Блог Сибирское небо

Евгений Зиновьев: «Сейчас в команде нет лидера»

Это вторая часть интервью с полузащитником «Сибири» Евгением Зиновьевым (первая была вот тут). В ней он расскажет о том, кто в команде говорит по-русски, а кто только понимает, как играть в метель при -17 градусах, и умеет ли Игорь Криушенко мотивировать игроков, кто самый быстрый футболист в «Сибири» и кто самый «деревянный» в чемпионате, а также есть ли «потолок» возможностей футболиста.

Плюс супербонус - портрет Рохера Каньяса, работы Евгения Зиновьева.

 

Puablo Muchacho: Давай по личностям в команде пройдемся. Роман Беляев, один из немногих новосибирцев, которые тоже играют в составе. Он не играл большую часть сезона и вдруг появляется на поле в игре с Лимасолом в гостях.

Евгений Зиновьев: Не-не, мы первую игру дома играли, вот он дома и вышел.

Puablo Muchacho: Главное, что он в чемпионате в состав не проходил, а тут в Еврокубке – появляется.

Евгений Зиновьев: Это тоже такое стечение обстоятельств. Насколько я помню, Саня Антипенко не играл, у него была травма. И тренерский штаб на этот момент решил выпустить Рому. Он более-менее удачно сыграл. И получился такой период, когда мы как раз играли в Европе и Романа выставляли. Если кто в суть не вдается, в то, что это было стечение обстоятельств - действительно, мистика получается. Потому что Роман играл, попадал в состав на игры Лиги Европы, а в чемпионате – не играл. Такой игрок, конкретно Лиги Европы. На самом деле интересно получалось.

Puablo Muchacho: Сейчас в летние трансферы пришли новые игроки. Пришел Каньяс, безумно интересная личность – игрок из Колумбии, молодой пацан, появляется в Сибири. Как отношения строятся с новыми игроками? Со Стивом, с Ойеволи, с Каньясом, с Шумуликоски?

Евгений Зиновьев: Что касается коллектива, то у нас есть языковой барьер.

Puablo Muchacho: Стив и Каньяс – они по-русски, я так понимаю, вообще не говорят?

Евгений Зиновьев: Нет, совсем.

Сергей Sibirsky: А Ойеволи по-русски…

Puablo Muchacho: Ойеволи по-русски говорит лучше нас с тобой.

Евгений Зиновьев: Да, да (улыбается). Шумуликоски по-русски тоже хорошо разговаривает. И Гжелак тоже хорошо. А вот Вашек – тяжеловато. Он понимает русский, так же как и мы, в принципе, и чешский, и польский. Вроде они и на своем говорят, а ты головой киваешь и суть ясна.

Puablo Muchacho: По-поводу Каньяса: как-то есть возможность его поддержать, помочь адаптироваться?

Евгений Зиновьев: Он общается со Стивом, мне кажется, нормально. Видно, что они и друг над другом подшучивают. Но мы просто со стороны это все наблюдаем. А так, у меня лично была ситуация когда я хотел помочь им, когда мы прилетели откуда-то с выезда. И я смотрю, они с таксистом разговаривают. Естественно, они особо объяснить ему ничего не могут. Когда я подошел, хотел узнать, по какому адресу они живут, то кроме как «стадиум» они мне ничего не сказали. И я понял, что это бесполезно. Они посмеялись, я посмеялся. И моя помощь на этом закончилась.

Puablo Muchacho: Да, кстати, я на днях сидел в центральном парке, смотрю, мимо меня проходит Рохер, один, без переводчика, вполне довольный, спокойный.

Евгений Зиновьев: Для всех футболистов, которые сюда приезжают, первая задача – снять квартиру около стадиона. Потому что у нас, если тренировки на базе – мы собираемся на стадионе. Так же как и если тренировки на самом стадионе. Поэтому я думаю, что нет сложностей. Проще ориентироваться.

Puablo Muchacho: Я понял, что Каньяс со Стивом держатся вместе. А ещё есть друзья внутри клуба? Вот Васильев с Нагибиным – мне показалось, что у них такие приятельские отношения.

Евгений Зиновьев: Ну да. Есть такое.

Puablo Muchacho: А вообще в Сибири есть какие-то группировки?

Евгений Зиновьев: Не сказать, что у нас есть какие-то группировки. Все между собой нормально общаются. И вообще слишком мало времени прошло, чтобы так вот обтереться. Проще было в тот период, когда Дима Акимов был, Денис Скороходов. Когда уже давно вместе играла команда. Это надо, чтобы год где-то прошел, чтобы все вместе были. А сейчас у нас постоянно новые вливания, да ещё и языковой барьер. И надо время на то, чтобы укрепить чувство коллектива.

Puablo Muchacho: Давай, чтобы много времени у тебя не отнимать, в таком режиме коротких вопросов – коротких ответов. Хорошо? Кто в команде самый быстрый?

Евгений Зиновьев: Дегтярев. Дегтярев и Аравин.

Puablo Muchacho: А самый медленный?

Евгений Зиновьев: Вашек, Солосин.

Puablo Muchacho: Кто самый техничный?

Евгений Зиновьев: Техничный? Так, сейчас скажу… Наверное Нагибин.

Puablo Muchacho: Да? Интересно. Просто Шевченко, например, производит впечатление игрока, который любит, и повозиться с мячом, и вообще, такого, пижонистого игрока.

Евгений Зиновьев: Ну, да, да. И Шевченко. Если честно, то тяжело так однозначно сказать.

Puablo Muchacho: А кто наоборот самый… как бы это сказать…

Евгений Зиновьев: Деревянный? (смеется)

Puablo Muchacho: Да. Прямолинейный. Собственно, не пытаюсь подсказывать, но про Антипенко многие говорят, что он игрок скорее большой, чем техничный, что ему нужно просто в голову удачно попасть…

Евгений Зиновьев: Да нет, Антипенко самый техничный игрок. Играя головой.

Puablo Muchacho: То есть у него для футбола просто другая часть тела предназначена.

Евгений Зиновьев: Нет, не сказал бы, что Антипенко деревянный. Тяжело назвать такого в команде, так с ходу не скажу. Вот если бы в чемпионате России, я бы мог сказать.

Puablo Muchacho: А в чемпионате кто?

Евгений Зиновьев: Дима Сенников.

Puablo Muchacho: Да?

Евгений Зиновьев: Ну да. Он и сам это знает. Надеюсь, не будет на меня обижаться (улыбается). Puablo Muchacho: А кто в команде самый веселый, и кто самый серьезный?

Евгений Зиновьев: Веселый, наверное, Шевченко. А самый серьезный…

Сергей Sibirsky: Войцех?

Евгений Зиновьев: Не, не. Войцех тоже – он такой веселый.

Puablo Muchacho: У него просто, по-моему, другая манера шутить. А кто в команде самый пластичный и самый танцующий? Есть любители танцев?

Евгений Зиновьев: Солосин.

Puablo Muchacho: Да? Он производит впечатление такого, крупного парня.

Евгений Зиновьев: Однако он самый пластичный.

Puablo Muchacho: Интересно. А есть сейчас настоящий лидер?

Евгений Зиновьев: Вот такого, ярко выраженного, – сейчас нет.

Puablo Muchacho: Пока был Медведев – было ясно, что он человек именно этим и ценный.

Евгений Зиновьев: Ну да. Сейчас команда без ярко выраженного лидера.

Puablo Muchacho: А вот такой прямой вопрос и хотелось бы получить прямой ответ: с «Сибирью» договориться можно, чтобы она слила матч?

Евгений Зиновьев: Я думаю, нет.

Puablo Muchacho: Ладно, давай тогда другой такой горячей темы коснемся. Кодекс чести. Подписал?

Евгений Зиновьев: А у нас никто не подписал.

Puablo Muchacho: То есть «Сибирь» не подписывала?

Евгений Зиновьев: Не было такого даже разговора.

Puablo Muchacho: Как же так? Это же топовый проект руководителя российского футбола. Тогда другая тема: сейчас переходят на осень-весну. Что-то вообще изменится?

Евгений Зиновьев: Тоже тяжело сказать, когда ты не был ещё в этой системе. Если в то же самое время играть, только круги поменяют, то, думаю, разницы никакой.

Puablo Muchacho: С 2013 года собираются сроки чуть-чуть подвинуть.

Евгений Зиновьев: Тогда уже тяжелее будет. Я просто сейчас уже не представляю, как с Томском будем играть. Можно, наверное, через спорттовары проехать, лыжи и коньки купить.

Puablo Muchacho: Кстати, по поводу зимнего футбола. Был же суперматч кубка России, в феврале году в 2007, кажется. Помнишь такой? Ты там, кажется, играл.

Евгений Зиновьев: Да, я на замену вышел.

Puablo Muchacho: И тогда же погодка была: -17, ветер, метель. Если в таких условиях будет играться…

Евгений Зиновьев: То тяжело очень. Просто организм по-другому себя ведет. Ты ног не чувствуешь, пальцы немеют на ногах. Я не забуду… тогда Коля Олейников у нас был, защитник, я его уши не забуду. Они у него реально тогда стали большие, красные. Он их тогда отморозил, и они стали просто как у Чебурашки.

Puablo Muchacho: Там у Войцеха должна была голова стать большой и красной. Потому что он на первый тайм вышел просто с лысой, непокрытой головой.

Евгений Зиновьев: Тяжело. И мячи, они тоже не готовы к такой погоде. Вот, допустим, у нас сейчас джабулани. При плюс пять, где-то, плюс три, он все уже – как камень. Не так летит, и даже передачу тяжело сделать метров на двадцать верхом.

Станислав Ходарин: Получается, нужен для России специальный мяч.

Puablo Muchacho: Ага, из кожи морозоустойчивых животных.

Станислав Ходарин: А с Акимовым в Ростове виделись? Как он там? Прижился?

Евгений Зиновьев: Естественно, он большего хочет в плане игровой практики. А так, его там все устраивает. У него ещё следующий год контракта. Но мы по-доброму вспоминали те времена, когда здесь играл он, какой у нас коллектив был в тот период. Есть что вспомнить.

Puablo Muchacho: Примерно год назад, когда ЦСКА с «Интером» сыграл, Сергей Игнашевич сказал интересную вещь. Мол, было очень обидно всю жизнь играть, расти, а потом попасть на такую команду, которая тебе игрой объясняет, что вот он – твой потолок. У «Сибири» в этом сезоне были игры, когда было ясно, что это потолок?

Евгений Зиновьев: Наверно была одна игра. Поймешь, о какой игре я говорю?

Сергей Sibirsky: ПСВ?

Евгений Зиновьев: Да, на выезде. Там реально было видно, что команда на голову сильнее. И уровень её во всех планах: и в плане организации, инфраструктуры. И плюс к тому: когда на поле играешь, ты видишь, какая школа. У них там все до мелочей отточено. Вроде бы мелочи, но и из этого все строится. Те же передачи они такие дают, что она, вроде, рядом проходит, а ты ничего поделать не можешь. Смотришь на этот мячик, и достать не можешь. Действительно было видно, что команда другого уровня.

А с другой стороны, тут готов поспорить с Сергеем. На самом деле, есть куда «прыгать». Если бы он имел возможность тренироваться с тем же «Интером» и играть с ними же в команде, то, естественно, он бы тоже вырос как игрок. Это уже доказано: если были бы более сильные партнеры, более сильные соперники, и он рос бы. Уровень команд может быть разный, а люди то все равно те же.

А примеров таких много. Вот у нас, когда я в «Локомотиве» был, ребята с дубля приходили в основной состав тренироваться. Им тоже сначала тяжело-тяжело, потом в эту игру уже входят, и привыкают к скоростям. И у них повышается уровень.

Та же болезнь нашего российского футбола, когда молодые приходят в команду, и приходят они как молодые-перспективные, а их, допустим, отдают в команду второй лиги, в аренду. Естественно, у них там мотивации нет, уровень турнира низкий, и они там вырасти в нормального футболиста не смогут. А имей возможность тренироваться с основной командой, подпусти, выпусти – и он будет прогрессировать. И в нашем футболе больше футболистов хорошего уровня будет.

Puablo Muchacho: Но отдают то его во вторую, первую лигу, чтобы он там оброс мясом, заматерел, с мужиками играя.

Евгений Зиновьев: Ну, не знаю. По-разному бывает. Допустим, молодой футболист – что-нибудь там произойдет – травму получит. Естественно он будет не на глазах. Поэтому скажут: пропал, раз он во второй лиге раскрыться не может…

Станислав Ходарин: Ты сейчас так интересно про это все рассказывал. О карьере тренера никогда не думал?

Евгений Зиновьев: Рано ещё. Хотя приходят такие мысли, но пока рано об этом говорить.

Puablo Muchacho: Кстати, насчет тренера. Как-то проскакивала такая информация, что Криушенко как тренер не очень умеет «зажечь» команду. Что он больше тактик, а пламенные речи – это совершенно не его.

Евгений Зиновьев: Нет, почему. Тоже готов поспорить с этим. Например, был момент, когда в том году играли с «Салютом» из Белгорода. И там высказывание было – не буду врать кто – то ли их президент, то ли тренер, сказал, что в первом круге играли с командой, которая недостойна того места, на котором она сейчас находится. Мы тогда были в лидерах. И Криушенко нам просто прочитал эту статью. Такой вот психологический момент. И все, для нас больше ничего и не надо было. Можно было установку даже и не давать.

Сергей Sibirsky: Ещё вопрос про ПСВ, я немного вернусь. Тогда тебя тоже травмы мучили. У тебя было большое личное желание выйти против этой команды?

Puablo Muchacho: Да-да, помню тогда Криушенко сказал, что ты был ещё не вполне готов, но выпустил тебя, потому что видел большое желание сыграть. Про те самые «горящие глаза».

Евгений Зиновьев: Естественно, очень хотелось сыграть против такой команды. Но, с другой стороны, у меня не было игровой практики месяца три-четыре. И это был очень большой риск, потому что было непонятно, что я могу. И для тренера, и для меня, потому что не хотелось подвести команду. Под таким впечатлением и вышел я на поле. Сыграл там как смог, выложился по полной. И как получилось, так получилось.

Puablo Muchacho: И ещё пару вопросов напоследок. Про болельщиков. Вот есть два вида боления: поддерживать свою команду или пытаться задавить команду противника. Как к этому относишься?

Евгений Зиновьев: Я за то, чтобы болеть за свою команду.

Puablo Muchacho: Это понятно, но, если допустим, боление, направленное на то, чтобы вывести из себя игроков соперника и этим немножко помочь своей команде. Они же для вас стараются, вам пытаются помочь?

Евгений Зиновьев: Да, я понимаю, но давай на примере недавней игры нашей сборной (с Ирландией). Там ирландские болельщики на каждое движение наших игроков начинали свистеть. И наоборот. Но я, если честно, за то, чтобы поддерживать своих. Можно так сказать, за честность.

На этих хороших словах хотелось бы закончить интервью и сказать большое спасибо Евгению за то, что согласился пообщаться и, вместо обещанных 20-30 минут, просидел с нами целых полтора часа. А ещё за то, что был в разговоре, как нам показалось, абсолютно открыт и честен.

P.S. Отдельное спасибо Стасу Ходарину, автору Фотоблога "Природа Сибири", за фотографии. В качестве бонуса, автограф Евгения Зиновьева всем нашим читателям и обещаный супербонус - портрет Рохера Каньяса, работы известного мастера :-)

 

 

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья