Блог ProZenit Open Blog

Александр Панов: «Зенит» меня не обижал»

В четверг гостем форума «Город над вольной Невой» был экс-нападающий питерского «Зенита» и сборной России Александр Панов, недавно возобновивший карьеру футболиста в составе московского «Торпедо». В течение двух часов Александр отвечал на вопросы пользователей Sports.ru, рассказав, кем для него является Анатолий Бышовец, что сказал ему Фабьен Бартез после легендарного дубля в Сен-Дени, нужен ли Веллитон сборной России, а также предложил канонизировать Терминатора.

– Почему мы проиграли словакам? Кого вы считаете виновником поражения? (Warfair)

– Проиграли потому, что не забили. Виновником можно считать всю команду, потому что выигрывает команда, проигрывает тоже команда. Считаю, что игроки сборной не должны совершать такие ошибки, после которых мяч залетает в ворота.

– Кто для вас Бышовец? (Warfair)

– Для меня Бышовец – это мой бывший тренер, который дал мне шанс играть в команде «Зенит», и, благодаря которому, я был впервые приглашен в национальную сборную России. Сейчас это обычный человек, с которым я когда-то работал. Общаемся, когда видимся, но видимся редко, поэтому общаемся тоже редко. Можно назвать его Учителем – в конечном итоге он действительно много мне дал.

– Расскажите о жизни в Колпино в 90-е годы. (deathride)

– Мне было лет 15. Были тяжелые времена, ничего не было. Это было время наркотиков. У меня было два варианта: заниматься спортом или, как это было актуально, наркотиками. Мне удалось совместить и то и другое. Но спорт оказался выше. Я благодарен тем людям, которые помогли мне преодолеть эту болезнь и направиться на футбольный путь.

– Есть ли такие поступки, о которых вы жалеете? Есть ли такие сказанные вами слова, о которых вы жалеете? (Эрг)

– Такие поступки и слова всегда бывают. Но в целом я ни о чем не жалею. Все, что я совершал и говорил, на мой взгляд, делалось осознанно – это главное. Я всегда хотел выделяться и не быть в серой массе, которой всегда говорят куда идти и что делать. А я этому всегда хотел возражать, поэтому и характер у меня противоречивый. Где-то у меня с этим были проблемы в футболе… Но в принципе для тренера главное, чтобы футболист выполнял то, что от него требуют. Я выполнял, и мне позволяли говорить то, что я думаю.

– Были ли вы чемпионом страны в составе Зенита? Если нет, то почему? (бесдомный понь)

– Чемпионом страны я не был, а обладателем Кубка был. Почему не был? Потому что ушел из «Зенита», когда они стали чемпионами. А Кубок мой уже никто у меня не отнимет. Между прочим, это был наш первый Кубок за 55 лет.

– Вы выиграли Кубок в 99-м, а на первой стадии следующего розыгрыша осенью того же года «Зенит» играл с «Газовиком-Газпромом». Почему вы, Александр, не приехали в Ижевск? У меня был день рождения, собрался полный стадион, «Зенит» приехал, а Панова нет! А мы вас ждали. (Сергей Гилев)

– Эта игра была первой после матча Россия-Украина. Я тогда отпросился, потому что после игры с Украиной не было желания вообще выходить на поле. Тем более вас порадовали – вы победили 2:1. А приехал бы, может быть, Ижевск проиграл бы, а вы бы потом ходили и говорили: «Блин, зачем он приехал!» (смеется). Если серьезно, у меня после Украины совершенно не было эмоций, как, думаю, у всех болельщиков. И ехать через два дня после этого в Ижевск… Сами понимаете. У меня не было ни желания, ни сил.

– Кто на ваш взгляд наиболее достоин Золотого мяча по итогам нынешнего года? (armans)

– Я думаю, что Месси. Почему бы и нет? Мне кажется, что он очень ярко играет, почему бы ему снова не отдать мяч? Если бы Роналду поменьше рекламировал что-то, особенно от перхоти, то я бы и ему пожелал, но так как ему, видимо, уже все равно, реклама от перхоти важнее, то пускай Месси что-нибудь возьмет.. Хави тоже может получить. Я считаю, что многие игроки «Барселоны» достойны – и Иньеста, и Хави. Но Золотой мяч дают нападающим теперь, поэтому Хави и Иньесте будет тяжело. Снейдер и Форлан? Ни тот, ни другой мне особенно не нравится. Лучше Месси не вижу никого, это мое мнение, я могу ошибаться. Я сам нападающий, я вижу нападающих, а не вратарей и защитников. Был бы вратарем, отмечал бы вратарей, был бы защитником, отмечал бы защитников. Но я нападающий, поэтому отмечаю больше людей этого амплуа.

– Вы завидуете успехам и заработкам нынешних игроков «Зенита»? (Tomas Nepotrebko)

– Зависть – это плохо. Не знаю. Конечно, деньги они хорошие зарабатывают, но большие деньги портят людей. Может быть, хорошо, что мы мало зарабатывали, но зато постоянно выкладывались на глазах болельщиков. Они видели нашу самоотдачу и желание победить. Когда-то получалось, когда-то не получалось. Но никто не называл нас толстосумами, не умеющими играть, как я сейчас постоянно слышу по ТВ и радио. Но такие зарплаты – это вопросы к клубам, которые поднимают игрокам зарплатам, хотя, на мой взгляд, игроки не достойны этих денег. Те же 200 тысяч – это уже большие деньги, не говоря уже о миллионе долларов. А миллион долларов сейчас уже стал стандартной суммой для футболиста. Большие деньги людей расхолаживают, они уже получили все, что хотели. Футбол для них уже не любимая игра и спектакль, а просто провождение времени, гламурная тусовка из серии «кто на чем приехал и уехал». Они красуются друг перед другом. Завидовать тут нечему. Каждому по возможности. Мы получали небольшие деньги, но это были заработанные деньги, а не полученные. Как говорил один умный человек: «Много денег – много проблем».

– Александр, вы курите кальян? (А ТЕПЕРЬ И ВАМ)

– Обычно да, но уже давно не курил. После того, как он стал вредным для здоровья, не курю. Говорят, что-то в них подмешивают. А так баловались мы когда-то кальяном. Я курил его раз 15-20 за свою жизнь.

– Вопрос простой: когда закончатся интервью в стиле «Зенит меня обидел» , может хватит? (Bruce Grobbelaar)

– А когда меня «Зенит» обидел? «Зенит» меня не обижал. А хватит или не хватит – это мне решать. Я говорю о «Зените», о политике клуба, о том, что они не хотят выращивать своих воспитанников. Это не значит, что я обижен на «Зенит», я всего лишь констатирую факт.

– Как вы считаете, смогли бы вы сейчас, на данный момент, выступать за сборную России, если бы появилась такая возможность? Планируете ли вы когда-нибудь заняться тренерской деятельностью? (Deluxo)

– Если честно, в данный момент я еще не готов играть за сборную, это все-таки другой уровень. Но я сделал первый шаг – я играю за «Торпедо» и даже начал забивать (улыбается). Я бы с удовольствием вернулся в сборную, но вообще года уже не те – нужно давать возможность молодым футболистам надевать футболку сборной.

Что касается тренерской работы. Интересный вопрос, но пока мне трудно сказать, могу ли я быть тренером. Хочу ли? У меня ведь нет такого опыта. Хотя мысли кое-какие есть – связаны они с детским футболом. Где-нибудь в Москве.

– Вы играете за настоящее «Торпедо»?

– Это то самое «Торпедо», за которое играли Воронин, Стрельцов, Иванов. Другого «Торпедо» здесь нет.

– Хотели бы вы потренировать сборную России? Готовы ли вы приступить к этому прямо завтра? Считаете ли вы необходимым канонизировать Путина? (Вито Манноне)

– Нет, не готов. Даже если бы я хотел тренировать сборную, я бы набрал других футболистов. Которые хотят играть не за деньги. а за честь страны. Таких футболистов осталось мало, а если они есть, то их почти не пускают играть. Тренер сборной должен мыслить широко, а не так: набрал одних футболистов и все. Что значит – Семак не может играть за сборную, да он лучше многих в нынешней команде. Есть в сборной проблема маленького нападающего, нет там такого. Два больших есть, но что толку от этого. А так мысль интересная, почему нет. Моуриньо в футбол не играл, а стал великим тренером. Все возможно, было бы желание. Но пока такого желания у меня нет.

Я думаю, что нет. Путина не надо канонизировать. Лучше Терминатора канонизировать. Ха-ха!

– Саш, такой вот вопрос: как вы относитесь к нынешней сборной России и не считаете ли вы что многие играют в ней не совсем заслуженно, взять, например, Акинфеева? (stallone)

– В какой-то степени соглашусь. Как показал матч со Словакией и Словенией, играет та же сборная с тем же результатом. Значит, надо что-то менять в некоторых позициях. На сегодняшний день Акинфеев играет неуверенно – и в клубе и за сборную. Гол от словаков – это полностью вина голкипера. А что касается других футболистов, то их просто нет. Кого возьмем? Защитников практически нет. Защитники более-менее появились. Всего два нападающих, к которым могут примкнуть Кержаков и Сычев.

Еще проблема есть – у Адвоката «любовь» с Кержаковым. Кержакова в сборной не будет, скорее всего. Это к моим словам об узости голландца.

Хочу, чтобы тренер сборной говорил по-русски. Уже надоедает, когда тренер нашей сборной говорит на иностранном языке. Мог бы хотя бы выучить русский, как Вайсс и Божович. Божович мне нравится. Мне кажется, эта была хорошая кандидатура для нашей сборной. Он более объективен, и, может быть, эти звезды, которыми они себя почему-то считают, заиграли бы по-другому и стали бы настоящими звездами, на которых ходили бы люди и болели бы по-другому. У Божовича, правда, пока не получается с динамовскими звездами, но там вообще какая-то нехорошая аура, с которой смог справиться только Кобелев, но и его, к сожалению, убрали оттуда. Начальники там, мне кажется, совсем потерянные. Эти генералы считают футбол своей игрушкой, а футбол – это не игрушка, а серьезное занятие.

– Когда вы гуляете на улице, вас узнают? До сих пор берут автографы? (Денис Шумаков)

– Да, и не только на улицах. Езжу по городам, там тоже интересуются. Я не хожу и не говорю, что вот я такой Панов. Но все равно узнают. Я никогда не отказывался сфотографироваться с болельщиками, дать автограф. Мы же для болельщиков играем. Если бы я бегал мимо болельщиков, как нынешние игроки – поджав хвост, они бы меня тоже не запомнили.

– Правда, что вы давали интервью, где откровенничали по поводу употребления наркотиков и алкоголя в 90е? Или эта вся жесть обычная выдумка журналюг? Очень прошу ответить на этот вопрос, т.к. был в шоке от прочитанного год назад. (как_Ромео)

– Да, это правда. История жизни, если она такой была, ничего страшного. История обычного пацана. История любви к футболу в страшные девяностые годы. Я не вижу причин, по которым мне должно быть стыдно. Я остался в живых и это главное для меня. Я особо на эту тему не разговариваю, но тогда я давал большое интервью, я ответил по-честному. Девяностые – это был не сахар, многие свернули не на ту дорогу. Это был хороший пример того, что такое жизнь и что такое смерть, многие полегли тогда. Когда ты маленький, ты мыслишь узко – попробовал, понравилось. Я горжусь собой, тем, что я победил это. Я выбрал спорт, я футболист, который радует людей. Любят меня не обязательно, я же не женщина. Я прошел этот путь, закалился, понял что такое друзья. Меня в трудную минуту поддержали. Девяностые годы я вспоминаю с ужасом, но опыт был важный. Это был 90-й год, наркотический бум. Полегло много друзей. Хороший пример грани между жизнью и смертью. На старости лет об этом можно задуматься, а когда ты маленький и глупый, то не понимаешь всей ситуации. 90-е годы я вспоминаю с ужасом и ощущением хорошего опыта, который я пережил будучи мальчишкой из города Колпино.

– Александр, привет из Колпино!) Кто из колпинских ребят с кем ты играл достиг наибольшей вершинки? С кем из зенитовцев поддерживаешь отношения? (колпинский)

– К сожалению, никто из колпинских ребят не заиграл. Наша колпинская школа в глубокой ж... Достичь результата трудно в таких условиях.

С русскоговорящими ребятами из «Зенита» поддерживаю приятельские отношения. Не назвал бы их дружескими, но немало времени проводил с Аршавиным, Денисовым, Малафеевым, Анюковым. В какой-то степени с ними я поддерживаю приятельские отношения.

– Как вы относитесь к журналистам? Вот, скажем, Игорь Денисов принципиально не дает интервью. Вы бы так смогли? И как вы в целом относитесь к критике в СМИ? Ведь во многом СМИ создают общественное мнение. (CeHo)

– Нет, я бы не смог как Денисов. К журналистам я отношусь доброжелательно. Если не будет журналистов, то никто не будет писать, никто не узнает, кто такой Иванов-Петров-Сидоров. Надо поблагодарить СМИ за освещение футбола, даже критичное, потому всегда приятно быть шелковым и пушистым, чем ершистыми и колючими, но критика – это обоснованно и идет на пользу, если человек делает из нее правильные выводы. С журналистами у меня хорошие отношения, нет таких, с которыми я бы не общался. Даже желтой прессы я не боюсь, что они обо мне могут рассказать? А без слухов как жить? Что бы их не было, надо давать интервью, тогда будет конкретный ответ на конкретный вопрос. Многое зависит от человека – если он не любит говорить, то о нем и писать будет нечего. Что услышат о таком, то и напишут.

– Простите за настойчивость, Александр. Понимаю, что у вас не 10 рук, чтобы на все вопросы ответить, но всё-таки, интересно было бы услышать, что же сказал Вам Фабьен Бартез после матча в Париже? (Deluxo)

– Если бы я понимал французский тот период времени, я бы понял. А так мы друг другу руки пожали, обменялись общими фразами: не расстраивайся, удачи. Я подошел, пожал руку чемпиону мира, для меня это была честь. Вторая игра за сборную, чемпионы мира. В этом вот я видел смысл. Но мы выиграли только матч, а впереди было шесть матчей, которые надо было выиграть, чтобы можно было сказать, что сделано все возможное и путевка на чемпионат Европы все-таки добыта. Но сделать этого не удалось. Та победа над Францией оказалась ложкой меда в бочке дегтя.

Но многих людей мы порадовали. Миллионы болельщиков смотрели матч, явно не верили в то, что мы можем победить, а мы победили – это было главное. Я всегда сравнивал футбол со спектаклем. Я сам хожу в театр, меня завораживает, когда люди играют. На футболе весь негатив, который у людей накапливается в повседневной жизни, должен уходить, футболисты должны радовать. К этому я всегда стремился

– Помните ли вы китайский язык? (TZF 12a)

– Я его и там-то сильно не помнил. Слишком сложный язык. Несколько фраз осталось в памяти. Например, «нихао», «цайдье», «сесся». Больше помню этап жизни в Китае, это был очень важный этап. Это был 1996 год – точка моего старта в большом спорте.

– Какие планы у вас лично в «Торпедо»? И какие планы у «Торпедо» вообще? В чем причина резкой смены главного тренера? Как вы уживаетесь с Чугайновым? (dk nik)

– Планы мои: как можно скорее набрать форму, решить задачу выхода в первый дивизион.

С Чугайновым я уживаюсь просто, мы с ним в сборной еще жили в одном номере. Он пришел на смену Павлову, это был выбор руководства. Чугайнов – торпедовец, он в трудную минуту пришел в родную команду помочь ей решить задачу. А времена трудные, потому что «Торпедо» за годы своего существования ни разу не было в первом дивизионе, но в последние году клуб оказывался даже в КФК. И мы пришли в трудную минуту, чтобы помочь клубу вернуть свои позиции.

Болельщиков сейчас ходит на «Торпедо» так же, как всегда – 3-4 тысячи. Торпедовские болельщики – это раз и навсегда. Их мало, но они очень преданные. И когда я хожу в черно-белой футболке, то ощущаю их энергию, и хочу отплатить им своей игрой, поэтому и вернулся.

– Александр, как вы относитесь к натурализации иностранных игроков для выступлений за сборную России, в частности к ситуации вокруг нападающего «Спартака» Веллитона? (Jack Sparrow)

– Честно сказать, неплохо я отношусь. Главное – как Веллитон относится к этой ситуации. Он на голову выше наших нападающих. Другой вопрос: почему сборная Бразилии не берет Веллитона? Для меня это загадка. Могли бы его хотя бы просмотреть для начала. Веллитон наравне с Вагнером, который все-таки играл в сборной Бразилии.

Раз уж других футболистов нет, то Веллитон – оптимальный вариант. Он не заигран ни за одну сборную, мечтает жить в России. Болельщиков «Спартака» бы на сборную больше ходило.

– Акинфеев может после последних неудач стухнуть, как Филимонов после Украины, до 30-ти лет играя в низших лигах ЧР или чемпионате Кипра? Вы ведь были непосредственным свидетелем драмы Филимонова.

– Вратарская тема очень сложна. У них своя психология. Чтобы понять вратаря, надо быть вратарем. Если у Акинфеева будет дальше идти то, что сейчас, тогда описанный вами вариант развития событий вполне реален. Сейчас Игорь уже не тот спокойный, уверенный в себе страж ворот, как в свои лучшие годы. У него есть проблемы не футбольного свойства. Может быть, ему стоит уехать в Европу, чтобы прогрессировать. В России он уже достиг своего предела. Почему Аршавин так боролся за свой отъезд? Потому что чувствовал, что здесь может закончиться как футболист.

Если Акинфеев не хочет уезжать, то будет смотреть на его ошибки, которые, рано или поздно, к чему-то приведут.

– Говоря о том, что нужно Акинфееву, чтобы преодолеть свой спад, какие меры Вы предлагаете тренерам сборной, дабы перестать быть зависимыми от душевного состояния многолетнего и неприкасаемого стража ворот национальной команды? Он ведь был незыблимым первым номером в эти два года, даже когда Рыжиков был объективно сильнее, а сейчас его и Сергеем не заменить, поскольку вратарь «Рубина» стал ошибаться, в частности пропустив ужасный гол в Нальчике. (Алексей Фомин)

– У Рыжикова сейчас есть определенный спад, но это нормально для вратаря, который два года стабильно играл на очень высоком уровне. У него было два эмоционально и психологически напряженных сезона. И когда стали мусолить тему его перехода в «Спартак», произошел спад, потому что у Рыжикова были мысли о «Спартаке», которые мешают ему. Отсюда, может быть, появились расхлябанность, самоуверенность, приведшие к этим ошибкам. Но в принципе Рыжиков надежный футболист, который тащит мертвые мячи и мог бы успешно выступать в сборной.

– Вы поддерживаете отношения с Романом Березовским? (Edo Milanian)

У меня есть его телефон, могу позвонить, пообщаться. Но он сейчас занят своими делами, я своими, поэтому времени на общение у нас мало.

– Почему «Торпедо», а не «Динамо» СПб. Я разочарован, как и многие петербуржцы. (FC_ZENIT)

– Потому что я живу в Москве, в Петербург не планирую перебираться. «Торпедо» стало для меня родным, поэтому я здесь.

– В ваш первый торпедовский этап (2004-2006 гг.) по обстановке в клубе чувствовалось, что с черно-белыми может произойти такое резкое падение вниз? (Алексей Фомин)

– Когда приходил в 2004-м, мне казалось, что мы идем в правильном направлении. Два неплохих сезона, а потом все стало грустно. Я перед сезоном-2006 разговаривал с руководством, что добром эта экономия и распродажа игроков не кончится. Мне почему-то не верили, а зря. Я сказал, что, если так все будет продолжаться, мы вылетим. Они посмеялись и сказали, что никуда мы не вылетим. Устроили роспуск нормальных футболистов вроде Семшова и Зырянова, набрали детей молодых, которые по мячу могут раз-два ударить.

– Петербург и Москва – разные города. Как вам удалось прижиться в столице?

– Я не вижу никаких проблем. В Москву переехал в 2002-м году, когда оказался в «Динамо», и сразу полюбил столицу. И все эти досужие рассуждения между нашими столицами – это все бред. Как сказал классик: «Родина там, где ж… теплее». У меня тоже самое. Меня устраивает уровень жизни в Москве. Не устраивал бы – жил бы в Питере. Не устраивал бы в Питере – жил бы в Колпино. Правда, заграницей жить не хочу.

– Расскажите про этап карьеры во Франции? Почему не получилось нормально заиграть, и, может, это была ошибка уход из «Зенита»? (kilmax)

– Да это была как раз не ошибка, а хороший шаг. Я тогда был первым, кто уехал из «Зенита» за рубеж. За меня дали хорошие деньги клубу, я мог расти, как футболист, во Франции у меня все было хорошо, но из-за серьезной травмы я не мог играть целый год.

В Европе нашему брату сложно, за тобой не бегают, не лижут тебе ничего. Если ты хуже, то играть ты не будешь. Тренеру не важно кто ты такой, главное – как ты играешь. Там более объективно восприятие. А у нас порой не только игра важна.

В Европе уровень селекции куда выше, чем у нас. Тот шлак, который мы в России видим – это не уровень. Извините меня, если один переходит за 20 миллионов из одного российского клуба в другой, да еще и россиянин...Мне этого понять.

Чемпионат стал настолько неинтересный, что смотришь его только потому, что смотреть больше нечего. Люди пешком ходят. Никто не выделяется. Нет индивидуальных футболистов из российских. Разве что Касаева могу вспомнить вот. Легионеры хорошие, конечно, бывают. Веллитон, Вагнер, недавно уехавший Красич. Было бы у нас таких человек 20-30 в командах, то и чемпионат России стал бы лучше.

– Хотели бы вы работать в структуре «Зенита»? Если да, то на какой должности? (Zenit (Sankt-Petersburg))

– Нет, не хотел бы. Ни на какой должности. Там уже есть работники, которые занимают все должности. Я не могу быть зависимым человеком. Ими управляют, у них нет своего мнения, а у меня всегда есть собственное мнение. Таких людей не любят, таких мало. В той же структуре «Зенита» нет творчества, все заточено под схему.

– Любимые фильм, музыка, книга? (Warfair)

– Трудно сказать, что-то из советского, наверное. Типа «Бриллиантовой руки». Люблю слушать разное: транс, прогрессив, хардкор – это я слушаю в машине. В принципе я меломан, слушаю все. Нравится мне танцевальная, как ее называют в Петерберге «колбасная». Сам раньше плясал под такую музыку. Сейчас другие пляшут. Но мы еще и играли, а они только пляшут. Нравится книга Коэльо «Алхимик».

– Когда вы выступали в «Лозанне», это была такая же мощная команда, которая недавно победила «Локомотив»? (Артём Шмелёв)

– Нет, это была другая команда. А то, что «Лозанна» победила «Локомотив», так это «Локомотив» сейчас такой, как «Лозанна». Тогда «Лозанна» была сильнее. Тогда она играла в высшей швейцарской лиге.

– Известный в прошлом нападающий Валерий Рейнгольд назвал Погребняка и Павлюченко после вчерашнего проигрыша сборной чудаками на букву «м». А вы, как форвард, согласны ли с таким определением? :) (Леонид Фигун)

– Нет, я не согласен. Погребняка не могу упрекнуть в отсутствии самоотдачи, он, наверно, единственный, кто всегда бьется, отдается игре. Павлюченко тоже старается, но он мало играет, а такие игроки должны больше играть, а не сидеть. Тогда будет получаться многое. Когда они сидят на скамейках, тогда они не в тонусе. Отсюда, те моменты, которые, казалось бы, реализуемы, отправляются «в молоко». Бесчастных времен отборочного цикла ЧМ-2002, когда не проходил в состав испанского «Расинга», но забивал за сборную, был исключением. Он был рожден в СССР, в нем был патриотизм, вера. Он играл не за деньги, а за честь. Многим сейчас неизвестно, что это такое. Им больше интересно, сколько они получат, где будут жить, куда пойдут и с кем.

– Не кажется ли вам, что в неудавшейся карьере за рубежом, после которой ты реально пропал как игрок, винить стоит только себя, а не лить помои на бывший клуб, а так же на его ГТ, который привел клуб к трофеям, что он игрока Александра Панова не замечал? И не кажется вам, что пардон, плакаться и жалеть, что когда-то в «Спартак» не перешел, просто не уважительно к фанам, которые всегда были рядом и всегда поддерживали? (Шулер)

– Я бы не сказал, что карьера зарубежная не удалась, винить себя не собираюсь. Просто вмешались обстоятельства в виде травмы, после которой было сложно найти себя. Плюс поменялся тренер, пришли совершенно другие люди, все стало по-другому. Все это накопилось и в итоге привело к такому концу французской карьеры.

Я не плакал по поводу перехода в «Спартак» и не переживал. Как фанаты были рядом, так и я был тогда рядом с «Зенитом». Во мне тогда звенел патриотизм, а не деньги, которые были предложены, и перспективы, которые я видел. «Зенит» в то время не мог порадовать перспективой игры в Лиге чемпионов, оттуда было сложнее попасть в сборную. Я не плачу и не рыдаю, а просто констатирую, что по истечению времени, как показала практика, это все оказалось туфтой и пылью.

Я сожалею не о том, что не перешел в «Спартак», а о том, что я мог намного быстрее попасть в Москву, радовать болельщиков, которые не меньше любят футбол, чем в Петербурге, хоть и другого клуба. И главное, решать с этим клубом больших задач. Об этом я жалею. О том, что я не перешел в «Спартак», я не жалею, потому что в то время переход из «Зенита» в «Спартак» был подобен смерти. Да и сейчас. Меня интересовал не сам «Спартак», а те перспективы, которые в то время мне мог дать этот клуб. Этими перспективами была Лиг чемпионов, мой собственный рост как футболиста и желание Олега Романцева видеть меня в клубе. Олег Иванович верил в меня, пригласил в сборную, доверил в ответственном матче место в стартовом составе.

Когда приезжал с «Динамо» и «Торпедо» в Петербург, с трибун неслось в мой адрес всякое. По сути отказ от «Спартака» был лишь отсрочкой от того, чтобы увидеть, насколько эти фанаты относятся к своему воспитаннику. Может быть, то, что не перешел в «Спартак» снизило масштаб травли, который не сопоставим с тем, что случилось с Быстровым. В общем, спасибо болельщикам за любовь. Если бы я раньше знал, что так будет, то, не задумываясь, перешел бы в «Спартак».

– Самый сильный защитник против кого вам доводилось играть?! (Best Raul)

– Это два защитника, они чемпионы мира. Десайи и Тюрам, против которых было очень трудно играть. А с остальными защитниками я в принципе справлялся. Еще Хлестова отмечу. Излишне грубых защитников я не встречал. Они по своей сути должны быть жесткими и грубыми. Бог миловал, меня особо не били, не прыгали сзади. До эпизодов вроде Тишкова-Бодака дело не доходило. И ведь порой и мы нападающие жестко играем с защитниками, отчего им приходится не сладко.

– Какой самый красивый стадион, на котором вы бывали? Скажите, есть ли у вас хобби? Догонит ли ЦСКА Зенит? Расскажите о своей семье? Последняя прочитанная книга? (gangster321)

– Бывал я на разных стадионах, но самый красивый, мне кажется, это Ноу Камп. Но я там не был. В Париже ничего так стадион, атмосфера хорошая. Нет у меня хобби, некогда мне. Дети, работа, бизнес. Марки я не собираю, наклейки тоже.

Я поклонник БМВ, можно сказать, что я их коллекционирую. Две машины есть, думаю о третьей. Хочется иметь по каждой марке. Хотя первая модель мне не нравится, двухдверки тоже – эти машины сами по себе отпадают. X-5 у меня есть. «Семерку» хочу купить. X-6 не нравится.

Семья у меня большая. Супругу зовут Галина. Два пацана – младший Кузьма и старший Никита. Одному шесть, другому четыре. В конце года жду пополнения. Ждем девочку, но и мальчику не расстроимся. Живу я в Москве, в своем доме, который я построил. Дерево посадил, детей родил. Осталось их воспитать, да в люди вывести. Большая дружная семья.

– Как относитесь к покеру и вообще к карточным играм? (Барсаман)

– Играл в покер. Прекрасно отношусь. Когда находился в казино, я в них играл именно в покер. В онлайне, как Бухаров, не играю. Деньги слишком тяжело достаются, чтобы вот так их просаживать. Как кто-то сказал, чтобы выиграть в казино, нужно быть владельцем казино. Азарт должен быть в другом месте.

– Расскажите о Валерии Карпине. Каким он был игроком по-вашему, чего ему сейчас не хватает как тренеру? (Deluxo)

– Валера игроком был хорошим, талантливым. Человеком тоже был хорошим. Мне было приятно с ним общаться. Не хватает ему опыта. Он только начал свой путь, я считаю, что он идет в правильном направлении. У него есть достаточно квалифицированные футболисты, с которыми можно решать большие задачи. Чего я ему и желаю.

– Каков ваш личный рекорд на стометровке? Кого из соперников было трудно обогнать? (Идите в жопу.... В.Уткин)

– Я не легкоатлет, рекорды я никакие не ставил. Но бегал очень быстро. Тренер из легкой атлетики однажды увидел мой забег на сто метров и пообещал мне большое будущее в этом виде спорта, но я отказался. На 30-40 метров мне равных не было, у меня ловкость была и выдающаяся стартовая скорость. Реакция у меня быстрая на все. В футболе просто некуда бежать на сто метров, мы так не бегаем. Все определяется на более короткой дистанции.

В команде на тренировках стометровки не бегаем. Только 30 и 60 метров, если речь идет о коротких дистанциях.

– До скольких лет планируете играть? Имеете ли потенциал вернуться как игрок в высшую российскую лигу? (Onotole Wasserman)

– Хорошая мысль, вернуться в премьер-лигу. Сейчас мне интересно, я как будто заново рождаюсь. Я же закончил карьеру и не собирался ее заново начинать. Но прошло время, и я решил попробовать снова. Пока меня все устраивает. Ничего пока не планирую, хочу доиграть сезон, после чего буду делать определяющие для себя выводы. Но сейчас играть дальше желание и силы у меня есть. Я благодарен руководителям, которые мне дают такой шанс – не в «Зените», не в «Спартаке», а в «Торпедо».

– Если не ошибаюсь, первый гол за «Зенит» вы забили в ворота «Балтики», чем очень нас огорчили. Помните, как это произошло? (miklos*)

– Естественно, помню. Это было в 97-м году. Я вышел на замену при счете 2:1 в пользу «Балтики», тренеру надо было что-то менять. Минут через пятнадцать я получил мяч, ударил под перекладину и попал. Ребята поздравили, все было обычно.

– Как вы считаете лимит – зло? И в каком он виде должен быть по вашему мнению? (m zone)

– Нынешний лимит мне кажется приемлемым. Но качество многих россиян вызывает вопросы. Если все будут такие, как некоторые (не будем называть имен), то пусть хоть все легионеры играют. Но, если не будет россиян, то из кого лепить сборную? У нас уже сейчас в каждой линии проблемы, и я затрудняюсь прогнозировать, что будет через 5 лет. Если клуб хочет добиваться серьезных задач, то должны быть легионеры. Если хотят бороться за выживание, то там легионеры не нужны. Пусть россияне там работают, бьются, прогрессируют. В этом я вижу смысл. А если команда борется за выживание с шестью легионерами, такими же посредственными, как россияне, то какой в этом смысл?

–  К дьяволу вопросы, Сашок! Черт, просто приятно послушать мужика с яйцами, а не этих сваренных вкрутую нытиков с их постсловено-словакским синдромом и гундежом «произошел несчастный случай» и прочая Cacatorium. Вы, ребята, в свое время и без всяких личных контрактов играли и ног не убирали. Вас, Егора Титова, Тихонова, Горлуковича и многих прочих, и посмотреть и, что тоже немаловажно для футбола, послушать после игры всегда было приятно. Без этого сегодняшнего эканья и косноязычия, все больше уходящего в просторы рассуждений о De modo cacandi, ей богу забанят, если напишу это по-русски. Извините за фамильярный тон, просто к вашему поколению мужиков, вам, или вот Виалли, Раванелли, ДельПьеро, Хаджи, Гвардьоле. Всем тем, кто играл в эпоху, предшествующую этому футбольному гламуру слащавых оберток а-ля Криштиану Роналду, испытываешь какое-то родное чувство. Удачи, и давайте уже, ждем вас в тренерах или в футбольных функционерах каких, делитесь с молодежью опытом и главное, воспитывайте ее. (тревелер)

– Спасибо за добрые слова. Приятно общаться с людьми, которые ценят стальные яйца и мужской характер. Спасибо всем, кто провел это время вместе со мной. На все вопросы, к сожалению, не могу ответить. Благодарен всем, кто нашел время, чтобы выразить свое мнение. Я надеюсь, что мои ответы были полезны для вас. Как болельщик, хотел бы всем сказать вот что: сборная у нас одна, ее надо любить такой, какая она есть. Верить в то, что как бы ни складывалась турнирная ситуация, всегда будут люди, готовые играть за национальную команду. Не за деньги, а за честь.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья