и кроссовки Under Armour, специально созданные под его ноги, «Уорриорс» начали мониторить загруженность игроков с помощью гаджетов и технологий SportVU и контролировать игровое время. Тренеры перестали загружать игроков на занятиях и чаще давать им выходные.

Но главное – что еще одна слабость Карри позволила ему стать лучше.

***

Все привыкли видеть, как кумиры прошлого с серьезным видом отрабатывают классические броски.

То, что делает Карри дальше, сбивает с толку.

Сначала с левой, а потом с правой стороны от кольца он запускает нелепые полукрюки по высокой траектории, затем все более дальние флотеры, броски в движении с одной руки.

Попытки становятся все более сложными и все более абсурдными:

Но это основа всей разминки: она должна не только готовить к игре, но и повышать настроение.

Дальше тренер Фрэйзер превращается из подносчика мячей в грубоватого защитника.

Он встречает Карри в «краске», цепляет его руками, мешает выбросить мяч. Разыгрывающий должен забить, причем перебросить Фрэйзера, несмотря на запрещенный правилами контакт и помехи под щитом.

Возня сопровождается бесконечным трэштоком и выглядит крайне боевито.   

«Вы можете видеть, что мы смеемся постоянно, – говорит Фрэйзер. – Это тоже часть процесса. Другие игроки любят, чтобы все было серьезно, Карри предпочитает расслабленную атмосферу».

***

О Брэндоне Пэйне Карри рассказал Джеральд Хендерсон, который так же был задрафтован в 2009-м. Это произошло в апреле 2012-го, когда Карри восстанавливался после второй операции на голеностопе.

Пэйн, бывший тренер в университете Уингэйт, работал с несколькими игроками, которые связаны с Северной и Южной Каролинами: Кембой Уокером, Тайрусом Томасом, Антуаном Джэмисоном, Мэттом Кэрроллом. Но он ухватился за возможность сотрудничать именно с Карри. Это был самый сложный момент в карьере Стефа, когда его практически списали.

Первые занятия проходили на одном месте, так как голеностоп Карри только заживал. Параллельно с этим Карри получал образование в Дэвидсоне.

Пэйн моделировал для него гиперсложные условия. Карри нужно выполнять упражнения и при этом вести мяч другой рукой. Или попадать из-под кольца и со средней дистанции. Ловить теннисные мячи. Выполнять игровые действия с сопротивлением висящего на нем каната.

Пэйн использовал различные технологии, чтобы постоянно усиливать эффект. Карри мог ловить теннисный мяч, при этом ведя баскетбольный, будучи в стробоскопических очках, которые ограничивают видимость. Очки закрывают обзор и пропускают лишь толику света (который регулируется Пэйном). Глаза отвлекаются в каждую секунду, что заставляет игрока сохранять максимальную концентрацию.

Пэйн использовал Fitlight, цветовую машину, которая представляет собой диски размером с ладонь, размещенные на стойках – каждый цвет обозначает движение, которое должен совершить Карри перед тем, как дотронуться до нее. Иногда ему приходилось это делать и одновременно ловить теннисный мяч, отскакивающий от стены. Все это нужно для того, чтобы, когда Карри двигается по площадке с мячом и его атакует защитник, он мог одновременно выполнить несколько задач, увидеть, какую команду ему дают со скамейки и принять правильное решение, даже если устал.

Наконец, Пэйн приучил Карри к камере сенсорной депривации, резервуару, ограничивающему человека от любых ощущений. Это огромная ванна, наполненная водой температуры кожи и английской солью. Смысл пребывания в ней заключается в том, чтобы абстрагироваться от любых физических ощущений и сконцентрироваться.

«Обожаю каждый день, когда работаю со Стефом, – говорит Пэйн. – Это и радость, и вызов одновременно. Радость, потому что он приходит работать. Никаких криков, ничего лишнего. Когда мы на площадке, все идет само по себе. Это вызов, потому что мне приходится помогать парню, который за 10 минут делает все задания, которые я для него придумываю. Я могу ему показать что-то новое, и он будет выглядеть как только родившийся Бэмби в первых трех попытках. Но на четвертую и пятую уже будет казаться, что он это делал всю жизнь».

***

Наконец, дело доходит до главного: Карри начинает бросать.

Сначала Фрэйзер отдает ему мяч под дальние средние из угла. Карри забивает сразу с передачи, может включить дриблинг и кинуть с ведения, бросает с отклонением или просто дурачится и кладет трюковые мячи из необычных положений.

Затем он выходит за дугу. Он попадает в свою стихию и начинает бомбить без промаха.

Карри осуществляет по 15 попыток с пяти разных точек на паркете – от дальних двухочковых до трехочковых. Если учесть, что его предматчевая подготовка не покорилась членам «Гарлем Глоубтроттерс», понятно, что ничего стандартного в этом нет – только зрелищный дриблинг и интенсивная пальба из сложных положений. Периодически Карри добирается до центрального круга и бросает оттуда. Сейчас это уже даже не выглядит как нечто аномальное.

Карри заканчивает имитациями «изоляций», ситуаций, где против него защищаются, а он должен обыграть один на один. Он старается забить по-разному – бросает с отклонением или использует стэпбеки с дистанции, забирается под щит и придумывает что-то там, атакует без раздумий после передачи.

Штрафные броски – в завершении. И напоследок – по дороге к выходу – трехочковый из угла.

Всего за 20 минут Карри успевает совершить порядка 100-130 попыток.

***

Характерно, что лучше символизирует баскетбол Карри вовсе не 54 очка против «Никс», не 402 трехочковых за сезон, не победный бросок с восьми метров против «Оклахомы». Квинтэссенция всего – это ноль (0) очков в матче против колледжа Лойолы.

Тренер Лойолы использовал против Дэвидсона «зону» 3-2 – где два защитника неотступно следили за Карри, не давали ему помешать мяч, ловили его вдвоем.

Через четыре минуты после старта игры Лойола повела 9:4, и Дэвидсон ушел на тайм-аут, чтобы проанализировать все, что происходит.

«Стеф подошел к скамейке и сказал: «Тренер, я буду просто стоять в углу», – рассказывал Боб Маккиллоп. – Это просто удивительное заявление от молодого человека, который оценил интересы команды выше себя, выше собственной статистики. Его мог бы увлечь демон эгоизма. Его средние показатели должны были пострадать. Но он вообще об этом не думал».

Дэвидсон победил – 78:48. Статистика Карри – 0 из 3 с игры, 3 подбора и 3 передачи.

Тренер Лойолы вроде бы оказался идиотом, но еще и пророком: «А кто-нибудь еще сдержал его? Что люди запомнят: что мы не дали ему набрать ни очка или то, что мы проиграли «-30»?

Карри – единственная суперзвезда НБА, которую стремятся принизить даже тогда, когда его команда побеждает. Единственный, кто не подчиняется главному оценочному паттерну: результат – то, что определяет оценку того или иного явления во всех случаях, кроме тех, когда задействован хрупкий лидер «Уорриорс».

Его недооценивают не только болельщики и эксперты.

Его недооценил даже Nike.

На протяжении большей части карьеры Карри играл в кроссовках доминирующей на рынке спортивной обуви компании. Nike представляют 74 процента игроков НБА, и нисколько неудивительно, что и он был связан с ними еще со времен Дэвидсона – в компании работал его крестный отец  Грег Бринк.

Но когда речь зашла о подписании нового контракта в 2013-м, Nike показал полное отсутствие интереса. Объяснимо, что Карри рассматривался в качестве третьестепенной фигуры – не только уступал в глазах маркетологов Леброну, Кобе и Дюрэнту, но и Ирвингу и Дэвису. Но отец Карри и другие его представители не могли не удивиться, когда пренебрежение проявилось слишком очевидно. На встрече не присутствовал супервлиятельный Линн Мерритт, человек, который подписал Леброна. Стефа называли Стефоном. Представленная презентация была настолько небрежной, что в ней всплыло имя Кевина Дюрэнта. Nike дал понять, что не будет предлагать Карри провести собственный лагерь, хотя такие лагеря были и у Ирвинга, и у Дэвиса…

Уже после работник Nike анонимно объяснял, что компания зациклена на стереотипах, которые заложил еще Майкл Джордан.

«Все, что делает Карри человечным и милым, убийцей с лицом младенца – это все анафема для Nike. Им подавай здоровяков с короткими стрижками и огромными мышцами».

Доминирующая компания прошла мимо и потом с удивлением обнаружила, что анти-мачо взорвал рынок и превратился в главную угрозу для ее монополии на рынке. Карри подписался с Under Armour – во многом случайно, из-за тесной дружбы с Кентом Бэйзмором – и за год поднял продажи их кроссовок в Штатах на 350 процентов.

Карри, естественно, транслирует выбор между Nike и UnderArmour в типичном для себя ребяческом стиле.

«Я люблю историю, связанную с Райли. Это было за несколько недель до того, как мы должны были принять решение по контракту. Мой агент Джефф Остин приехал к нам домой, и мы изучали разные кроссовки.

Я просил дочку: «Райли, тебе какие нравятся?»

Райли тогда был год с лишним. На столе лежали кроссовки Nike, Adidas и Under Armour. Она взяла первый, это был Nike – бросила через плечо. Взяла второй – бросила через плечо. Затем взяла третий и протянула мне. Это был Under Armour Anatmoix Spawn. Я сразу все понял».

Карри не был бы Карри, если бы не изъяснялся насмешливыми притчами, наполненными бессодержательной милотой.

За эти годы он нисколько не отошел от образа шаловливого мальчугана, никоим образом не напоминающего традиционных героев Nike.

И вот эта его уникальность – вопреки оценкам маркетологов – оказалась главным секретом его привлекательности. Карри такой же, как мы все, он слишком нетипичный баскетболист. И именно поэтому он возглавил рейтинг популярности в лиге сверхлюдей, именно поэтому он шокировал рынок спортивной одежды как никто со времен Джордана.

***

Карри движется к главному пункту программы. Он уходит с паркета и останавливается в туннеле, чтобы совершить уже давно ставший легендарным бросок с 10 метров.

Ему помогает один из охранников, 67-летний Кертис Джонс, еще одно узнаваемое лицо на арене «Голден Стэйт».  

8 лет назад после разминки Джонс обратился к Карри с вопросом по поводу его броска. Тот кинул мяч ему и попросил пас обратно. Потом поймал и бросил прямо из туннеля – так когда-то делал Монта Эллис, после тренировок. Так появилась традиция, в которой задействованы сразу два человека: поначалу Карри хлопал партнера по плечу, чтобы дать сигнал, но постепенно тот полностью вошел в роль.

«Это словно создало связь между нами, а вы же сами знаете Стефа, он очень легко и как-то само собой налаживает контакт с людьми, – объясняет Джонс. – Именно поэтому у него так много поклонников… Мяч, который я пасую ему, должен быть правильным – не слишком старым и потертым, не слишком новым и скользким. Так что я вынимаю из сетки идеальный мяч, а потом жду, когда Стеф закончит – кладу его под сидение, чтобы никто не видел».

Карри может совершить до пяти попыток. Его рекорд – пять попаданий подряд.

***

Карри – 31. Он утверждает, что никогда не чувствовал себя лучше.

В первые годы карьеры он всегда говорил, что его оптимальный вес – 83-84 кг. Он пытался раскачаться до 86, но ему было тяжело и, возможно, из-за неготовности ног к дополнительной нагрузке привело к травмам.

После новых методов тренировки оптимальный вес изменился – теперь уже между 88-90 кг.

«Все тренировки имеют специфические цели, где все взаимосвязано. Теперь я могу быть тяжелее, быть сильнее, но при этом оставаться столь же маневренным и не терять выносливости».

Эти изменения важны как минимум для двух аспектов.

Во-первых, Карри стал лучше в завершающей стадии под кольцом. В сезоне-2014/15, когда в «Голден Стэйт» пришел Стив Керр и заставил разыгрывающего гораздо больше действовать в стороне от мяча, тот удивил под щитом. Из 50 игроков, которые совершили как минимум 350 попыток с расстояния в три метра, Карри оказался восьмым – он реализовывал невероятные 64%!

Во-вторых, Карри стал мощнее в защите. Раньше он пытался компенсировать хлипкость за счет старания и умения читать ситуацию, теперь же готов к большему контакту.

«Если я и хочу как-то повлиять на будущее лиги, – говорит Карри, – То именно в подходе к фундаментальным вещам, к тренировочному процессу. Все видят конечный продукт, но не понимают, сколько в него вложено».

Когда Карри пришел в лигу, то казался концентрацией дефектов: в его броске сомневались, атлетизм отсутствовал, он не мог атаковать под кольцом, его лихая маневренность привела к травмам.

Из этих недостатков он сумел сделать лучшего снайпера в истории, двукратного MVP и трехкратного чемпиона.

***

Карри возвращается в раздевалку, где его ждет вознаграждение, которое давно также стало частью предматчевой подготовки. Пакет попкорна.

«Уорриорс» не поощряют эту привычку, но у того уже все отработано до мелочей. Когда Карри приезжает в Oracle перед матчами, то первым делом направляется к охраннику Норму Дэвису, тот дежурит перед раздевалкой хозяев. Он спрашивает, «есть ли ништяковое сырье». Дэвис сразу же посылает своего коллегу Дуайта Прюитта в ближайшую ложу.

На выезде таких проблем и вовсе нет – там удовлетворяют подобные капризы с радостью. «Хотят, чтобы мы потолстели перед матчем», – шутит Карри.

Карри –  главный фанат попкорна в НБА.

New York Times просит его проранжировать разные виды попкорна. Другие клубы приносят огромные мешки в раздевалку, специально для Карри. Он говорит, что с легкостью может назвать все точки продажи попкорна на любой арене НБА.

Медицинский штаб «Уорриорс» не рекомендует есть соленое перед играми.

Периодически возникают проблемы. Например, камеры поймали, что Карри грызет попкорн на скамейке во время Матча всех звезд, после чего даже арбитры попросили его воздержаться.

Брюс Фрэйзер считает, что это идет из детства. Карри провел столько времени на аренах НБА, наблюдая за играми отца, что попкорн – один из тех триггеров, что создает ощущение дома и комфорта.

«Попкорн влияет на то, насколько я наслаждаюсь атмосферой гостевых матчей, – говорит Карри. – Если у вас на арене плохой попкорн, то оно портится».

***

Прошлогодняя серия с «Рокетс» – то, что навсегда изменило наше понимание Стефа Карри.

«Рокетс» вроде бы хотели победить больше «Голден Стэйт» – жестили на своей половине, вырывали спорные мячи, забирали подборы на чужом щите. Проблема в том, что Карри хотел победить еще больше «Рокетс» – защищался так, как только вообще может защищаться субтильный маленький, почти не давал себя продавить, вырвал с десяток подборов на щите, разгонял атаку, шел в толпу под щит и пересиливал там всех, показал «Рокетс», кто главный по трехочковым.

Для него это была очень тяжелая серия, едва ли не самая тяжелая в карьере.

Карри не играл несколько месяцев, усиленно тренировался перед финалом, чтобы набрать форму, и с трудом нащупывал ритм.

Карри плохо бросал издали, и ему пришлось искать новые способы быть полезным.

Карри никогда так сильно не нагружали в защите, как это было в первых двух матчах. По ходу серии он сделал так, что «Рокетс» перестали воспринимать именно его как явно уязвимое место в построениях «Голден Стэйт».

И все равно.

Тогда Карри едва ли не впервые показал, почему нет ничего нелогичного в том, что у гиператлетичных, очень важных, очень достойных людей нет титулов, а вот вокруг него, веселого раздолбая и пулялки, построена самая успешная династия НБА нового времени.

Карри всегда считался необычным лидером чемпионской команды. Как минимум, потому что ни одного лидера никто бы не подумал называть «няшкой». Все они убийцы, палачи, мясники, люди серьезные и не разменивающиеся на глупости. Они требуют от партнеров выдавать лучшую игру, а если те не способны, то без проблем уничтожают их. И как бы странно это ни было, всегда казалось, что иначе нельзя. Нельзя дурачиться и нести исключительно позитив, нельзя не отделять себя от партнеров и давить их авторитетом.

Карри полностью переписал это представление. Вся его карьера – это подход все того же 9-летнего мальчика, промазавшего штрафной на последних секундах. Он кажется хрупким, но несет странную внутреннюю силу. Он уверен, что все можно изменить.

Что еще почитать про финал:

Пятерка на все времена. «Торонто»

Кавай без проблем заменил нам Леброна. Теперь он самая интересная суперзвезда в НБА

«Торонто» в финале НБА ровно по одной причине: только у них генменеджер со стальными яйцами

Фото: Gettyimages.ru/Streeter Lecka, Gene Sweeney Jr, Scott Halleran, Ezra Shaw; instagram.com/stephencurry30

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+