Блог Под прицелом

Новая атака Бабикова на тренеров. Это уже отчаяние

Практически слезы в прямом эфире.

Русскому биатлону в его текущем виде осталось немного: март – по традиции время для анализа, сюрпризов и стычек, после которых следуют перемены.

Обстоятельнее всех в команде динамику сезона разбирал Антон Бабиков, чемпион мира, победитель этапа. Намеки на ошибку в выбранном пути пошли ранней зимой, потом – уже не намеки, а полноценные претензии – тренеры услышали в январе.

Увы, телеинтервью не спасли форму; Антон провел крайне тусклую Олимпиаду, а затем расклеился: 51-й, 23-й, 52-й, 39-й, и вот сегодня 43-й в Тюмени.

На финише сезона ни разбирать, ни спасать уже нечего – и Бабиков просто выплеснул эмоции после спринта:

«Нет сил бороться, нет сил совершенно. У меня папа и два брата ночью приехали сюда из Уфы на машине, остановились в хостеле в городе. А я бегу так плохо…

Все равно счастлив, что я здесь, что семья приезжает сюда. Для них это праздник, несмотря на то, что я в такой форме нахожусь», – вспомнить бы, когда и у кого из наших биатлонистов в интервью дрожал голос от собственного бессилия. Еще чуть-чуть, и потекли бы слезы.

Чуть позже, успокоившись, Бабиков вернулся в эфир с новыми откровениями:

«Контакт с тренерским штабом? После середины сезона это односторонняя дорога. Работай как хочешь. Кто-то считает, что я виноват в этих результатах, поэтому я должен сам искать выход. Я пытаюсь его найти. Я верю, что весной это изменится, и мы будем работать вместе, найдутся люди, которые помогут».

С мужской командой в этом сезоне работали Рикко Гросс и Андрей Падин (на фото) – вроде как без разделения на старшего и младшего, хотя известно, что от методической части немца все же отодвинули. Дорогостоящему Гроссу не хватило авторитета – ни его уровень, ни роль в развитии нашего биатлона за три года никто так и не понял. Падину, выходит, не хватило мастерства.

И обоим до сих пор не хватило совести признать: мы крупно облажались.

Катастрофа Бабикова – только самый свежий пример. Неделю назад точно так же выживал в Осло Матвей Елисеев, в трех из четырех последних гонок не поднимавшийся выше 70-го места.

Падин и Гросс далеко не виртуозы, но вопрос к спортсменам тоже есть: почему в какой-то момент не сказать себе стоп? Как Подчуфарова в декабре, как Акимова после Олимпиады.

Для чего эти мучения в гонках и жалобы после? В конце концов, пауза на несколько недель – это не конец жизни и даже не конец карьеры. А вот старт за стартом через силу и, как теперь, через слезы – кто его знает…

Фото: РИА НовостиАлександр Вильф

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья