android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
    Artboard Copy Created with Sketch.

    Календарь Олимпиады

    Медальный зачет

    baltika
    Блог Рожденные летать

    Литературная гостиная. Конец эпохи. Часть первая (2)

    КОНЕЦ ЭПОХИ

    Часть 1. Ссоры и игры (продолжение)

    - Я рад, что ты остановился вовремя. А то его бы стошнило прямо мне на ноги, - сказал Хапа водителю.

    Когда Харри вернулся в автобус, Ахонен протянул ему салфетку.

    - Вытри рот, - посоветовал он.

    - Мне уже намного лучше. Не думай обо мне плохо. Вчера я выпил не слишком много. Просто меня укачивает в автобусе. Я всего-то врезал пару пива, добавил немножко сангрии да чуточку сидра, - поведал он.

    - Ага, забыл, значит, про те три стопки водки, - радостно настучал на ближнего своего Хаппонен.

    - Чего? Да ты с ума сошел? Нам еще ехать и ехать, тебя часто укачивает, а ты пьешь столько спиртного, - высказал свое возмущение Вилле, который явно был в шоке от такого поведения.

    Чтобы не отвлекаться на их разговор - скорее ссору, чем обмен мнениями, я уткнулся в свою книгу.

    - Матти читает книжку! Этот подвиг надо засвидетельствовать для потомков.

    - От…сь, Харри. Я не виноват, что ты не умеешь читать, - огрызнулся я.

    - Да я умнее вас всех вместе взятых, - не остался в долгу Олли.

    - Только когда умножаешь два на два, - резюмировал я, прикрыл книгу и закрыл глаза, в надежде, что он быстро обо мне забудет. В тот момент я просто хотел убить его. Но в душе я такой белый и пушистый, что наступил на горло собственной песне и отложил сладостный момент расправы на неопределенное время.

    - Спорю на 50 евро, что я снова буду лучшим в Куопио, - подал голос Харри через час после отправления.

    - 50 евро? Ты слишком самоуверен. Ставлю на то, что ты улетишь, скажем, не дальше 70 метров… - предложил Ахонен.

    Харри отстегнул ремень безопасности и поднялся.

    - Нет! Потому что здесь я – царь и бог.

    - Ну да, - скептически прищурился Ахонен. – Мальчик, здесь есть только один царь и бог, и это - я. Где я, а где все остальные!

    - Ты уже староват для прыжков, а у меня еще все впереди. В твоем возрасте, я буду четырехкратным олимпийским чемпионом, - встрепенулся Харри.

    И так далее, и в том же роде… Через десять минут их перебранка все-таки вывела меня из себя.

    - Вы оба - короли. Идиотов. Ты, - сказал я, обращаясь к Олли, - выиграл всего лишь парочку этапов кубка мира и серебро на чемпионате мира. Что это? Ничего. Через пять лет о тебе все забудут. Хотя, может быть, о тебе изредка будет вспоминать желтая пресса! Еще бы – ты же клон вечно пьяного Матти Нюканена и самая большая ходячая неприятность в этой Вселенной. А ты, - я перевел взгляд на Янне Ахонена, - ты был на пяти индивидуальных олимпийских соревнованиях, и ни разу не поднялся на подиум. Когда дело доходит до серьезного, ты - ничтожество! Просто любимая игрушка прессы!

    Я рвал и метал. Когда я остановился, наконец, чтобы глотнуть воздуха, в автобусе повисла гробовая тишина. Внезапно Харри рассмеялся!

    - Вау! Посмотрите на Мистера Великого и Ужасного! Я, значит, самая большая ходячая неприятность на свете, да? Да на себя посмотри! Ты участвуешь в Кубке мира со времен раннего палеолита, и до сих пор особо не блистал.

    - Возможно. Но я не достаю всю команду своими императорскими амбициями. Я просто спортсмен, и все. Но меня достала ваша великодержавная возня. Может быть, устроить вам как-нибудь дуэль? Либо кто-то из вас уходит из команды, либо умирает. Я не знаю.

    - Боги милосердные. Тебе стоит либо срочно бросить пить, либо начать делать это незамедлительно, - парировал Харри, но замолчал.

    Прошло полчаса относительного спокойствия, когда Янне Хаппонен предложил всем пива. Вилле неодобрительно покосился на нас, но снова ничего не сказал. Я видел его лицо в зеркале заднего вида. Он сдался. Харри взял банку, его примеру последовали оба Янне. Я отказался – моему организму противопоказан алкоголь в крови перед соревнованиями. Остальным, конечно, он тоже не шел на пользу, но они уже слишком взрослые мальчики, чтобы я лишний раз напоминал им об этом. С моего места открывался превосходный вид на большую сумку и около двух десятков банок в ней. Я представил себе сборную, пьяную в хлам и заблевавшую весь трамплин. Отличное шоу! Янне Ахонен немного приоткрыл окно и зажег сигарету.

    - Бррр, закрой окно! Мне холодно, - потребовал Харри.

    - Потерпи пять минут, и все - отрезал Янне.

    В салоне сразу стало холодно. Я достал куртку и прикрылся ей, как одеялом.

    - Теперь моя очередь действовать всем на нервы, - добавил Янне, стряхивая пепел в окошко.

    Никто из нас не возмутился, но холодный воздух и запах табака не добавили хорошего настроения никому. Когда он, наконец, закрыл окно, Харри и Хапа начали разговаривать о прошедшей вечеринке. Как всегда и бывает на таких мероприятиях, сначала все было хорошо… А потом просто – было все.

    - Караоке было просто супер. Я не люблю петь, но после пива и с друзьями это весело, - сообщил Харри. Он снова отстегнул ремень, встал и начал петь.

    - Заткнись ради Бога, - закричал Вилле, глядя на скользкую, заметенную снегом дорогу.

    - Хочешь пивка, Вилле. Тебе оно просто необходимо.

    - Я за рулем, олух. Думаешь, это легко? Там, под снегом, сплошной гололед, - рявкнул тот в ответ, теряя последние остатки самообладания.

    После небольшой паузы Хапа предложил устроить соревнования по пению. Я был против - певец из меня никудышный.

    - У меня есть идея получше, - предложил Ахонен. – Можем петь по парам. Вы двое и мы с Матти.

    Хапа и Харри пришли в восторг от идеи, а мы с Вилле не слишком обрадовались.

    - Давайте начнем с простой песни. Может, Abba? Gimme Gimme Gimme? - предложил Янне.

    Разумеется, я знал эту песню, но не знал слов. Мне было сложно принимать в этом участие. Когда все остальные поняли что я в полном замешательстве, они рассмеялись.

    - Матти, ты, кажется, придумал новую песню, - сказал Хаппонен.

    - Я же сказал тебе, что мне медведь на ухо наступил. Что ты от меня ожидал? Оперной арии? - вспылил я.

    - Ладно, угомонись. Теперь твоя очередь выбирать песню, - предложил мне Олли, но я отказался.

    Я думал довольно долго и даже отклонил несколько предложенных вариантов.

    - Ну, давайте споем что-нибудь из the Kroisos, Every day is Monday, например.

    - Хорошая идея, Матти, - похвалил меня Харри. - Вилле, присоединяйся.

    К моему удивлению, водитель начал песню, а мы подхватили ее. Это была первая минута без взаимной грызни в этой поездке. Было здорово. Закончив, мы рассмеялись и поаплодировали сами себе.

    Дальше было не так весело. Мы продолжили вокальные упражнения, но Вилле выглядел скучным и рассерженным. Это отражалось на том, как он управлял машиной. Его стиль вождения уже не был таким плавным, как в первые часы путешествия.

    С момента отъезда, Харри выпил три банки пива и сейчас его голос звучал слишком громко. Порой нам приходилось шикать на него.

    - Где ты спал прошлой ночью? – спросил Хаппонен у Харри.

    - Я не спал. После того, как ты ушел из квартиры Киммо, мы совсем немножко поиграли в его приставку, и вдруг оказалось, что уже пять утра. Я выпил три энергетика и пошел в гостиницу, где вы ждали меня, как миленькие, - объяснил он с широкой ухмылкой.

    - Как миленькие… - эхом отозвался Вилле. – Черт побери, снегопад усиливается, да еще и туман, чтоб его…

    Я подумал, что он едет слишком быстро для такой погоды.

    - Парни, кому энергетика? У меня еще две банки заныкано, - предложил Харри.

    Он поднялся и открыл банку. По закону то ли физики, то ли подлости, едкая струя вырвалась наружу. Досталось всему автобусу, и даже мне немного попало в глаз

    - Харри! – выкрикнули все в один голос.

    Вилле рассердился настолько, что даже обернулся посмотреть на нас.

    - Ну, хватит! Здесь вам не ясли-сад! Так что…

    - Вилле! – в панике закричал Хапа, показывая пальцем на дорогу.

    Автобус стремительно покидал проезжую часть. Он подпрыгнул на сугробе у обочины, пролетел в воздухе и покатился, переворачиваясь, по свежему снегу. Сумки, банки, куртки и прочий багаж полетели во все стороны. Зазвенели, разбиваясь, стекла. Все кричали. Харри и Ахонен не пристегнулись, и их выбросило из автобуса. От страха мое сердце было готово разорваться в любую секунду. Каждый удар о землю был кошмаром. Звуки, которые при этом издавал автобус, были еще ужаснее. Что-то ударило меня по спине. Прежде, чем пришла по-настоящему серьезная боль, что-то тяжелое задело меня по лицу, и я потерял сознание.

     

    Sabrina Salzano

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы