android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог радиостанции «Зенит»

Теги Дик Адвокат премьер-лига Россия Зенит Николас Ломбертс

Николас Ломбертс: «Хуже всего, если чемпионом будет «Спартак»

Что нужно, чтобы не отчаяться после многочисленных операций? Как чувствует себя Дик Адвокат в тренерском кресле сборной Бельгии? Кто хуже на месте чемпиона – «Спартак» или «Рубин»? Защитник Николас Ломбертс побывал в студии «Радио Зенит» и ответил на все, даже самые немыслимые вопросы.

– Прежде всего, хотелось бы спросить, как ваше колено.

– Я чувствую себя великолепно. Никаких проблем с коленом у меня сейчас нет, и я надеюсь, что так будет и дальше. Вообще, после операции мне сказали, что колено стало еще сильнее, чем раньше. Такую же операцию я перенес и на другом колене, и никаких проблем с ним я не ощущаю. Так что надеюсь, что эта история пришла к своему концу, и все будет хорошо.

– Каким образом после операции колено может стать сильнее? У вас там металлические вставки?

– Во-первых, там действительно есть металл и прочее в этом роде. К тому же, мышца, которую мне пересадили вместо травмированной, просто сильнее, чем та, которая была.

«Иногда мне казалось, что я уже никогда больше не смогу играть»

– Что ж, приятно, что мы говорим об этой травме уже в прошедшем времени. Существует ли у вас в связи с пережитой травмой некий страх в тот момент, когда вы должны принимать решение: идти встык с противником или не идти?

– Если говорить о психологии, то на поле я не испытываю никаких проблем. Очень быстро принимаю подобные решения, не вспоминая о своей травме. Психологические проблемы у меня были тогда, когда я был травмирован, поскольку никто не мог сказать мне со стопроцентной уверенностью, когда я смогу вернуться в строй. Поэтому иногда мне казалось, что я уже никогда больше не смогу играть. Но в такие моменты я говорил себе, что надо успокоиться, работать над собой и все обязательно придет.

– Думаю, вы испытали радостные чувства в матче с «Тереком» в первом круге, который позволил вам вернуться в большой футбол?

– Я действительно был этому рад, хотя в играх с «Тереком» и «Амкаром» мы играли не на самых лучших полях для возращения. Синтетический газон очень вреден и для коленей, и для лодыжек. Тем не менее, после этих игр я чувствовал себя хорошо, а это означает, что все мои проблемы остались позади.

Вопрос слушателя, приславшего смс: «Могли бы вы подписать контракт с «Зенитом» сроком на десять лет?»

– Десять лет – это все-таки многовато для меня. Мне к окончанию такого контракта исполнится 34 года, и, наверное, я буду уже не такой быстрый, как сейчас. А так у меня контракт с клубом еще на полтора года, и я пока не знаю, что «Зенит» предложит мне в дальнейшем. Если клуб решит, что я нужен команде и предложит мне соответствующие условия, то почему бы и не остаться? Мне очень нравится здесь играть.

– В свое время Александр Горшков наглядно продемонстрировал, что и до 38 лет можно прекрасно играть в футбол.

– В таком случае, я постараюсь доказать, что я могу хорошо играть в футбол и до 39 лет (смеется).

Звонок болельщика: «Хотел бы поддержать Николаса. Когда мы были на выезде в Испании, к нам подошли бельгийцы и сказали, что приехали поддержать наш клуб, потому что в нем играет Николас Ломбертс. Они выразили свое бесконечное уважение к этому защитнику, за то, что он играет за «Зенит».

– Большое спасибо за эти слова. Однако у меня такое ощущение, что я знаю этих ребят из Бельгии. Наверное, это был брат подруги моей сестры (смеется).

– Одна из болельщиц интересуется, любите ли вы собак?

– Я очень люблю собак. У меня у самого их две, породы чихуахуа, но они остались в Бельгии с моей девушкой. Они очень милые, я вообще очень люблю животных и очень не люблю, когда их обижают люди.

«Я большой, а мои собачки – маленькие»

– Вы, наверное, очень комично выглядите с чихуахуа под мышкой?

– Наверное. Хотя на улице я с ними не гуляю. Этим занимается моя девушка.

– Одно время в «Зените» была группа футболистов, которая могла обсуждать проблемы кинологии. Это Эрик Хаген, Игорь Денисов, у которого великолепные, чрезвычайно редкие собаки. Вы обсуждаете в раздевалке собачьи корма?

– Ну, вообще-то нам как-то не приходило в голову обсуждать это в раздевалке. И потом, мои маленькие чихуахуа не идут ни в какое сравнение с большими собаками Игоря Денисова или Эрика Хагена.

– Насколько я знаю, у Мартина Шкртела были маленькие собачки, из чего я делаю вывод, что эти собаки – профильные для центральных защитников в нашем клубе?

– Наверное, так оно и есть. Я большой, а они маленькие (смеется).

– Болельщик по имени Глеб интересуется, за какую команду вы болели в детстве?

– Разумеется, это команда «Брюгге». Я играл в этой команде, ходил на все ее домашние игры.

– Были ли вы на матче «Брюгге» – «Зенит»?

– Я видел этот матч позже, по телевизору, поскольку в то время был еще слишком мал, чтобы пойти на стадион.

– Вы счастливый человек, поскольку я полагаю, что записи этого матча на российском телевидении нет.

– Наверное, эти записи стерли, поскольку «Брюгге» выиграл тот матч (смеется).

– Болельщик по имени Константин интересуется, как Вы относитесь к высказыванию футбольного специалиста Севидова, который утверждает, что выход из группы в Лиге Чемпионов – это гораздо престижнее, чем завоевание Кубка УЕФА?

– Он предлагает сделать довольно сложный выбор. Если ты выигрываешь Кубок УЕФА, то ты уже имеешь кое-что большое за плечами. К тому же ты имеешь сам Кубок, вот он у тебя в руках. Для того же, чтобы перейти на новый уровень и выиграть Лигу Чемпионов, тебе понадобится немало удачи. Поэтому трудно сказать, что же все-таки лучше.

Звонок болельщицы: «Я бы хотела поблагодарить Николаса за его вклад в успех нашей команды. А также хотела бы знать, кем бы вы стали, не будь вы футболистом?»

– Все-таки я учился в юридической школе и, наверное, стал бы адвокатом, может быть, нотариусом.

– Я не могу представить вас сидящим за конторкой и ставящим подписи на ту или иную доверенность.

– Мне самому трудно представить себя за конторкой, поскольку я не так уж и много ходил в эту юридическую школу. Но у меня отец – адвокат, и дед мой тоже юрист, поэтому это у нас семейное дело, и, если бы вы увидели меня в хорошем костюме, то заговорили бы совсем по-другому.

– У вас, насколько я знаю, огромная семья. Помню, что после матча «Стандард» – «Зенит» у стадиона чуть ли не автобус с вашими родственниками был. Расскажите о них.

– У меня большая семья. Особенно со стороны отца, у которого четыре брата. А у его родителей было то ли десять, то ли двенадцать братьев, в общем много. Многие из них живут во французской части Бельгии, поэтому они приехали в Льеж, чтобы со мной повидаться. Все-таки ехать ближе, чем в Петербург.

«Иногда мне казалось, что я уже никогда больше не смогу играть»

Вопрос слушателя, приславшего смс: «Ваш топ-3 самых неприятных нападающих чемпионата России».

– Трудно сказать. Может быть, Веллитон. Вагнер Лав тоже был таким маленьким, поворотливым, против таких играть тяжело, я все же предпочитаю больших нападающих, которые не так много двигаются, вот Коллер, например неплох, хотя великоват, против него тоже тяжело играть.

– Кристина спрашивает, что бы вы взяли с собой на необитаемый остров?

– Еды, во-первых, потом бритву, что-нибудь почитать, ну, а вообще, чем больше – тем лучше.

– Следили ли вы за выступлением бельгийских команд а еврокубках?

– Смотрел по телевизору матч «Стандард» – «Олимпиакос», 2:0 они выиграли, это не может не радовать, потому что бельгийские клубы в последние годы мало чего добивались в Лиге чемпионов. Кажется, с 2004 года они вообще ничего не выигрывали. Так что это очень хорошо для бельгийского футбола. Слежу и за тем, как выступает «Брюгге» в Лиге Европы.

Звонок болельщика: «Как вы считаете, поддержка болельщиков за последние два года стала лучше или хуже? Как вам ситуация вокруг Быстрова?»

– Не думаю, что нас стали меньше поддерживать болельщики. Но ситуация с Быстровым, естественно, неприятная: половина стадиона поет песни против него, половина – за. Я надеюсь, что все это изменится и его будут поддерживать так же, как и всю команду, тем более, что нам это особенно нужно в последних играх. Конечно, было предсказуемо, что болельщики покажут свое недовольство в первых играх, но они все поют и поют, и я удивлен, что это никак не закончится.

– Всех очень интересует, как поживает Дик Адвокат.

– Дик очень даже неплохо поживает. Он уже вывел некоторых людей из состава сборной Бельгии. Это коснулось и технического, и медицинского персонала. Он уже объявил состав национальной команды. Надо сказать, что никаких неожиданностей там нет. Вообще же, и фанаты, и пресса его очень любят, очень позитивно отзываются. Он проявил себя как человек очень честный, что вообще для Бельгии нехарактерно: здесь все стараются как-то крутиться, и одним понравиться, и другим. В результате, обычно, никто не бывает доволен. А тут иностранец, который всего этого лишен. Он очень открыто высказывается. И все его приняли и полюбили.

– Отличаются ли тренировки в сборной от зенитовских при Адвокате и спрашивает ли он вас о «Зените»?

– При встрече первый вопрос, который он мне задал, был «Как дела в «Зените»?» И это нормально, ведь он столько времени здесь провел. Разумеется, ему интересно, как поживают футболисты, как проходят игры, что изменилось в тренировочном процессе с новым тренером. Ну, а в том, что касается тренировок, то ничего принципиально не изменилось, я вижу те же самые упражнения, тот же самый подход. Так что в этом отношении все в порядке. Всё тот же Дик Адвокат.

– Что случилось во время решающего матча с «Москвой»?

– В том моменте я не смог как следует вынести мяч. На какой-то момент он просто выпал из поля моего зрения. Когда я увидел его снова, он был уже на ноге игрока «Москвы». Шёл снег, поле было скользким. Вероятно, при иных погодных условиях я бы смог выбить этот мяч. Мне очень жаль, я много переживал по этому поводу, но ничего с этим не поделаешь. Остается только извиниться перед болельщиками.

– Как вы оцениваете шансы «Зенита» на финише чемпионата?

– Нам нужно выиграть эти три игры, очень трудные матчи. Я не знаю, что там у остальных с календарем, но нам точно на пятки наступают две команды, а, может быть, еще и «Локомотив».

– Насколько реально выиграть эти три матча?

– Очень трудно. Но трудно не значит невозможно. Я очень-очень надеюсь, что мы сможем это сделать, хотя и понимаю, что это будет непросто. Не хотелось бы, чтобы «Спартак» сыграл свою чемпионскую игру на «Петровском» – это была бы просто катастрофа, и этого нужно избежать. Да и «Рубину» бы не хотелось чемпионство подарить. Поэтому все равно придется выигрывать.

– Побудьте немного селекционером и назовите три фамилии игроков сборной Бельгии, которые реально могли бы усилить «Зенит».

– Это очень сложный вопрос. Хазен Хазар может быть, ему только 18 лет, но он очень интересный игрок. Вермален и Компани. Но они могут составить мне конкуренцию, поэтому не надо их покупать.

– В августе, после отставки Дика Адвоката, «Зенит» выдал фантастический спурт. Что случилось?

– Трудно сказать. Действительно, была фантастическая серия. Все бились по-настоящему. Конечно, была большая доля везения. С тем же Нальчиком или «Москвой» нам просто не повезло, поэтому надеюсь, что последние три игры мы выиграем, и это будет тоже хорошая серия.

– Давыдов и Адвокат. Какая система координат Вам ближе?

– Трудно сравнивать, это абсолютно разные тренеры. Давыдов больше разговаривает с игроками, Дик этого делать не мог еще и потому, что большинство игроков «Зенита» говорят на русском. Ну а какая система лучше – сложно сказать, ведь у обоих есть успехи. Для одной команды подходит одно, для другой – другое.

- Вас «Рубин» в этой Лиге чемпионов удивил?

– Наверное, все удивлены тем результатом, которого смог добиться «Рубин».Мне кажется, что 4 очка в матчах с «Барселоной» – многовато для казанцев. Сама игра меня, впрочем не удивила. «Рубин» предсказуемо встал вдесятером у своей штрафной, а «Барселона» 70 процентов игрового времени владела мячом, неплохо комбинировала. Мне модель игры «Рубина» не близка. Если бы я был болельщиком казанцев, то, вероятно, покинул бы стадион разочарованным, несмотря на приемлемый результат.

«Конечно, хуже всего, если чемпионом будет «Спартак». Но и «Рубин» – тоже ничего хорошего»

– В этом году чемпионом будет либо «Рубин», либо «Спартак». Что хуже?

– Бывают сложные вопросы. Это – один из них. Лучше мне такие вопросы и не задавайте. Ну, конечно, хуже всего, если чемпионом будет «Спартак». Но и «Рубин» – тоже ничего хорошего.

– В воскресенье матч с «Тереком». Ваши ожидания перед матчем? Чего стоит опасаться?

– Я думаю, что ожидать нужно только победы. Хотя это будет непросто, так как команда очень эмоциональная, иногда играет в очень слабый футбол, а иногда показывает и вполне неплохую игру. Уверен, что на матч с «Зенитом» они настроятся серьезно и постараются сделать все, что в их силах. Но надеюсь, что мы сможем их все-таки победить, ведь наша команда лучше и сильнее. Кроме того, у меня есть какое-то чувство мести, которое мне хочется реализовать в этой встрече. Ведь мы проиграли в Грозном.

Свежие записи в блоге

30 ноября 19:43
Виктор Тихонов: «В Шанхае мне подарили фен»

28 октября 12:54
Александр Кокорин: «Готов завершить карьеру в «Зените»

6 августа 12:56
Тимофей Мозгов: «Не боюсь, что меня перестанут любить»

3 июля 16:10
Александр Кержаков: «В футболке «Зенита» вы меня вряд ли уже увидите»

24 мая 19:58
Николас Ломбертс: «Мой лучший матч? Тот, в котором я забил в ворота команды Луческу»

1 апреля 13:42
Райан Тулсон: «Петербург надо перенести ближе к экватору – будет идеально»

6 февраля 15:29
Стефан Маркович: «Сергей Карасёв должен команде подарок!»

27 января 16:43
Андрей Рычагов: «Шведы говорят, что у русского хоккеиста комбинационный хоккей в крови»

20 января 17:39
Харийс Витолиньш: «Играть в хоккей меня заставила бабушка»

28 декабря 2016 18:41
Сергей Циммерман: «Откровенность Луческу на пресс-конференциях - это фантастика»

Сегодня родились

Лучшие материалы