android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview

Финал в черно-белых тонах

Полуфиналы квалификации получились совершенно разными: Бен Уоллестон просто вдребезги проигрался Маклауду, за всю игру сподобившись только на один приличный брейк, а темнокожий снукерист методично возил шары по столу, набирая очки и одержал легкую победу - 5-1. Гораздо более интригующим и по вывеске и по сценарию выдался поединок Энтони Хэмилтона и Эндрю Хиггинсона: оба продемонстрировали пристойную серийность и до последнего фрейма держали зрителей в напряжении: лишь роскошным клиренсом в 62 очка финалист Уэлш Оупен-2007 закончил службу "Шерифа из Поттингема" на этом турнире. Увы, шестой Мастерс в карьере Хэмилтона, скорее всего, уже не случится.

Конечно, времени на подготовку к финалу Эндрю катастрофически не хватало (восстановиться от игрового стресса за два с небольшим часа - дело малореальное), но чего-чего, а бойцовских качеств и несгибаемого характера этому спортсмену точно не занимать, да и к тягучей игре, исповедуемой Рори Маклаудом, он вполне привычен, так что назвать фаворита в их вечернем противостоянии вряд ли было возможно.

С первых же ударов стало ясно, что финал оправдает самые пессимистичные ожидания - уже в дебюте случился рирэк из-за явного нежелания игроков рисковать местом на престижном Мастерс просто потехи зрителя ради, так что стоило запастить терпением и понять, что эти двое здесь, "чтобы побеждать" (выражаясь словами покойного Эдди Чарльтона). Со второй попытки начать фрейм снукеристы повели себя несколько решительней, но точности их атакующим ударам заметно не хватало - лишь после двух или трех грубых ошибок Рори сумел уложить первый красный, отправил в лузы еще несколько, но в попытке оживить позицию с подбоя перемудрил и был вынужден отыграться. Намедни в интервью Маклауд признался, что своими успехами он обязан полной концентрации на каждом отдельном ударе, чему он всеми силами следовал и вчера, неспешно шагая вокруг стола и по многу раз примериваясь к любому шару. Помогало это, впрочем, далеко не всегда. Эндрю оказался немного искусней в деле подбоев, что позволоило ему выйти вперед в счете, но и он дал осечку, пытаясь как следует раскидать красные по нижней половине стола. Кроме того, с незавидным постоянством Хиггинсон мазал удары по средним лузам, какими бы легкими они ни казались. Во второй половине партии у нас была возможность убедиться в некотором превосходстве "бледнолицего" игрока над темнокожим собратом в плане надежности отыгрышей - ни молитвами Аллаху, ни чрезвычайной сосредоточенностью Рори не мог скрыть того факта, что выходы из снукеров не его коронный прием. Но возникавшие шансы Эндрю любезно откладывал в сторонку, так что первым на завершение в стартовом розыгрыше вышел все-таки Маклауд, но переусердствовал с выходом на последний бортовой красный, оторвав биток от борта дальше, чем следовало. Не желая уходить в оборону, Рори пытался резать его в угол, но даже уведя биток за цветной, оставил сопернику комфортный удар от борта. Считанные минуты спустя Хиггинсон зажег первую (и, как оказалось, последнюю) единицу напротив своей фамилии.

Учитывая, что первая партия продолжалась никак не меньше 40 минут, представить, что бывает еще менее содержательный снукер, было сложно. Начинался второй фрейм великолепным дальним через весь стол от Хиггинсона с последующим срывом брейка и уводом битка на болкерную линию. Рори принимает очень странное решение, сильно отыгрываясь по планту и приводя оба красных "паровозиком" за битком на верхнюю половину стола, что совершенно раскрыло позицию, но, к счастью, для Маклауда не имело решающих последствий. Даже весьма свободное расположение красных не мешало проводить безопасные отыгрыши, а смелости для трудной атаки обоим противникам явно недоставало. Дело осложнялось скверным положением самых дорогих цветных: синий и черный парочкой стояли на правом борту, розовый - напротив них на левом. Небольшая серия Хиггинсона прервалась именно в попытке выйти на этот последний и хоть как-то "вдохнуть жизнь" в бесперспективное месиво шаров. Подход мусульманина к столу был чуть более многообещающим - Маклауд имел возможность забить розовый, но со средней дистанции пустил прицельный шар в километре от лузы, так что обоим соискателям путевки на Мастерс еще долго предстояло отыгрываться, все ухудшая позицию красных и довольствуясь в лучшем случае одиночными дальними атаками. При счете 11-36 в пользу Рори и двух красных, стоявших дружной парой на нижнем борту, Хиггинсон делает трудный снукер, из которого Маклауд выходит великолепным ударом от верхнего борта, но позволяет оппоненту произвести рискованную атаку. Удача сопутствует Эндрю, так как он не подставляет после промаха опасный шар, а чуть позже ставит снукер уже при одном красном на столе. Промахи Маклауда позволили "вступить в игру" рефери финального матча - Яну Верхасу, который показал высший судейский класс и дважды восстановил позицию еще до того, как Рори успел помелить кий и приготовиться к удару. В конце концов, англоямаец шар Хиггинсону все-таки отдал, но тот далеко не "уехал". Беглый взгляд на образовавшуюся конфигурация на игровой поверхности приводил в уныние: черный и синий по-прежнему у правого борта, а розовый, желтый и зеленый сгрудились вверху стола. Вновь Эндрю везет со снукером - для успешного выхода Рори пришлось вспомнить все, что ему доводилось видеть в трехбортном карамболе и постараться исполнить не хуже - это ему удалось лишь отчасти: желтый он задел, но подарил сопернику два очка. Еще через несколько мгновений из снукера выходил уже Хиг, вернув должок сопернику в виде зеленого и коричневого. Счет вырос до 43-28 в пользу Маклауда при трех оставшихся цветных. Два раза в течение отыгрышей у Рори были хорошие возможности поставить точку в партии и забить синий в угол или центр, но он предпочитал осторожничать и вовсю экспуатировал неважное положение шаров. Наконец, кэноном от розового подставляется в зеленый угол Хиггинсон и Маклауд сравнивает счет по партиям. Для официального подтверждения, правда, потребовались еще несколько минут "таскания" по сукну розового шара, который Эндрю, питая надежду поставить каким-то образом снукер, умудрился выбить из угловой лузы, когда казалось, что круглому уже и деваться-то некуда.

Ух, полтора часа игры и один-один по партиям - за это зрителям в зале (ограниченном отчего-то обычными для параллельной игры перегородками), высидевшим вступительные партии, можно поставить памятник, ну, или, в крайнем случае, посвятить стихотворение. В третьем розыгрыше игра шла своим чередом: Рори все так же неточен в отыгрышах, Хиггинсон по-прежнему плох в атаках средних, но фортуна явно не торопилась дарить заветную победу кому-либо из претендентов - даже когда Эндрю опрометчиво разметал красные по столу, не утруждая себя проконтролировать движение битка, ему банально везет и на игру ничего не выходит. А великолепнейший дальний, отправленный Рори вопреки этим стараниям снукерных божеств, не имел продолжения, так как судьба тут же вернула все на круги своя и легким касанием черного сорвала все планы 38-летнего спортсмена. Из занятных эпизодов этого вполне типичного для вчерашнего финала фрейма можно выделить разве что флюк, положивший начало 29-очковой серии Рори Маклауда, а также упущенную возможность Эндрю Хиггинсона на камбэк после неточного ската бортового красного из идеальной позиции. Задачу добивания для Рори осложнял желтый, находившийся в створе угловой лузы, и делавший выход на тот же самый желтый в ту же самую лузу невозможным, так что противники оказались в ситуации с 25 очками разницы в счете (в пользу Маклауда) и 25 баллами на столе. Снукером на снукер ответил Эндрю на попытки темнокожего игрока заполучить необходимый ему перевес в счете, но это не стало препятствием для Рори сначала выйти из затруднений, а потом и отправить зеленый эффектным даблом в среднюю. Удар по коричневому был неточен, что еще оставляло надежды Хиггинсону, но он, встав с кресла, замер на полпути, видя, что биток катится прямиком к розовому - начинать борьбу из снукера Эндрю посчитал излишним и сдался.

Первый результативный подход в четвертом фрейме выполнил Маклауд, но больше 25 очков помешал набрать неудачный подбой красной гущи, из-за которого биток накрепко застрял в этом скоплении. Правда, Рори изыскал-таки продолжение и срезал один из шаров в угол, но белый выкатился выше болкерной и вынудил снукерить. Все чаще стал ловить себя на мысли, что Эндрю начинал "плыть", гораздо небрежнее исполняя как атакующие, так и оборонительные удары, что лишь усугублялось с течением партии. Результатом этого стал неаккуратный удар по красному, лишь разбросавший шары по всему столу и буквально вручивший победу Маклауду, серией в 56 очков подарившему несколько минут настоящего удовольствия зрителям.

Больше ничего в этом матче увидеть уже не пришлось, но судя по счету заключительных трех партий (63(38)-58, 58-50, 53-24) характер борьбы в матче ничуть не изменился и Рори банально домучал изнуренного тяжелым полуфиналом оппонента. В каком-то смысле, это был римейк чемпионата мира 2006, когда неожиданным триумфатором стал Грэм Дотт, даже в финале не сделавший серии больше 68 очков, только с неизбежной скидкой на уровень и мастерство противоборствующих сторон. Нет никакого сомнения, что грядущий Мастерс-2010 получил в лице Рори Маклауда узнаваемого игрока, вызывающего интерес и своей натурой и фирменным почерком, только вот едва ли этот интерес лондонская публика, доводившая в свое время до слез Дина Джуньху, сможет долго удерживать в зале. Так или иначе, один уайлд-кард определен, а в соперники ему отряжен 16-й номер мирового рейтинга Марк Кинг.

Автор 

Лучшие материалы