Блог Радио Спорт

Вячеслав Колосков: «ФИФА никогда не отпустит лучших игроков на Олимпиаду»

В рамках программы Олимпийское время» на «Радио Спорт» на вопросы ведущих целый час отвечал Почетный президент РФС, член исполкома ФИФА и УЕФА Вячеслав Колосков.

С.Д. – Добрый день, в эфире программа «Олимпийское время». С вами Сергей Дадыгин и Нобель Арустамян. Сегодня у нас в гостях почетный президент Российского футбольного союза Вячеслав Колосков. Он же ныне советник Леонида Тягачева, президента Олимпийского комитета России. Поэтому в первой части нашей программы мы поговорим об олимпийских играх. Двадцать лет прошло с того момента, как сборная Советского Союза последний раз выиграла олимпийский футбольный турнир, с тех пор на Олимпийские игры мы не попадаем. Вячеслав Иванович, почему наши футболисты никак не могут попасть на Олимпиаду?

В.К. – Тенденция есть, и она негативная, но как у любого явления есть причины. Давайте вспомним хронологию. Восьмидесятый год, Олимпийские игры в Москве, Сборная Советского Союза стала третьей, обыграв в матче за 3-е место команду Венгрии, проиграв в полуфинале восточным немцам. В 1984 году мы не поехали. В 1988 году мы выиграли Олимпийские игры. Национальная Сборная в этот год стала серебряным призером чемпионата Европы. Хочу напомнить, что эта команда формировалась из игроков Советского Союза. Были футболисты из Украины, Грузии, Молдавии. Мы одержали блестящую победу. Это говорит о том, что тогда в футболе было достаточное количество футболистов приличного уровня, которых хватало на две команды. Была жесткая конкуренция, каждый из тренеров (Бышовец и Лобановский) хотел получить лучших футболистов в свою команду. Но футболистов все равно хватало на две команды.

С.Д. – Сейчас есть разница между национальной и олимпийской командами. Сейчас олимпийская сборная считается молодежной. В те времена была какая-то разница?

В.К. – Конечно. Была четкая иерархия. Олимпийский турнир – третий по значимости. Первый – Кубок мира, второй – чемпионат мира для двадцатилетних. Отсюда: сначала – любители, потом – возрастные ограничения до 23 лет, чтобы дать возможность молодым проявить себя. После распада Советского Союза у нас не стало достаточного количества футболистов высокого класса, образовался определенный вакуум и нехватка футболистов, которых хватило бы на две национальные команды. Нужно около пятидесяти высококлассных футболистов, чтобы выигрывать отборочные раунды, побеждать в финале турниров. После 1988 года формирование команды легло только на российский футбол. А после развала СССР он представлял собой полный хаос. Развал всей системы подготовки резервов, системы формирования сборных команд, прекращается полное спонсирование детских спортивных школ и так далее. Ясно, что набрать игроков для национальной сборной, имея определенный запас со времен Советского Союза, мы еще могли. И те талантливые молодые футболисты, которые играли за олимпийскую сборную нужны были национальной. Марат Измайлов, Сычев, братья Березуцкие имели право играть за олимпийскую сборную, но их забрали в национальную, она приоритетнее. В результате остались футболисты, которые выступали за дублирующие составы, вторые дивизионы. Они не могли конкурировать с теми футболистами, которые выступали в сборных командах Англии, Италии, Испании, Франции. Я назвал вам две объективные причины, которые мы с Вами пережили.

Н.А. – В последнее время, к сожалению, очень модно стало говорить, что против России в европейском футболе есть некий заговор. Как человек, который занимает высокие посты в ФИФА и УЕФА, Вы считаете, что это действительно так, или эти разговоры рождаются только у нас в России? Может быть, действительно существует такая тенденция, не дать России попасть на Чемпионат мира или клубам помешать выигрывать еврокубки?

В.К. – Не, это все фантазии, иллюзии. Никакого заговора нет, потому что все слишком открыто, слишком прозрачно и ясно во всех аспектах, имеющих отношение к европейскому футболу. Все, что касается подготовки, жеребьевки, подготовки судейских бригад. 27 лет я руководил футболом и могу припомнить 2-3 случая предвзятого отношения.

Что касается клубов, то сейчас говорят, что у «Локомотива» переигровка с «Тиролем». На самом деле произошла элементарная судейская ошибка, связанная не с самой игрой, а с правилами игры. Он должен был удалить футболиста за вторую желтую карточку. Никто же не помешал ЦСКА выиграть Кубок УЕФА. Никто не мешал «Спартаку» много лет участвовать в финалах Лиги Чемпионов. Еще раз говорю, что никаких заговоров нет и быть не может.

С.Д. – Давайте вернемся к теме Олимпиады. Совсем недавно олимпийскую сборную возглавлял Александр Бородюк. И был шанс пройти португальцев. У нас ведь новое поколение футболистов, с новым менталитетом, а такое впечатление, что тренеры не готовы работать до конца. Так и будет отношение, как к третьесортному турниру?

В.К. – У нас действительно, был хороший шанс, и команда была хорошая, пожалуй, за последние годы она имела шанс пробиться в олимпийский футбольный турнир. Мне кажется, что помешала организационная неразбериха. Бородюк был главным тренером, он обязан был поехать на эту игру, но его не отпускал Хиддинк. Но есть же руководство РФС, его наняли на работу. Очевидно, Виталий Леонтьевич в этом вопросе должен был проявить большую жесткость.

С.Д. – Тогда, к Вам вопрос, как к многоопытному спортивному чиновнику. Футбол на Олимпиадах – это по-прежнему турнир молодежных команд. И звание олимпийского чемпиона по футболу давно девальвировано. Может ли кто-то пересмотреть этот вопрос и сделать как в баскетболе, хоккее. Там ведь лучшие игроки выступают за олимпийские сборные. Возможно ли, чтобы через несколько лет в олимпийской сборной выступали самые лучшие футболисты?

В.К. – Нет, никогда такого не произойдет. Никогда ФИФА не пойдет на то, чтобы отдавать своих сильнейших футболистов на олимпийский турнир. Во-первых, ФИФА не хочет девальвировать значимость Кубка мира. Во-вторых, очень неудобное время для футбола. Август – месяц игр основных еврокубков, а игроки получают огромную зарплату в своих клубах. В-третьих, действительно олимпийский футбольный турнир не является престижным для многих национальных ассоциаций. Не федерации, ни футболисты, ни клубы ничего на этом не зарабатывают, притом, что подготовка и участие в этих играх обходятся примерно в миллион долларов.
Пытался в свое время и Самаранч что-то предпринять, но позиция четкая: или футбола там не будет или же это будут молодежные команды. Нужно думать над тем, чтобы подготовить базу для тренировки и национальной и олимпийской команд. Сегодня и в Европе и в России практически нет лимита для иностранцев. В командах играют по одному-два доморощенных футболистов. ФИФА решила прийти к системе «5+6». Пять иностранцев, 6 – доморощенных. Тогда появится более широкая база для формирования национальных команд. В том числе олимпийской сборной команды.

С.Д. – Если брать Евросоюз: француз, который играет в Италии, считается не легионером. Как в этом отношении действует ФИФА?

В.К. – На предстоящем конгрессе в конце мая в Сиднее собираемся законодательно ввести норму. В случае несостыковки с Евросоюзом получится жесточайший конфликт между решениями конгресса ирреальной ситуацией. Закон Евросоюза конгресс ФИФА отменить не может. Сейчас в этом направлении идут серьезные консультации для того, чтобы в уставе Евросоюза появилась строка о специфике спорта. И каждый вид спорта в рамках этой специфики мог бы устанавливать свои требования.

С.Д. – Вячеслав Иванович, а на Олимпиаду-то поедете?

В.К. – Конечно. Я до сих пор президент Олимпийского футбольного турнира и буду всю Олимпиаду там.

С.Д. – Скажите, что Вы думаете по поводу передачи олимпийского огня? Вышла ведь неразбериха. Что нужно делать МОК? Надо же договариваться, решать эту проблему.

В.К. – В этом году вместо пропаганды получилась антипропаганда. Слишком уж политизирован был пронос этого олимпийского огня. Мне кажется, в этом главная ошибка МОК. Это должно быть чисто спортивное мероприятие. А в последнее время все больше политического бомонда обращают внимание, что и подогрело эту ситуацию. Был конфликт на границе Китая, он бы и остался локальным, если бы не были включены политические деятели. В качестве радикальных мер – никакого огня нигде не носить, по улицам с ним не бегать, а сразу зажечь его в Афинах. Изначально игры задумывались как любительские, а сейчас там и политика, и шоу-бизнесс.

Н.А. – Вам не хотелось пробежать с факелом в Питере?

В.К. – Если бы предложили, может быть и задумался. А поскольку не предлагают, то и не побегу. На самом деле спортсмен, который несет факел, должен являться элитой страны, где все это дело происходит, должны подавать пример именно в спорте. Я таковым не являюсь.

Н.А. – Андрей Аршавин – хороший кандидат?

В.К. – Андрей Аршавин? Может, других просто не было?.. Я не думаю, что это идеальная фигура для того, чтобы нести факел. Для Питера – может быть да. А в мировом масштабе, не думаю.

С.Д. – Мне хочется немного поговорить о Вашей книге, которая недавно вышла. «В игре и вне игры». На презентации Вы подружились с Виталием Леонтьевичем. То есть, Вы уже не ярые противники?

В.К. – Мы не были ярыми противниками. Мы посты поменяли в добровольном порядке. Он стал президентом, а я – почетным. И если есть какие-то скрытые обиды, то они никак не выплескиваются, тем более в личных отношениях. Мы с Мутко познакомились, когда он был президентом футбольного клуба Зенит. Когда возник вопрос о супер-лиге, именно я эту тему поднял. Кандидатуры на эту должность были мои и Виталия Леонтьевича, поскольку он справлялся успешно со своей должностью. Никаких личных антагонистических отношений не было. Другое дело, что после того, как я ушел из активного управления футболом, те положения, которые были подписаны к должности почетного президента не выполняются. Эти положения были согласованы Конференцией РФС, а это положение было согласовано в кремле, я не хочу ничего здесь темнить. Тогда у меня появился вопрос: почему это происходит? Если есть какие-то несогласия с моей точкой зрения, и ты не согласен принять решение, то та же конференция принимает решение о сокращении каких-то привилегий.

Еще раз повторяю, что мы никогда не выступали друг против друга. Конечно, я не могу согласиться с Виталием Леонтьевичем, когда он говорит, что он получил развалившуюся федерацию, я не могу с ним согласиться, потому что мы ему передали лучшую Спортивную Федерацию. Со всеми вытекающими отсюда последствиями: квалифицированные кадры. Посмотрите, ведь убрали из федерации только трех человек. О чем это говорит? О квалифицированных кадрах. Мы оставили Виталию Леонтьевичу не просто хорошую денежную компанию, но и подписали контракт до 2014 года на 120 миллионов долларов. А то, что он пришел на презентацию – честь и хвала ему, потому что в книге сказано достаточно нелицеприятно обо всех этих инцидентах. Он нашел мужество прийти, найти добрые слова, и за это я ему благодарен.

С.Д. – Виталий Леонтьевича не раз говорил, что он поучил федерацию, в которой было всего три пункта: календарь и аппарат РФС, там еще что-то было. Практически, в федерации не было денег, и она не развивалась. Сейчас Вы говорите об обратном. Возникает вопрос о спонсорских контрактах, что они были какие-то непонятные. Можете ли Вы более конкретно описать ситуацию, связанную именно с бюджетом. Какая была тогда и сейчас.

В.К. – Что такое бюджет? Возьмите бюджет любой организации, и вы увидите, что есть основополагающие вещи – расходная часть: аппарат, на сборную команду, участие в соревнованиях и помощь территориальным организациям футбола. В зависимости от того, какая у тебя доходная часть, ты можешь расходовать на ту или другую статью. Наш бюджет с Тухмановым был от 5,5 до 6 миллионов долларов. Мы эти деньги зарабатывали за счет хозяйственной деятельности. В то время найти спонсоров было очень сложно. Не было такой вертикали управления. Я встречался со многими, и большинство мне отвечало, что это не их профиль. Затем, появилась возможность заключить контракт на более выгодных условиях. И будущий контракт подписан на еще более выгодных условиях. Разумеется, что бюджет тоже становится другим. Нормальное движение. Куда идут деньги? Сегодня я прочитал, что 500 тысяч Хиддинк получил в качестве бонуса за то, что Сборная попала на Евро-2008. Не он их заработал, а команда. Мы убедили, что платить нужно не за каждую игру, а за результат. Команда попала в финальную часть – вот вам миллион и делите его между собой. Четко, ясно, понятно и справедливо.

С.Д. – Возвращаясь к ФИФА и УЕФА и говоря о лимите легионеров,. Получается, что любой футболист с российским паспортом на вес золота, получает огромные деньги. Разве это нормально?

В.К. – Это причина. Следствие в том, что нет договоренности на трансфертном рынке. Кто мешает установить эту договоренность? В свое время я выступал, когда Виталий Леонтьевич еще был президентом Лиги, чтобы выдавать людям лимит на заработную плату. Например, как в НБА, НХЛ – там лимит фонда заработной платы. Давайте установим такой же лимит на трансферы. Я считаю, что это безобразие, когда по 15-17 миллионов тратят только за трансфер. Мы зайдем в такой тупик, что неоткуда будет брать деньги. Если будет жесткий лимит, то будет больше возможностей у российских футболистов.

С.Д. – Например, Иван Таранов. Он играл в дубле ЦСКА, и когда его выставили на трансфер, такая охота за ним началась! Миллион долларов заплатили за дублера.

В.К. – Я еще раз повторяю, что это вопрос, который можно регулировать, здесь не должно быть стихийного рынка. Сейчас правительство установило лимит на какие-то 6 определенных продуктов питания, и мы должны поступать таким же образом. Пусть это будет не в рыночных интересах, но зато в интересах российского футбола.

С.Д. – Вячеслав Иванович, невыполнение решения конференции по поводу звания почетного президента РФС. Неужели до сих пор ни 80 тысяч в месяц, ни мобильного телефона, ни личного автомобиля – ничего этого нет?

В.К. – Не все обязательства выполнены. В первую очередь они касаются зарплаты, её нет. Слава Богу, есть автомобиль. Виталий Леонтьевич в одно время написал мне письмо с просьбой его выкупить, потому что Исполком якобы решил, что несправедливо было оставить мне автомобиль. Я выполняю работу Исполкома, являюсь членом ФИФА и УЕФА от российского футбола. Мне пришлось ехать к нему, уговаривать его, убеждать, что это абсолютно несправедливо. Что касается зарплаты, должно быть решение конференции, я с этим соглашусь.

С.Д. – Когда Вы были президентом РФС, Россия, пока единственный раз, выступила для права проведения Евро-2008. Скажите, пожалуйста, тогда действительно было нереально получить Евро или была недоработка?

В.К. – Больше, конечно, нереально. Что мы не могли предъявить, так это фактического наличия стадионов, аэропортов, дорог и гостиниц. Ничего этого у нас не было. У нас были красивые рисунки стадионов. С нами, может быть и согласились, но когда приехали в Самару и увидели этот аэропорт, то никакой достойной инфраструктуры, они не увидели. У нас была хорошая бутафория, а наши соперники – Швейцария и Австрия – предъявили, помимо того, что у них нет проблем с гостиницами, дорогами и аэропортами, еще и четкие гарантии, совершенно четко гарантировали все финансовые расходы.

С.Д. – Тогда Вы рискнули вступить в борьбу за Евро. Сейчас РФС даже не думает о том, чтобы побороться за право проведения Евро.

В.К. – Я думаю, что они правы, и нет смысла наступать два раза на одни и те же грабли. С той поры ничего не изменилось.

С.Д. – Украина же получила.

В.К. – Украина и Польша, почему победили? Потому что не было конкуренции. Италия погрязла в скандалах, коррупции, они сами понимали, что им сейчас не до этого. Украина и Польша очень хорошо провели это дозаявочную компанию, проехали везде и всюду, два президента активно принимали участие. Они сумели из худших стать лучшими.

С.Д. – Когда делегация УЕФА приехала на Украину, она была разочарована?

В.К. – Нет, все-таки там лучше, чем в России. Конечно, мы в Исполкоме ФИФА рассматривали вопрос Польши и Украины, и была опасность того, что могут перенести, если серьезных темпов или сдвигов в строительстве не будет. Поэтому был создан очень серьезный полномочный орган, который ежемесячно проводит планерки, проводят межведомственные комиссии по подготовки к Евро. Им дали 6 месяцев, до декабря, но сейчас темпы усилились, есть определенные сдвиги и полагаю, что чемпионат состоится.

Н.А. – Вопрос по поводу Чемпионатов мира. Когда-то приняли решение, что будут чередовать континенты. Сейчас его отменили. На Ваш взгляд, это решение было логичным? Ведь сейчас Европа лишилась права проведения чемпионатов на 12 лет.

В.К. – Это чисто политическое решение, принятое единоразово. Иногда нужно делать такие искусственные шаги, чтобы усилить значимость континента. В Африке очень сильно развивается футбол, многие африканские футболисты играют в сильнейших европейских клубах. Сейчас оказывается активная помощь африканским управлениям футбола. Но все прекрасно понимали, что это одноразовое, чисто политическое явление, что оно связано с одним человеком – с Блаттером. Поэтому сейчас все активно работают над тем, чтобы чемпионат не просто состоялся, а прошел на довольно приличном уровне.

Н.А. – Нет ли опасений, что он провалится?

В.К. – Нет, опасений нет. Есть некоторые опасения по одному стадиону, а все остальное будет готово, все забастовки прекращены. Создана специальная компания, которая занимается только этим вопросом. Что касается доходов, то они не формируются только за счет билетов, а спонсоры остаются все те же, они у нас расписаны на 14 лет. Коль скоро они подписались под контрактом, они будут его выполнять.

С.Д. – Вячеслав Иванович, несколько личных вопросов. Давно ли Вы встречались с Вячеславом Фетисовым? Известно, что именно он был инициатором вашей отставки.

В.К. – Во-первых, он не был инициатором, он был орудием. Я с ним разговаривал неоднократно. Я попросил Кремль, чтобы его отодвинули от этой темы. Мы полностью разрулили ситуацию. Это не мешает нам до сих пор нормально встречаться, последний раз мы виделись год назад на юбилее у Тягачева. Так что у нас нормальные отношения.

С.Д. – А с Олегом Ивановичем Романцевым, о котором Вы много писали, когда в последний раз встречались?

В.К. – Я думаю, что на чемпионате мира в 2002 году.

С.Д. – Тогда вопрос: в футбольных кругах люди знали, что Олег Иванович любит выпить. Вы, как руководитель, не могли этого не замечать, но тренер был назначен, он вывел нашу команду на чемпионат мира, а потом, как Вы написали в книге, был, чуть ли не в стельку пьяный. Вы могли вмешаться в ту ситуацию, и вернется ли Романцев в большой футбол?

В.К. – Что касается выпивки, то я работал с десятью тренерами, восемь из них выпивали. Я считаю, что это не порок, который может быть определяющим. Тем более, Романцев не пропустил ни одной тренировки, поэтому претензий к нему, как к тренеру, как к профессионалу, как к человеку, который возглавляет тренировочный процесс, у меня абсолютно никаких не было. Что касается 2002 года, чувство, что мы не вышли из подгруппы, во многом его вина, потому что не хватило концентрации в управлении самой командой. Когда голова болит, концентрироваться очень тяжело.

С.Д. – А что произошло на Евро-2004?

В.К. – Вся шумиха была связана с Мостовым. Рассуждая с позиции времени, я считаю, что Ярцев погорячился. Нужно было вопросы, связанные с прессой решать один на один. Я узнал о случае позже, когда он ко мне пришел и начал говорить, что у нас в команде засланный казачок, что он её разваливает, что нужно его выгнать. У меня не сложилось впечатления, что нужно так делать, но было уже поздно. Было ясно, что отступать некуда. Микроклимат в команде был нарушен. Ярцев опирался на игроков, но в данном случае просто погорячился.

С.Д. – На Ваш взгляд, есть ли шансы у Хиддинка выступить более удачно, чем тогда? Есть ли шансы, что Россия пойдет дальше или выход из группы – это уже успех?

В.К. – Конечно, шансы есть. Шансы есть всегда. Греки, несмотря ни на что, стали Чемпионами Европы. Понятно, что этот шанс нужно реализовать. На мой взгляд, огромной потерей стало отсутствие Аршавина. Сегодня он и мозг, и лидер, и многое другое. Он – конструктор, сам затевает, сам реализовывает, сам тащит за собой. Тем не менее, есть множество хороших футболистов, нужно только их правильно мотивировать. Не с помощью высоких зарплат, а с помощью психологии. Они должны понимать, что это хороший шанс прославить себя, страну, клуб и заработать в будущем хорошие деньги. Мотивация очень важна. Так же важен уровень подготовки. Три недели нужно использовать так, чтобы достигнуть высшей атлетической формы. Третья важная вещь – это тактика. У команды должны быть какие-то тактические варианты. Не один, ни два, которые можно будет комбинировать в зависимости и от игры соперника и от других факторов. Хиддинк – опытный тренер, я думаю, он сможет сочетать эти три компонента, поэтому у меня есть надежда.

С.Д. – А на Олимпиаду 2012 года наши футболисты попадут?

В.К. – Убежден, что попадут. У нас хороший молодой состав. Он выигрывал чемпионат Европы. Надо четко определиться с костяком олимпийской сборной и сделать им соответствующий режим, проводить сборы, нужно, чтобы они поняли, что могут стать чемпионами Олимпийский игр.

С.Д. – Мы желаем нашим ребятам попасть на Олимпийские игры. Вы сам часто ходите на футбол в этом году?

В.К. – Стараюсь ходить как можно чаще. Нравится смотреть Первую Лигу. Не так часто, как хотелось бы, но все равно хожу и получаю удовольствие.

С.Д. – На Ваш взгляд, «Торпедо» будет сливаться с «Москвой»?

В.К. – Первый вопрос: для чего? Одна ликвидируется, другая получит имя. Я не могу понять четко, для чего это можно сделать. Имя можно было вернуть, а имидж нужно зарабатывать сразу. Нужно снова включить работу завода, чтобы он ходил на футбол. Изменилась жизнь и нужно понимать, для чего это делается. Новый болельщик только на имя не пойдет.

С.Д. – Спасибо, Вячеслав Иванович, что пришли к нам. Надеюсь, что Вам понравилось, и Вы придете к нам еще не раз.

В.К. – Спасибо.

«Радио Спорт» 93,2 FM

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья